Поиск авторов по алфавиту

Автор:Иларион (Троицкий), архиепископ, священномученик

Иларион (Троицкий), архиеп. свщмч. Гностицизм и Церковь в отношении к Новому Завету

Пробная лекция по Священному Писанию Нового Завета,

прочитанная в собрании Совета Московской Духовной Академии 3 мая 1911 года.

Что было, то и есть, а что есть, то и будет. Нет ничего нового под солнцем! Это сказал еще ветхозаветный мудрец — И ученые мудрецы всех времен и народов повторяют обыкновенно истину: "история учит", или, как говорил один из наших отечественных историков, "она есть изъяснение настоящего и пример для будущего" (Карамзин), а люди простые и благочестивые добавляют при этом еще и слова Давидова псалма: "помянух дни древняя и поучихся" (142. 5). В дальнейших строках мы будем говорить о том девятнадцатого и примером для века двадцатого.

Что может быть наиболее интересно для представителей богословской науки во втором веке? Наиболее интересна и наиболее важна та напряженная борьба, которую вела христианская Церковь с гностицизмом; ведь в этой борьбе и зародилась богословская наука. Гностицизм — это было какое-то удивительное сплетение обрывков эллинской философии с мифами и мистериями восточных культов, такое сплетение, что даже и ученые специалисты. затрудняются его распутать и часто склонны бывают объявить совершенно безнадежным вопрос о происхождении гностицизма и вопрос о классификации гностических систем [2]. Гностических учений было множество. Древнецерковные полемисты сравнивают гностицизм с чудовищем, подобным Лернейской гидре, у которой на месте отрубленной головы вырастало две новых, и говорят, что гностические системы появлялись, как грибы [3]. Более снисходительные ко всем вообще еретикам современные ученые разнообразие гностических систем уподобляют причудливым очертаниям вечерних облаков, освещенных прощальными лучами заходящего солнца [4].

Для нас важно отметить лишь то, что гностицизм не был простым рационализмом [5]. Нет, это было религиозное движение, соединявшее религию и философию. Гностики со своим учением о трех родах людей были аристократами, а ведь рационализм всегда в высшей степени демократичен. Гностиков сравнивают с масонами [6]. Они искали таинственного откровения; глубины гносиса, но их учению, открыты только тому, кто pneumaticoV anJrwpoV [7]. Однако нового откровения в тесном смысле этого слова гностицизм не давал [8]. Гностики усвоили для себя христианское откровение и себя называли истинными христианами [9], а отсюда спор между гностицизмом и Церковью о новозаветных книгах Священного Писания и вопрос об их толковании.

Книгами Священного Писания гностики пользовались в самых широких размерах. По выражению Тертуллиана, изречения Священного Писания были для гностиков тем же, чем одежды овчия для хищных волков [10]. Как можно видеть из сохранившегося у Епифания гностического письма Птолемея к Флоре, всякое слово свое они хотели проверять учением Спасителя [11], пытались составить доказательства в свою пользу не только из Евангельских и апостольских слов, но и из закона и пророков [12], без доказательств от Писания они не решались о чем-либо проповедовать [13]. Но к новозаветным книгам гностики подходили со своими собственными уже составившимися системами; они, говорит св. Ириней Лионский, будто в ложном сонном мечтании вторгались в Писания, составив свое собственное предположение (idian upoJesin anaplasamenoi) [14]. He все в новозаветных писаниях могло благоприятствовать гностическим построениям, и нужно было так или иначе приспособить Писание к своим учениям. Искажение христианского учения необходимо влекло за собой порчу самых источников этого вероучения [15]. И, действительно, все писавшие против гностиков свидетельствуют, что они прежде всего искажали самый текст Священных Писаний [16]. Когда в обличение гностиков ссылались на Св. Писание, тогда они, по свидетельству Иринея, начинали обвинять самые Писания, будто они неправильны, различны по изложению (varie sint dictae) [17]. Поэтому гностики считали себя в праве отвергать некоторые книги Нового Завета, причем одна их секта отвергала одни, другая — другие [18]. Одни отвергали писания евангелиста Луки [19], другие— Евангелие Иоанна [20]. Евионеи пользовались только Евангелием Матфея. "Те, которые отделяли Иисуса от Христа", оказывали предпочтение Евангелию Марка. Последователи Валентина пользовались преимущественно (plenissime utentes) Евангелием Иоанна [21]. Еретики, — говорит Тертуллиан, — не принимают некоторых Писаний, а какие и принимают, те искажают вставками и выпусками, приспособляя к своему учению. Ересь если и принимает Писания, то не принимает их в целом виде — non recipit integras [22]. A Ипполит об Апеллесе говорит, что он из Евангелий и из писаний апостольских брал только то, что ему нравилось (ta aresconta) [23].

Наряду с этим у некоторых гностиков было больше священных книг. "Последователи Валентина, — пишет св. Ириней, — без всякого страха предлагают свои сочинения (conscriptiones) и хвалятся, что имеют Евангелий больше, чем сколько их есть. Они дошли до такой дерзости, что свое недавнее сочинение озаглавливают "Евангелием истины", хотя оно ни в чем несогласно с “Евангелием апостолов, так что у них и Евангелия нет без богохульства” [24]. Вообще в среде гностиков, по свидетельству того же Иринея, обращалось несказанное множество апокрифических и подложных (noJwn) писаний, которые они сами составляли [25], помещая туда различные темные и таинственные предания, даже те "неизреченные глаголы", которые слышал cв. ап. Павел, будучи восхищен до третьего небесе (2 Кор. 12, 4) [26].

Кроме того, по свидетельству Иринея и Тертуллиана, гностики оставляли иногда в стороне порядок и связь Писаний, "разрывали члены истины". Слова Писания они переставляли и переиначивали: "Собирая рассеянные по местам слова и имена, переносили их из естественной связи в неестественную" [27]. "Эти люди, — говорит св. Ириней, — сшивают старушьи басни и потом, вырывая оттуда и отсюда слова, выражения и притчи, хотят к своим басням приспособить изречения (ta logia) Божии" [28]. Это напоминает св. отцу, как если бы кто, разобрав мозаичное изображение царя и переставив камни, сделал изображение пса или лисицы и сказал: вот то самое прекрасное царское изображение! [29] В другом месте св. Ириней для иллюстрации того, как произвольно обращаются гностики с текстом Св. Писания, приводит пример, где стихами, выбранными из Илиады и Одиссеи и ловко подобранными, описывается Иракл [30]. Тертуллиану произвольное обращение гностиков с книгами Нового Завета также напоминает разных писателей его времени, которые more centonario составляли из стихов Гомера или Виргилия целые поэмы — центоны [31]. Среди гностиков был особенный человек, которого напрасно причисляют к гностикам; это — Маркион. Положение Маркиона особенное [32]. Это был человек не спекуляций, но практики. Он хотел реформировать Церковь, которая, по его мнению, еще в апостольские времена исказила Христово учение, привнеся в него элементы иудейства. Маркион мыслил себя церковным реформатором [33]. Этот богоборный гигант (o Qeomacos outos gigas), как называет его Климент Александрийский [34], стал на более решительный и откровенный путь тенденциозной критики текста Писаний [35]. Выходя из своей главной мысли о полной противоположности Нового Завета Ветхому [36], Маркион выкидывал из текста новозаветных книг все, что противоречило его мнению [37]. Тертуллиан о Маркионе говорит, что ради своего учения он совершил убийство над Писанием, пользуясь прямо и открыто machaera, non stylo, мечом, а не стилем, не пером, а топором [38]. Маркион manifeste ausus est circumci-dere scripturas — осмелился открыто обрезать Писания, говорит о нем св. Ириней [39]. Вообще церковные полемисты того времени для обозначения развязных критических приемов Маркиона употребляют такие глаголы, как рубить, обрезать, обсекать, подделывать [40]. Не отдельными словами, но целыми листами, по словам Тертуллиана, выкидывал Маркион из подлинного текста [41], а св. Ириней кратко подводит общий итог такой решительной "критической" работы:

"Маркион и его последователи обратились к усечению (ad intercidendas) Писаний, некоторых из них совсем не признавая, а Евангелие Луки и послания Павла сокращая (decurtantes) и почитая то только подлинным (legitima), что таким образом они сократили" (minoraverunt) [42]. Маркион убеждал учеников своих, что он достойнее доверия, нежели апостолы, предавшие Евангелие; сам же передал им не Евангелие, но частицу (particulam) Евангелия, устраняя, в частности, то, что написано о рождении Господа [43]. Выбрав из церковных Писаний то, что ему было угодно, Маркион составил свой канон священных книг [44]. Этот Новый Завет Маркиона заключал в себе Евангелие, переделанное из Евангелия Луки [45], и десять (кроме пастырских и к евреям) посланий ап. Павла, также сокращенных но усмотрению Маркиона [46]. Древнецерковные полемисты ничуть не преувеличивали, говоря, что Маркион занимался "обсечением" Писаний и пользовался при этой своей работе не стилем, а мечом: современная наука вполне все это подтверждает. В Евангелии Луки всего 1151 стих, а как можно видеть из кропотливых изысканий Теодора Цана, Маркионом совершенно опущено 324 стиха, сделаны различные изменения в 60-ти стихах; кроме того, о 190 стихах нет определенных данных; так что лишь о половине текста канонического Евангелия Луки можно определенно сказать, что она была усвоена Маркионом в его анонимное Евангелие [47]. Таково было "свободное" отношение гностиков, особенно Маркиона, к канону и тексту новозаветных книг. Но и другим, не менее лукавым, по словам Тертуллиана, образом накладывали гностики руки на истину, давая ложные толкования тому, что принимали и в неповрежденном виде [48].

Не все в Писании, по мнению гностиков, было равноценно. Наиболее радикальным был взгляд валентиниан, но которому не только апостолы, но и Сам Господь говорил, то от Демиурга, то от средины, а иногда от высоты (a medietate, interdum autem a summitate fecisse sermones) [49]. Чем руководились валентиниане при разделении Писаний на эти три части, совершенно неизвестно; очевидно, своим только произволом [50]. По существу довольно близко подходит к этому взгляду и весьма распространенная среди гностиков так называемая теория аккомодации. По этой теории Иисус Христос и Его апостолы не всегда говорили ясно и определенно, а приспособлялись к тому состоянию, в котором находились их слушатели [51].

Сам Христос учил апостолов образами и притчами, и только иногда но отдельности ясно и определенно, притом не всех, а только тех, кто мог воспринять полную истину в ее чистом виде [52]. А поэтому почти все Писание — как бы загадка и притча, которую нельзя понимать буквально, и в словах Христа: "ищите и найдете" гностики видели прямую заповедь искать скрытого в Писании таинственного смысла [53]. А смысл этот можно найти лишь посредством аллегории, и вот мы видим, что не только притчи, но и исторические части Нового Завета подвергались у гностиков аллегорическому истолкованию. "Взявшись, — говорит св. Ириней, по пословице, из песку вить веревки, пытаются к своим положениям приладить (prosarmozein) с видом вероятности Господни притчи, или пророческие изречения, или апостольские слова, чтобы вымысел их не казался неимеющим никакого свидетельства" [54]. "Притчи и иносказания, которые но обоюдности (to amjibolon) могут посредством изъяснений (аллегорического) быть относимы ко многому (eiV polla elcein), они иногда с великим насилием и хитро, приспособляют (ejarmozonteV) к своему вымыслу" [55]. Пользуясь аллегорическим методом толкования, гностики находили в Св. Писании все, чего только они там тенденциозно ни искали [56]. Преимущественно в первой книге Иринея "против ересей", в Excerpta ex scriptis Theodoti и в разных фрагментах мы видим целый ряд гностических толкований Нового Завета, причем одно толкование причудливее другого и даже одно место иногда истолковывается по-разному [57]. Приведем несколько примеров. "Где только употребляется слово "век" или "века" (aiwn, h aiwneV), везде они находят указание на этот эонов", — жалуется св. Ириней. Тридцать эонов указаны в Писании тридцатью годами, в которые Спаситель ничего не делал явно [58]. Произведение двенадесятицы эонов (thV dwdecadoV twn Aiwnwn) гностики видели в том, что Господь, будучи 12-ти лет, беседовал с книжниками, а также и в избрании двенадцати апостолов. Остальные восемнадцать эонов указаны в том, что Господь, по воскресений из мертвых, пребывал (diutrijenai) с учениками восемнадцать месяцев. Кроме того, двумя начальными буквами Его имени Иисус, т. е. иотою (i) и итою (h), по мнению гностиков, будто бы указаны восемнадцать эонов. Первая буква в имени Господа Иисус — иота (i) означает десять эонов, почему Спаситель и сказал: иота едина или едина черта не прейдет, пока не исполнится все [59]. Учение об отпадении двенадцатого эона гностики видели в отступничестве Иуды, двенадцатого апостола, в страдании Господа в двенадцатый месяц года, в исцелении кровоточивой женщины после двенадцатилетней болезни [60]. Еще пример. В притче о винограднике (Мф. 20, 1-16) говорится, что хозяин выходил для найма работников в первый, третий, шестой, девятый и одиннадцатый часы. Если сложить эти числа, получится тридцать, а это, по мнению гностиков, указание на тридцать эонов [61].

Приведенные примеры, не принадлежащие к числу худших [62], показывают, как далеко заходили гностики в аллегорическом толковании новозаветных книг, и можно вполне согласиться с Тертуллианом, что подобное толкование вредило истине не меньше, чем самая порча текста [63].

Нам остается еще добавить, что Маркион совершенно не хотел знать аллегорического толкования и был сторонником исключительно буквального понимания текста [64]. Да и другие гностики при случае упорно настаивали на буквальном смысле, если это благоприятно было их учению [65].

Таково было отношение гностиков к Новому Завету.

Пред церковными писателями лежала задача — защитить апостольское наследство Церкви от вражеских нападений, а также и установить свое, церковное отношение к книгам Нового Завета. Как же исполнили эту весьма важную задачу церковные писатели второго века?

Прежде всего обращает на себя внимание тот факт, что церковные писатели второго века очень мало занимаются легальной разработкой исагогических вопросов; они вообще утверждают, что Писания имеют происхождение от апостолов [66], как бы мимоходом замечают, что та или другая книга Нового Завета написана именно определенным известным лицом, [67] но вопросом о каноне священных книг, подробным доказательством подлинности той или другой книги, историей и критикой текста, одним словом, исагогикой в нашем смысле этого слова церковные писатели почти не занимаются. Четыре страны света, четыре главных ветра, четыре лица у херувимов, четыре вида животных, четыре главных завета, — всего этого, но мнению св. Иринея, вполне достаточно для доказательства того, что и Евангелий может быть только четыре [68], и св. Ириней чувствует себя вправе называть невежественными и дерзкими тех, кто привносит видов Евангелия больше или меньше [69].

Но вместо этого, церковные писатели высказывают свой принципиальный взгляд на Писание и на всякие споры о нем. Рассуждать, по словам Тертуллиана, должно прежде всего только о том, кому принадлежат Писания (cujus sint Scripturae) [70], чтобы не допускать к ним того, кому они не принадлежат [71]. Писания принадлежат только Церкви [72]; еретиков же и допускать не нужно к состязанию о Писании; они не христиане и не имеют никакого права на христианские Писания [73]. Еретиков Церковь может спросить: кто вы такие? Вы не мои, что же у меня делаете? Ты, Маркион, но какому праву рубишь мой лес? С чьего позволения ты, Валентин, превращаешь (transvertis) мои источники? Какою властью, Апеллес, изменяешь мои границы? Что вы, прочие, здесь сеете и пасете по своему произволу? Это мое владение. Я владею издавна. Я имею твердое основание от самих авторов, которым Писание принадлежит (ab ipsis auctoribus, quorum fuit res). Я наследница апостолов. Вас, конечно, навсегда они лишили наследства и отвергли, как чужих, как врагов [74]. Преимущественно против Маркиона выдвигает Тертуллиан свой любимый аргумент давности, argumentum praescriptionis: что древнее, то и есть истина [75]. По мнению Тертуллиана, аргумент древности единственный надежный в решении вопроса о подлинности Евангелий, иначе конца не будет взаимным упрекам в подложности Писаний. Но бесспорно, церковные Евангелия древнее Маркионова Евангелия. Евангелия в Церкви были и раньше Маркиона, и сам Маркион, когда принадлежал к Церкви, признавал Евангелия церковные, а свое он сочинил уже только после того, как был извергнут из Церкви и впал в ересь. А потому именно Маркион есть исказитель Евангелия, обращавшегося в Церкви от времен Тиверия до времен Антонина [76]. Таким образом, Церковь — хранительница книг Нового Завета. Что издавна сохранялось в Церкви, то и несомненно подлинно. Евангелие — столп и утверждение Церкви (stuloV cai sthrigma EcclhsiaV) [77], но Церковь же и сохраняет Писание, Писание и Церковь неотделимы друг от друга. Эта непоколебимая уверенность и заменяла церковным писателям второго века все исагогические исследования. А потому, пишет св. Ириней, должно прибегать к Церкви и воспитываться в ее недре и питаться Господними Писаниями. Ибо Церковь насаждена как рай в этом мире. Посему "от всякого дерева райского можешь вкушать" — говорит Дух Божий, т.е. вкушайте от всякого Писания Господня [78]. В Церкви неподдельное соблюдение Писаний, без прибавления и убавления, и чтение Писаний без искажения [79].

Больше находим у церковных писателей рассуждений о толковании Священного Писания. Прежде всего они решительно отвергают как взгляд на Св. Писание валентиниан [80], так и теорию аккоммодации [81], а затем дают, так сказать, имманентную критику гностической экзегетики, обнаруживают "запутанность и нелепость, несостоятельность и натянутость" их толкований [82], натянутость придуманных ими значений для встречающихся в Писании чисел [83]. Указывают, наконец, тот произвол, с которым гностики одним числам и событиям придавали известное значение, а другим, совершенно подобным, никакого значения не придавали. Гностики, например, говорят, что исцеленная после двенадцати лет болезни кровоточивая женщина указывает на двенадцатого страждущего эона. Хоть это толкование и натянуто, и непонятно, но пусть будет так. Но ведь из Евангелия мы знаем, что Господь исцелил и другую женщину после восемнадцати лет болезни, и расслабленного, страдавшего тридцать восемь лет. Почему же эти лица не изображают восемнадцатого или тридцать восьмого страждущего зона? Если все, совершенное Господом, есть подобие того, что находится в Плироме, то подобие это должно быть соблюдаемо во всем [84].

Но наряду с этим св. Ириней и Тертуллиан пытаются установить некоторые принципы церковного экзегиса. Прежде всего они утверждают, что в Писаниях пророков не все притчи и образы; многое сказано яснее светлого дня, без всякой аллегории. Аллегории пророки употребляли только иногда [85]. Да и аллегория всякая должна быть понимаема прежде всего буквально. Надобно, чтобы вещь существовала сама но себе раньше, нежели будет взята образом для другой [86]. Если обратиться к Евангелию, то и здесь нельзя согласиться, будто Господь всегда говорил притчами. Христос не всем и не всегда говорил притчами. Правда, Господь иногда и ученикам Своим говорил притчами, по Писание всегда в таких случаях добавляет: говорил им в притче. Из этого можно видеть, что обычно-то Господь говорил без притчи. Кроме того, Господь Сам же нередко и объяснял притчи [87]. Истинное толкование Писания и должно отправляться от того, что в самом же Писании сказано ясно и определенно. Pauca multis, dubia certis, obscura manifestis, т. е. немногое многим, сомнительное известным, темное ясным — эти краткие слова Тертуллиана прекрасно выражают сущность всего того, что мы находим у антигностических писателей по вопросу о толковании Священного Писания [88]. Притчи могут допускать мною толкований (absolutiones), но кто не согласится, что из них утверждать что-либо в исследовании о Боге, оставляя известное, несомненное и истинное, есть дело людей неразумных, бросающихся в опасность? Не значит ли это строить свой дом не на твердом, крепком и открыто лежащем камне, а на рассыпающемся песке? [89] Потому-то еретики своими толкованиями и завязывают неразрешимый узел (nodum iusolubilem) [90]. Нельзя толковать притчи на основании того, что само сказано неясно и неочевидно [91]. Они получают разъяснение из того, что ясно, понятно и согласно между собою [92]. Кто непонятное объясняет понятным, тот толкует Св. Писание безопасно, и притчи получат тогда одинаковое толкование от всех, и истина (veritatis corpus) сохраняется целой и без повреждения [93]. Притчи в Св. Писании признаются, но не принимается богохульный смысл (thn blasjhmon upoJesin), который им навязывается [94].

Кроме того, не следует стремиться к тому, чтобы в притчах была истолкована каждая мелочь [95]. Да и вообще-то не нужно стараться узнать из Писания все, что хочется. Многого мы не знаем и не можем знать, а потому и должны предоставить все это Богу [96]. "Если таким образом некоторые из вопросов (zhthmawn) предоставим Богу, то и веру нашу соблюдем и пребудем безопасны, и всякое данное нам Богом Писание окажется для нас согласным, и притчи будут согласны с тем, что сказано прямо (diarrhdhn) и сказанное ясно послужит к объяснению притчей (epilusei taV parabolaV), и во многогласии выражений почувствуется единая согласная мелодия, восхваляющая песнями создавшего все Бога" [97].

Таким образом, своим экзегетическим принципам церковные писатели придавали, по-видимому, весьма важное значение, но это только по-видимому. Дело в том, что аллегорический метод толкования не был изобретением гностиков. Это был общий научный метод того времени [98]. Этим методом стоики толковали поэмы Гомера [99]. К Ветхому Завету этот метод толкования был применен еще Филоном, который много сделал как для развития этого метода, так и для его распространения [100]. Церковные писатели второго века вполне усвоили себе Филоновский метод толкования Ветхого Завета, усвоили не только герменевтику, но и самую экзегетику [101]. Аллегорическое толкование Ветхого Завета во втором веке называли "гносисом" [102]. Можно даже утверждать, что аллегорический метод был необходим в древней Церкви [103]. Он и после долго сохранялся в Церкви, преимущественно у писателей-аскетов, которые все события библейские прилагают к духовной жизни, а в гомилетических произведениях аллегорический метод заявляет о себе и до сего дня [104]. И весьма замечательно, что сам Ириней при толковании Св. Писания всецело пользуется методом своих противников, которых так резко порицал [105]. Стоит только посмотреть образцы его толкований, например, женитьбы Моисея на эфиоплянке [106], истории Лота [107], омовения Христом ног учеников [108], ослицы Валаамовой [109] и др., и кажется, что св. отец совершенно забыл те прекрасные правила, которые сам же он так настойчиво рекомендовал гностикам. Именно у Иринея мы впервые встречаемся с аллегорическим толкованием Нового Завета [110]. Аллегорический метод толкования не чужд и Тертуллиану [111].

Таким образом, при толковании Священного Писания церковные писатели пользовались общенаучным методом своего времени, но это только потому, что научного изучения Священного Писания они вовсе не считали высшим, тем менее единственным способом постижения Христовой истины, не думали они вообще, что живая истина достигается научными методами. Принципиально Тертуллиан даже отказывается вести с еретиками научный спор на основании Писания. В этом споре или совсем не может быть победы или она мало вероятна [112]. Если спорить от Писания, то только повредишь мозгам да желудку, потеряешь голос и дойдешь до бешенства от богохульства еретиков [113]. Да и вообще нужно помнить, что вера спасает, а не изучение Писаний. Изучение Писаний удовлетворяет любознательности и доставляет славу учености. Но, восклицает Тертуллиан, cedat curiositas fidei, cedat gloria saluti! Пусть любознательность уступит место вере, пусть слава уступит место спасению! Пусть не ворчат они или пусть успокоятся! [114]

Где истинная вера, там истинное Писание, там и истинное его толкование: [115] Но истинная вера только в Церкви [116], и потому познания истины нельзя отделять от церковной жизни. Истина не достигается в изучении Писаний рассудком отдельной личности [117]. Истинное понимание Писаний не отделяется от общей церковной жизни: "В Церкви только правильное (legitima) и тщательное, безопасное и чуждое богохульства истолкование Писаний и превосходный дар любви, который драгоценнее познания и славнее пророчества и превосходнее всех других дарований" [118] Разумнее Писаний — одно из проявлений Духа Святого, живущего в Церкви, а потому вне Церкви оно и невозможно [119].

Так сказать, творческое самосознание Церкви выражено в "правиле веры" (regula fidei), т.е. в символе [120], который один и неизменен [121]. У еретиков новейшие учители стараются каждый день помыслить что-нибудь новое, о чем раньше никто не помышлял [122]. Желая быть более софистами слов, чем учениками истины [123], еретики без Церкви, без матери, без отечества, без веры блуждают, как изгнанники [124], и достойно падают в незамечаемую ими яму неведения, всегда ища и никогда не находя истины [125]. Не то для человека церковного. Для него большее или меньшее знание, но мере разумения, состоит не в изменении самого содержания правила веры (хотя бы на призрачном основании "от Писания"), но в том, чтобы тщательно исследовать сказанное в притчах соглашать с содержанием веры (iceioun th thz pistewz upoJesei) [126]. Вера заключена в "правиле"... Ничего не знать противного правилу веры — значит знать все. Можешь сколько угодно удовлетворять жажду любознательности, только не противоречь Церкви, ее "правилу веры" [127]. А потому в отношении веры в Церкви все равны. "Ни весьма сильный в слове из предстоятелей церковных (en taizecclhsiaiz proestwtwn) не скажет иного в сравнении с этим правилом (ибо никто не выше Учителя), ни слабый в слове не умалит предания. Ибо так как вера одна и та же, то и тот, кто многое может сказать о ней, не прибавляет, и кто мало, не умаляет" [128]. Внешнее знание вообще особенно большой цены не имеет, ибо ко спасению приводит только благодатная жизнь Церкви. Верующий простец (idiota religiosus) много лучше богохульного и бесстыдного софиста [129]. "Поэтому лучше и полезнее оставаться простыми и малознающими и приближаться к Богу посредством любви, нежели считая себя много знающими и очень опытными, оказываться хулителями своего Бога... И потому-то Павел восклицает: "знание надмевает, а любовь назидаег" (1 Кор. 81); не то, чтобы он порицал истинное знание (veram scientiam) о Боге, — иначе он прежде всего обвинил бы себя самого, — но он знал, что некоторые, надмеваясь под предлогом знания, оставляют любовь Божию... и потому, отсекая их тщеславие таким знанием, говорит: "знание надмевает, а любовь назидает"... Итак, гораздо лучше, если кто-либо ничего не зная, не постигая ни одной причины, почему какая-либо из сотворенных вещей создана, верует в Бога и пребывает в Его любви, чем, надмеваясь таким знанием, отпадать от любви, которая животворит человека; (лучше), если он не гонится ни за каким другим знанием, кроме знания Иисуса Христа, Сына Божия, распятого за нас, чем чрез хитрые вопросы и тонкие речи (minutioloquium; другое, что: multiloquium — многословие) впадать в нечестие" [130].

Вот что ответила гностикам Церковь второго века устами св. Иринея и Тертуллиана. Гностик, руководимый своим религиозным интересом, подходил к источнику христианского откровения с сосудом своего рассудка и почерпал оттуда все свои "бесконечные родословия", почерпал все, чего хотел, пользуясь аллегорическим методом толкования и не останавливаясь иногда даже пред изменением самого текста. Церковные писатели поставили книги христианского откровения в неразрывную связь с самою церковной жизнью. Сохранение книг Нового Завета Церковью ручается за их подлинность, и только вселенское самосознание единой Церкви Христовой дает непогрешимое толкование этим книгам. А своим примером церковные писатели второго века показали, что всякий научный метод толкования Священного Писания вполне законен и хорош, но к истине он будет приводить только того ученого исследователя, который вселенское самосознание и благодатную жизнь Церкви ставит выше своего личного разумения. При чтении их сочинений чувствуешь — и нельзя не чувствовать! — что они, — родоначальники церковной богословской науки — жили в Церкви и горячо веровали во едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь [131]. Веру эту и завещали они всем своим преемникам на поприще церковной богословской науки.

Виновник всех ересей и заблуждений, апокалипсический дракон, древний змий, обольщающий всю вселенную (Апок. 12, 9), этот змий, несмотря на всю свою несомненную талантливость и обширную практику в течение 7419 лет, очень часто, можно даже сказать постоянно повторяется. Как гностики второго века в книгах Священного Писания искали оправдания своим религиозным системам, так и после нецерковные люди искали в них оправдания своим философско-научным построениям, а в последнее время — своим социально-экономическим и политическим учениям, ищут этого оправдания, "будто в ложном сонном мечтании вторгаясь в Писание", ищут и — находят, "искусно приспособляя к своим басням Божественные изречения". Как из рога изобилия сыплются самые ужасные обвинения Церкви в том, будто она исказила учение Христово; Церковь богохульно обзывается восстановительницей ада, разрушенного Христом. Взамен "церковного христианства" создаются новые учения, которые называются "единственно истинным", "Евангельским" христианством. Учения эти вырастают как грибы. И что же? Всем этим смелым и гордым реформаторам Церкви приходится пользоваться приемами древнего Маркиона с тем только различием, что они часто хотят служить лишь одной "свободной" науке и совсем умалчивают о религии [132]. Разве в самом деле не напоминает Маркионова меча вся эта новозаветная шперкритика, которая самодержавно и неограниченно господствовала в западной протестантской науке до конца прошлого века, когда началось утешительное обратное движение к традиции, особенно в трудах Цана и Гарнака [133]. И разве более совершенные научные методы удерживали от заблуждения тех, кто не хотел знать авторитета церковного? Нет, когда начинают толковать Новый Завет независимо от Церкви, то и без аллегорического метода достигают не менее неожиданных и произвольных результатов, чем гностики второго века. Над всеми веками в полной мере оправдывается мудрое изречение Климента Александрийского: "Люди, предавшиеся страстям, насилуют и Писание сообразно со своими пожеланиями" [134]. Разве гений немецкого народа не дал нам художественного образа "независимого", самостоятельного и ученого толкователя Нового Завета?

Тесная готическая комната с высокими сводами. Фауст рассуждает:

Возьму я подлинник раскрою,
С правдивым чувством, я взалкал
Святой оригинал
Перевести мне речию родною.
(Он открывает том и готовится)
Написано: "В начале было Слово".
Вот я и стал! Как продолжать мне снова?
Могу ли слову я воздать такую честь?
Иначе нужно перевесть!
Коль верно озарен исход тяжелых дум,
То здесь написано: "В начале был лишь ум”,
На первой строчке надо тщиться,
Чтобы перу не заблудиться!
Ум — та ли власть, что все подвигнув сотворила?
Поставлю я: "была в начале сила",
Но в миг как собралась писать рука моя,
Предчувствую, что все не кончу этим я.
Вдруг вижу свет! Мне дух глаза открыл!
И я пишу: "В начале подвиг был" [135].

Но вот и не художественный образ, а самый близкий к нам исторический факт, в котором как бы воплотился художественный образ Гёте. Правда, обстановка совершенно иная. Низкая широкая комната. Налево от входной двери висит простой армяк. Иконы нет; в одном углу висит коса, а в другом стоит лопата. За столом в простой одежде сидит старик и, нахмуривши свои большие брови, пишет. Это Лев Толстой, какой изображен на известной картине И.Е.Репина ("Гр. Л.Н.Толстой в своем рабочем кабинете в Ясной Поляне"). Иначе рассуждал яснополянский Фауст при толковании и при переводе пролога ев. Иоанна, своим рассуждениям придал вид ученой филологической работы. И что же? В результате всех его рассуждений получился уже такой перевод первых стихов ев. Иоанна: "Началом всего стало разумение жизни. И разумение жизни стало за Бога, и разумение-то жизни стало Бог" [136].

Мы можем даже утверждать, что древний Маркион как бы снова жил на наших глазах. Тот древний Маркион был родом из Понта, о котором так много недоброго говорит Тертуллиан, [137] — наш Маркион жил в Тульской епархии, в крапивенском уезде, о которых ничего особенно дурного сказать нельзя [138]. Оба они — и Маркион, и Толстой — обвиняли Церковь, но сами-то начинали именно с "обсечения" Евангелия. Маркион, как выше упомянуто, выкинул из Евангелия все, что говорится там о рождении Христа, и в "кратком изложении Евангелия" Толстого нет ничего о рождении Сына Божия от Девы Марии. Отрезан Толстым и конец Евангелий, где говорится о воскресении Сына Божия из мертвых. Мало того, Толстой сам говорил, что предосудительно и даже безбожно — вы думаете искажать Евангелие? — нет, принимать его в целом виде, а потому Толстой и из средины Евангелия выкинул все то, что ему показалось "ненужным", [139] и галилейский Учитель вынужден был, таким образом, говорить только то, что прикажет Ему яснополянский лжеучитель.

Так, наблюдая за новейшими нападениями на Церковь, видишь, что все они в высшей степени не новы. Когда люди хотят без Церкви толковать Евангелие, они идут путем Маркиона и гностиков и очень скоро остаются совсем без Евангелия. А потому и мы можем вместе с церковными писателями второго века открыто и громко провозглашать ту истину, что в Церкви только действительное соблюдение Писаний и правильное их истолкование, ибо, по Апостолу, не отдельная личность в своей эгоистический рассудочной обособленности, а Церковь Бога жива с ее соборным сознанием есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15). Писание лишь для того, кто причастен к церковной жизни. А вне Церкви и без Церкви нет и Священного Писания!

Архиеп. Иларион (Троицкий). Без Церкви нет спасения. М.-СПБ.: Сретенский монастырь, издательство "Знамение", 1998


Примечания

[2] См. проф. Болотова В. В. Лекции по истории древней Церкви. Вып. 2. СПб. 1910. Стр. 171, 185-187. Harnack A. Lehrbuch der Dogmengeschicte, Bd. 1.4-te Aufl.Tubingen. 1909. S.267 fig. Friedrich Loofs. Leitfaden zum Studium der Dogmengeschichechte. 4-te Aufl. Hallea. S.1906. §16, 3. SS. 106-107. Thomasius. Die Dogmengeschichte der alten Kirche. 2-te Aufl. Eriangen. 1886. S. 77.

[3] Irenaeus. Contra haereses. I.29. 1;I.30,15. Migne, P.G., t.7. coll. 691 В. 704А. Сочинения святого Иринея, епископа Лионского, изд. в русск. переводе прот. П. Преображенского. СПб., 1900. Стр. 98, 108. Hippolyt. Philosoph. V. 11. Migne, P.G., t.16, col.3159В. Срв. св. Епифания Кипрского Панарии, 31.1. Творения. Изд. Московской Духовной Академии. 4.1. Москва, 1863. Стр. 277.

[4] Thomasius. Die Dogmengeschichte. S. 83: Wie Nebelgebilde, auf welche die Sonne einzelne Strahlen wirft, sehen wir diese mannigfaltigen gnostischen Systeme an.

[5] Как это настойчиво утверждает Dr. Ioseph Schwane. Dogmenheschichte der vornicanischen Zeit. 2-te Aufl. Freiburg im Breisgau. 1892. § 74. S. 459.

[6] Проф. Болотов В.В. Лекции по истории древней Церкви. Вып.2, стр.179-180.

[7] Более подробную характеристику гностицизма именно как религиозного, а не рационалистического явления дает lic. theol. Rudolf Liechtenhan. Die Offenbarung im Gnosticismus. Gottmgen. 1901. SS. 84—85. 98—103. 162—164. Сравн. проф. В.В. Болотов. Лекции по истории древней Церкви. Вып. 2. Стр. 174-175. A.Harnack. Dogmengeschichte, I. SS. 249-155.

[8] К этому именно выводу приходит Rud. Liechtenhan после тщательного исследования положения пророчества в различных гностических сектах. Die Offenbarung im Gnosticismus. SS. 5-42)

[9] Ипполит старается доказать, что маркосиане не христиане, а пифагорейцы (Philos. VI 52: ou Cristou maJhtaV, alla PuJagorou. Migne, PG. t. 16, col. 3282B). Очевидно, сами они считали себя христианами. Наассены себя только одних называли христианами (Philos. V. 9: cai esmer ex apantwn anJrwpwn hmeiV cristianoi monoi en tu trith pulh apartizonte, to musthrion cai criwmenoi ecei alalj crismati ec ceratoV wV Dabid. Migne, PG., t. 16. coil. 3159-3160). Когда гностиков называли еретиками, они протестовали, как это известно о валентинианах. (Iren. Contra haer. III. 15. Migne, PG., t.7, col. 918A-B. Сочинения. Стр. 273). Маркион и Валентин несколько раз обращались к Церкви, пока не были отлучены окончательно. (Tertullian. De praescriptionibus, cap. 30. Migne, PL., t. 2, col. 49A). Маркионит Мегефий в диспуте с Оригеном настаивает на том, что он христианин (См. Dosputatio Origenis cum Megethio Manichaeo, 1, 8. Dr. С. P. Caspari. Kirchenhistorische Anecdota nebst neuen. Ausgaben patristischer und kirchlichmittelalterlicher Schriften, 1, Christiania. 1883. Pp. 12-13). Срвн. Епифания, Ианарий, 27. 3: они (карпократиане) присвоили себе именование христиан и соблазняются ими языческие народы. Творения. 4.1, стр. 1Х2. Tertull. Adv. Valentinianos, cap. 27: plane et ipsi imaginarii Christiani. Migne, PL., t. 2, col. 620A.

[10] De praescr. cap. 4. Migne, PG., t. 2. col. 18B.

[11] Ptolom. Bpist. ad. Floram. 10: meta cai tou canonisai pantaV touV logouV th to SwuthroV didaucalia. Epiph. Ilaer. 33. 7. Migne, PG., t. 41. col. 586C. Творения. Ч.1, стр. 374.

[12] Irinaeus. Contra hacr. I 36 Migne, PG., t.7., col. 477A. Сочинения. Стр.29.

[13] Tertull. De resurrect, carnis, cap. 63; hae (haereses) sine aliquibus occasionibus Scripturarum audere non poterant. Migne, PL., t. 2, col. 934B. Cfr. de praescr. cap. 15: Sed ipsi de scripturis agunt, et de scripturis suadent. Aliunde scilicet suadere non possent de rebus fidei, nisi ex litteris fidei? Migne, PL., t. 2, col. 33A: sine scripturis (haereses) esse non possunt. col. 65A.

[14] Contra haer. 1. 9, 3. Migne, PG., t. 7, col. 544A. Сочинения. Стр.48.

[15] Tertull. De praescr. cap. 38; hae (haereses) sine aliquihus occasionibus Scripturarum audere non poterant. Migne, PL., t. 2, col. 934B. Cfr. de praescr. cap. 15: Scd ipsi de scripturis agunt, el de scripturis suadent. Aliunde scilicet suadere non possent de rebus fidei, nisi ex litteris fidei? Migne, PL., t. 2, col. 33A: sine scripturis (haereses) esse non possunt. col. 65A.

[16] Об отношениях к новозаветным писаниям валентиан и Василида подробно см. Theodor Zahn. Geschichte des neutestamentlichen Kanons. Bd. I 2. Eriangen und Leipzig. 1889 SS. 718-763, 763-774.

[17] Contra haer. I. 2, 1. Migne, PG., t- 7, col. 846A. Сочинения, стр.221.

[18] См. Contra haer. III. 11, 9. Migne, PG., t. 7, col. 890A. Сочинения, стр. 250.

[19] Contra haer. III. 14, 3. Migne, PG., t. 7, coil. 915 916. Сочинения, стр. 270-272.

[20] Contra haer. III. 11,9. Migne, PG., t. 7, col. 890В. Сочинения, стр.251.

[21] Contra haer. III. 11, 7. Migne, PG., t. 7, col. 884B-C. Сочинения, стр.248.

[22] De praescr. cap. 17. Migne. PL., t. 2, col. 35A. Cfr. Clem. Alex. Strom. VII. 16. Migne, PG., t. 9, col. 533B.C.

[23] Philosoph. VII 38. Migne, PG., t. 16, col. 3346A.

[24] Contra haer. III. 11, 9. Migne, PG., t. 7, col. 891A-B. Сочинения, стр.251.

[25] Contra haer. I. 20, 1. Migne, PG., t. 7, col. 653A. Сочинения, стр. 80. О псевдоэпиграфической литературе гностиков см. у Liechtenhan"a. Die Offenbarung im Gnosticismus, SS. 43 figg.

[26] Hippol. Philosoph. V8: tauta, fhsin, esti ta tou pneumatoV arrhta musthria, a hmeiV monoi. Migne, PG., t. 16, coll. 3146C-3147A. Cfr. Tertull. De praescr. cap. 24; hocsealiquahaeresis sequi affirmat. Migne, PL., t. 2, col. 43A. Iren. Contra haer. 11. 30, 7. Migne, PG., t. 7, col. 819-820. Сочинения, стр. 202-203. То же самое свидетельствует о маркионитах армянский писатель V века Вардапет Узник (Wardapet Eznik von Kolb). См. его сочинение “Против сект”. Кн. 4, гл. 3. Немецкий перевод loh. Michael Schmid"a. Bibliolhek der alien armenischen Literatur in deutschen herausgegeben von der Wiener Mechitharisten-Congregation. Bd. I. Wien. 1900. SS 180-181. Епифаний сообщает о кайянах, что у них было сочинение “Anabaticon Paulou”. Haer. 38. 2. Migne, PG., t. 41, col. 656D. Творения, ч. 2, стр. 86: “А еще от имени апостола Павла вымыслили иное сочиненьице, наполненное непозволительными речами, которым пользуются и так называемые гностики; это сочинение называют “восхождение Павлово”, найдя предлог к тому в словах апостола, что он восходил до третьего небесе и услышал неизреченны глаголы, ихже не лесть есть человеку глаголати (2 Кор. 12. 2, 4). И это-то, говорят, и есть неизреченны глаголы”.

[27] Contra haer. 1. 9, 4. Migne, PG., t. 7, со). 544А-В. Сочинения,стр.48.

[28] Contra haer. 1. 18, 1. Migne, PG., t. 7, col. 521, 524. Сочинения,стр. 41.

[29] Contra haer. 1. 8, 1. Migne, PG., t. 7, col. 521A-B. Сочинения,стр. 41.

[30] “Так поступил один, описывая Гомеровыми стихами Иракла, отправленного Эврисфеем за адским псом, — ибо ничто не препятствует для примера привести их, потому что приемы (epiceirhsewV) у тех и других одинаковы.

Это сказал, и, стенящего жалобно, выслал из дому (Одис., X, 76).
Мужа Иракла, свершителя подвигов чудных (Од. XXI, 26),
Муж Еврисфей, Персеида Сфенела потомок (Илиад. XIX, 123),
Пса увести из Эрева от страшного бога Аида (Ил. IV, 368).
Вышел он в путь, будто житель нагорный — лев, силою гордый (Од. VI, 130),
Быстро чрез город; его провожали все близкие сердцу (Ил. XXIV, 327),
Девы младые, и юноши, многострадальные старцы (Од. XI, 38).
Плача по нем неутешно, как будто на смерть отходящем (Ил. XXIV, 328).
Подали ж помощь и Эрмий и светлая взором Афина (Од. XI, 625),
Зная любезного брата, и как он в душе озабочен (Ил. II, 409).

Кто из бесхитростных не увлечется этими стихами и не подумает, что так сложил их Гомер на ту же самую тему? Но знающий Гомеровы песни стихи эти признает, а содержания не признает; ибо ему известно, что из них один сказан об Одиссее, другой о самом Иракле, иной о Приаме, а другой о Менелае и Агамемноне. Contra haer. 194. Migne, PG., t.7, col. 544B—548A. Сочинения, с. 48. Все эти примеры и рассуждения буквально заимствует у Иринея и Епифаний. Haer. 31, 26, 31. Творения, ч. I.e. 325—326. 336—338.

[31] De praescr, cap. 39; Можно еще и теперь видеть, как составляется из Виргилия совершенно другой рассказ, причем содержание применяется к стихам, а стихи к содержанию. Так, например, Озидий Гета высосал (exsuxit, другое чтение expressit) из Виргилия всю свою трагедию "Медея". Один мой родственник заимствовал из того же поэта, между другими произведениями своего пера, "Картину Кебета" (Pinacem Cebetis). Гомероцентонами обыкновенно называют таких людей, которые из стихов Гомера составляют свои произведения, подобно центонариям (more centonario) из многих расположенных там и сям собирая одно тело (ex multis hinc inde compositis in unum sarciunt corpus). Migne, PL., t. 2, coil. 64-65.

[32] См. Thomasius, Die Dogmengeschichte. S. 81. Friedrich Bohringer. Die Kirche Christi und ihre Zeugen oder die Kirchenge-schichte in Biographieen. 2-te Aufl. 2-er. Bd. Die alte Kirche. 2-er Theil. Irenaus, der Bischof von Bugdunum, oder die Lildung der altkatholischen Kirche und Kirchenehre im Kampfe mit dem Gnos-tizismus, Stuttgart. 1873. S. 371. Th. Zahn. Geschichte des neutes-tamentlichen Kanons. 1 2, SS. 586 fTgg. R. Liechtenhan. Die Offen-barung im Gnosticismus, S. 34. F. Loots. Leitfaden der Dogmengeschichte, § 17, 1. SS. 111-112. В.В.Болотов. Лекции по истории древней Церкви, II, с. 226-227. A. Harnack. Dogmengeschichte. I. S.292.

[33] Cfr. A. Harnack. Dogmengeschichte. 1, SS. 303-307. F. Loofs, Leitfaden der Dogmengeschichte, § 17, 3. S. 113. Th. Zahn. Geshichte des neutestamentlichen Kanons. 1 2. S. 596. Pierre Batiffol. L'eglise naissante et L'catholicisme. 3-me e'd. Paris. 1909. pp. 277. 281. 282. Епифаний говорит о Маркионе, что он, сын епископа, был отлучен от Церкви отцем, пришел в Рим, а когда его и здесь не приняли, то он сказал: "я расколю Церковь вашу, и внесу в нее раскол навек. И в самом деле он внес немалый раскол, но Церкви не расколол, а откололся сам с поверившими ему. Haer. 421-2. Творения, т. 2., с. 127-130. Маркион открыто отделился от Церкви и основал свою церковь (см. Tertull. Adv. Marc. IV 4. 5. De came Chr. cap. 2. Migne, PL., t. 2. coil. 394C-D. 396A. 801A), которая существовала долгое время. Епифаний пишет: „Маркион, обманув великое множество, составил школу, и доселе во многих видах продолжающуюся. Ересь эта еще и ныне находится в Риме и в Италии, в Египте и Палестине, в Аравии и в Сирии, в Кипре и в Фиваиде, и даже в Нереиде и в других местах. Ибо этот лукавый в сих странах великую приобрел силу своему обману". Haer. 42,1. Творения, ч. 2, с. 127-128.

[34] Strom. III.4. Migne, PG., t. 8. col 1129A.

[35] Cfr. R Liechtenhan. Die Offenbarung im Gnosticismus, SS. 81-83.

[36] Tertull. De praescr. cap. 30: Marcion Novum Testamentum a Vetere separavit. Migne, PL., t. col- 50A. Adv. Marc. 1. 19:Separatio Legis et Evangelii proprium et principale opus est Marcionis. Migne, ibid., col. 293 A.

[37] Ea sola dcrelinquunt, quae adversa sibi esse non intellcxerunt. Disputatio Ongenis cum Megethio Manichaeo. II, 18. С. P. Caspari. Kirchenhistorische Anecdota. 1. p. 57.

[38] De praescr. cap. 38: Marcion exerte et palam machaera, non stylo usus est: quoniam ad materiam suam caedem Scripturarum confccit. Migne. PL., t 2. coil. 62-63.

[39] Contra haer. 1. 27,4. Migne, PG., t.7, col. 689B.

[40] См. Iren. C'ontra haer. 1. 27,2: id quod est secundum Lucam Hvangeliumcircumcidens. Migne, PG., t.7, col. 688В. То же 111.11,7. col. 884В. 111.14,4: Marcion ct qui ab eo sunt, ad intercidendas conversi sunt Scripturas. col. 906A. 111.14,4: quod est secundum Lucam... decurtantes. col. 916C. Tertull. De praescr. cap. 37: quo denique, Marcion, jure silvam meam caedis? Migne, PL., t. 2, col. 61B.Ady. Marc. JV.1: Evangehum... quod interpolando suum fecit. Migne, PL., t. 2. col. 390A. JV.2: Lucam videtur Marcion elegisse, quern caederet. col. 392C. 1V3: connittiturad destruendum statum evangeliorum. col. 393C. ad Evangelii depravationcm. col. 394A. De carne Christ, cap. 2: origmalia instrumenta Christi delere Marcion ausus est PL., t. 2, coil. 800—801. Disputatio Origenis... 11,18: Marcion... adulterasset Scripturas (Caspari. Kirchenhistorische Anecdota, 1. p. 57). Epiph. Haer. 42,12: parecoye polla twn melwn, Migne. PCi.,t.41,col. 81 ЗА.

[41] Adv. Marc. VI 7: De manibus haeretici praecidentis non miror, si sillabas subtrahit, cum paginas totas plerumque subducit. Migne PL., t. 2,col.548B.

[42] Contra haer 111.12.12 Migne, PG., t.7, col. 906A., Сочинения, с. 263. Cfr. 111.3, 1, 7, 9. Ctr. Tertull. Adv. Marc. IV5:omissis eis (т. е. ев. Мф. Мр. и Ио.). Lucae polius institerit. Migne, PL., t. 2. col. 396B De carne.Chr. cap. 3. PL., t. 2, col. 803B.

[43] Contra haer. 1. 27,2. Migne, PG., t.7. col. 688B. Сочинения, с. 96. Gfr. Hippol Philosoph. Vll.31: Varcion thn genesin tou SwthroV hmwn pantapasi parhthsato. Migne, PG., t. 16., col. 3335 A.

[44] Подробное исследование отношения Маркиона к тексту Нового Завета и обзор содержания его канона дает Theodor Zahn. Geschichte des neutestamentlichen Kanons, I 2. SS. 585-718. Zahn дает и опыт восстановления Маркионова Нового Завета. Bd. II. 2. SS.455-529.

[45] Сам Маркион своему Евангелию nullum adscribit auctorem (Tertull. Adv. Marc. IV 2. Migne, PL., t. 2, col. 392C.), но это было именно искаженное Евангелие Луки, о чем у Th. Zahn'a. Geschichte des neutestamentlichen Kanons. 1. 2. SS. 620-622.

[46] Епифаний пишет: "Перейду к тому, что написано Маркионом, или, лучше сказать, подделано (eroadiourghmea). Ибо он принимает одно только Евангелие от Луки, усеченное в начале (pericecommenon apo thz apehz) потому, что повествует о зачатии Спасителя и Его пришествии во плоти. Но не только начало отсек этот, повредивший более себе самому, нежели Евангелию, а и в конце и в середине урезал много слов истины, приложил же иное сверх написанного. И он пользуется одним только начертанием (tj caracthri) Евангелия от Луки. Посланий же святого апостола у него десять; только ими он пользуется, и то не всем, в них написанным, но иные главы в них обсекает, а иные изменяет". Haer. 42,9. Migne, PG., t. 41, col. 708B. Творения, ч. 2, с. 141. Разбору Маркионова Нового Завета Епифаний посвящает две (Haer. 42,11-12) весьма обширных главы. Творения, ч. 2, с. 144-254.

[47] Есть положительные данные об отсутствии в Евангелии Маркиона Лк. 1,1—80. 2,1—52. 3, 1 b- 4, 15. 4,17—22. 4,23 b— 26. 4,41. 5,39. 6,19 b. 6,23 а. 7,29—35. 8,19,40—42 а. 49—56. 9,26 b, 27, 31. 10,12-15. 11 29—32,42, 49—51. 12, 6, 7,24,27, 28. 13, 1-9, 29-35. 15,11-32. 17,7—10. 18, 31— 33. 19,9,27, 29—46. 20,9-18, 37, 38. 21,18. 21—24. 22, 3. 14 а, 16—18, 35—38, 49— 51, 70. 23, 34 b. 43. Вставки или опущения отдельных слов в Лк. 4, 16,34.5, 14,36—38.6, 17, 20, 31, 36, 46(?). 7, 10.8, 18,21,28.9, 30. 10,4, 11,21.24.25. 11,2—3,42. 12,1,8,9,32,38. 13,28. 14.16. 21. 15, 10. 16, 12,17, 26. 17, 2,18,25.19.10, 26. 20,19,35—36.21, 8, 13, 27. 30, 32—33. 22,14, 70. 23, 2, 3, 56. 24, 6, 21, 25, 37, 39. Нет данных о следующих частях Лк. 4,36—39, 44. 5, 15—17. 25—26, 28 30. 6, 18, 32—33, 34 b, 47—49. 8, 24 а. 9, 36—39. 42—43. 45, 49- 51.10,2 -3,7а.7С—9а. 17-18,20,29-42. 11, 10.19b.23 26, 34- 36, 44-45, 48, 53—54, 12,33-34, 49b, 50. 13, 22-24. 14, 1—11. 15, 1-2, 24—35. 16, 8- 9b. 10. 17, 11, 23—24, 33—37. 18, 15—17. 19, 47— 48. 20, 40, 45-47. 21,1—4, 25b. 26. 22,2, 6—7. 9-13, 21, 22а.,24-30, 39—40, 42 46, 48, 52— 53, 65, 68, 71. 23, 4—5,13—17,26- 33,34а,37--42,47—49.24,8, 12. 21b—24,27 29, 32—36, 48—53. Th. Zahn. Geschichte des neutestamentlichen Kanons. 1, 2. S., 704 Anm. В своей реконструкции Маркионова "Евангелия" Zahn помещает Лк. 3,1а. 4, 31 —34, 16, 23а. 28—30, 40, 41, 42—43. 5,1-13, 14, 18- 23, 24, 27, 31, 33, 34, 35, 36. 6,1 -17, 19а, 20—22. 23 Ь—29, ЗОа—31, 34а, 35-46. 7, 1—28, 36—50. 8,1 —18, 20—23а, 24b—39, 42b—48. 9,1—22, 24, 26а, 28— 30, 32-34, 35, 40—41, 44, 46—48, 52—56, 57, 59-62. 10, 1,4—5,7b, 9b-11, 16, 19,21—28. 11,1-9, 11—19а,20—22, 27,29,33, 37—43, 46, 47, 52. 12, 1-5, 8—14, 16—20, 22-23, 30—32, 35—49а, 51, 53— 59.13, 10--21, 25—28. 14, 12—14,16—22. 15, 3—10. 16, 1— 7, 9а, 11-31. 17,1—4. 12—14а. 4, 27. 17, 14b—22, 25-32. 18,1—14, 18—30, 34—43. 19, 1—9а, 10—26, 28. 20,1— 8, 19- 36, 39,41—44. 21,5—17, 19—20,25—35а. 37—38.22,1,3—5,8,14 -20, 22b, 31—34, 41,47, 52—64, 66—67, 69-70. 23, 1— 3, 6—12, 18—25, 33. 35—36, 44—46. 50—56. 24 1—7. 9—11. 13— 21а, 25 -26, 30—31, 37—41, 47. Geschichte des neutestam. Kanons. 11. 2. SS. 45—494. В этой реконструкции стихи, подвергшиеся переделке со стороны Маркиона, напечатаны полностью в их измененном виде — Срвн. проф.. М.Д.Муретов. Эрнест Ренан и его "Жизнь Иисуса." СПб., 1908, с. 394—396.

[48] Tertull. De praescr. cap. 38: Alius manu scripturas, alius sensus expositione intervertit. Neque enim si Valentinus integro instrumento uti videtur. non callidiore ingenio, quam Marcion, manus intulit veritati. Migne, PL., t. 2, col. 62C. cap. 17: Ista haeresis... si aliquatenus integras praestat, nihilominus adversas expositiones commentata convertit, col. 35A. De resurr. carnis, cap.63: vel stylo vel interpretationecorrumpens. PL., t. 2. col. 934A. Cfr. Irenaeus. Contra haer. I 36 paratrepontez taz epmhneiaz, cai radionrgountez exhghdeiez. Migne, PG., t.7, col. 477A. Сочинения, с. 29. III.12,12: Reliqui... Seripturas quidem confitentur, interpretationes vero convertunt. PG., t.7. col. 906B.

[49] Iren. Contra haer. 111.2,2. Migne.PG., t.7, col. 847A. Сочинения, с. 221. Gfr. I. 7, 3: разъясняют пророчества, полагая, что иные сказаны Матерью (apo thz mhtroz), иные семенем (apo tou opirmatoz), а иные Демиургом. И Иисус так же, говорят, иное изрек от Сотера, иное от Матери и иное от Демиурга. PG., t.7, coil. 516В 517А. Сочинения, с. 39-40. Подобное сообщает Ипполит о наассенах. Philosoph. X9: cai omou d autou lelalhcenai taz treiz ousiaz toiz trisi genesi. Migne, PG., t. 16, col. 3419B.

[50] Liechtenhan делает предположение, что сказанное Иисусом от Сотера было собрано у валентиниан в Euaggelion alhJeiaz, так что разделение слов Иисуса на указанные три класса имело отношение к церковным каноническим Евангелиям, а не к "Евангелию истины", которое по самому своему названию не могло уже заключать в себе чего-либо несовершенного, происходящего от Демиурга. Die Offenbarung im Gnosticismus. SS. 69-70. Но Ирипей "Евангелие истины" называет "in nihilo conveniens apostolorum Evangeliis" (Contra haer. 111. 11,9. Migne, PG., t.7. col. 891 В), а потому скорее можно признать вместе с Zahn'ом это "Евангелие" особым дополнительным Евангелием. Geschichte des neutestamentlichen Kanons. I 2, S. 750. Cfr. SS. 748-750.

[51] Об этой теории см. у Иринея. Contra haer. 111.5,1,2. 12,6,13. Migne, PG., t.7. coil. 858-859. 898С-899В. 907А-В. 907А-В. Сочинения,с.227-228. 256-257.263-264.

[52] Excerpta ex scriptis Theodoti, 66: o Swthr touz apostolouz edidasce, ta men prota tupicwz cai musticwz, ta de ustera parabolicwz cai snigmenoz, ta de trita swjwz cai umnwz cata monaz. Migne, PG., t. 9. col. 689C. Cfr. Iren. Contra haer. II. 27,2:et ipsi testantur dicentes in abscondo haec eadem Salvatorem docuisse non omnes, sid aliquos discipulorum, qui possunt capere, et per argumenta, et aenigmata, et parabolas ab eo significata intelligentibus. Migne, PG., t.7, col. 803C. Сочинения, с. 189. См. еще 1 3,1. col. 468, с. 26.

[53] Против такого применения слов Христовых подробно полемизирует Тертуллиан. De praescr. сарр. 8—12. О том, как гностики доказывали необходимость аллегорического толкования Священного Писания, см. Carola Barth. Die Interpretation des Neuen Testaments en der valintinianischen Gnosis. Leipzig. 1908. SS. 11-16.

[54] Contra haer. 18,1. Migne, PG., t.7. col. 520B-521A. Сочинения, с. 41. Cfr. замечание Liechtenhan'a. Die Offiinbarung im Gnosticismus. S. 71. Anm. 1.

[55] Contra haer. 13,6. Migne, PG., 1.7. col. 477В. Сочинения, с. 29.

[56] Cfr. Liechtenhan. Die Offenbarung im Gnosticismus. S. 78. Th. Zahn, Geschichte des neutestamenthchen Kanons, I 2. S. 720.

[57] Так Мф. 10,38. Лк. 14,27. Мрк. 10,21 по гностическому изъяснению, приводимому у Иринея (Contra haer. 1.3,5. Migne, PG., t.7, col. 476A. Сочинения, с. 28), указывает на eroz, (что такое eroz — см. 1, 2,4), именно на его скрепляющую (thn edrastichn) деятельность, но в Excepta ex Theod. 42 (Migne, PG., (. 9. col. 680A). Мф. 10,38 дается иное, весьма туманное изъяснение, где крест уже сопоставляется с телом Иисусовым. Cfr. С. Barth. Die Interpretation des Neuen Testaments... SS. 25-26.

[58] Contra haer. 13,1. Migne, PG., t.7. col. 469A, 468A. Сочинения,с. 27, 26.

[59] Contra haer. 13,2. Migne, PG., t.7. col. 469A-B. Сочинения, с. 27.

[60] Contra haer. 13,3. Migne, PG., t.7. col. 469-473. Сочинения, с. 27-28.

[61] Contra haer. 13,1. Migne, PG., t.7. col. 468A. Сочинения, с. 26.

[62] Другие примеры толковании гностических у Liechtenhan'a. Die Offenbarung im Gnosticismus, SS. 72-75. Брошюра С. Barth'a. Die Interpretation des Neuen Testaments... представляет почти только сборник образцов аллегорических толкований, особенно SS.3-9,16-32.

[63] De praescr. cap. 17: Tantum veritati obstrepit adulter sensus, quantum et corruptor stylus. Migne, PL., t. 2, col. 35A. Cfr. De resurr. carnis, cap. 63. PL.., t. 2, col. 934A.

[64] Об этом говорит часто Ориген. De princ. IV,9: Гrajh... wz pros to yilon gramma ezeilhmmenh (Migne, PG., t. 11. col. 360B). Selecta in psalm, horn. 5,5 en psal. 36: legem secundum litteram tantummodo intelligentes(PG., t. 12, col. 1364C). Comment in Matth. t. XV,3: O Marciwn... jascwn mh dein allhgorein thn yrajhn (PG., t. 13. col. 1261A. Cfr. not. 98. coil. 1261-1262D). Th. Zahn. Geschichte des neutest. Kanons, 1, 2. S. 587 Anm. 2. Против Маркиона иногда защищает аллегорическое понимание текста и Тертуллиан. Adv. Marc. 111,5.14. IV, 20. Migne, PL.. t. 2. col. 354A, 362A, 436В. В диалоге с Магефием идет такой спор. I, 1: Adamant, dixit: Spirtalem dicis esse sensum scripturis, an purum et historicum nec aliud aliquid intrinsecus continentem? Megethius dixit: Puras dico et hoc tantum, quod scriptum est, habere, nec quicquam aliud... Meg. dixit: Ubi scriptum est, esse parabolas, ilia spiritalia sunt, cetera vero historica. Caspari, Kirchenhislopische Anecdota. 1, p. 11.

[65] Буквально хотели понимать гностики пролог ев. Иоанна. Iren. Contra haer. 1, 8,5. Migne, PG., t.7, col. 532 sqq. Сочинения, с. 44 46. "Также злонамеренно, говорили: если небо престол Божий, а земля — подножие Его, а небо и земля, как сказано, прейдут, то будто с пришествием их должен прейти и Бог. восседающий па них, и посему Он не есть Бог всевышний". Здесь уже Ириней укоряет гностиков за то, что они putant Deum more hominis sedere. Contra haer. IV,31. Migne. PG., t.7, coil. 979C-980A. Сочинения.с. 323.

[66] Iren Contra haer. 111.11,1. IV.34,1,35.2. PG., t.7, coil. 344A, 857В- С, 1083С, 1087С. Сочинения, с. 220, 226,414, 418. Tertull. Adv. Marc. 1V,2. Migne, PL., t, 2, col. 392B.

[67] Iren. Contra haer.III. 1,1. Migne, PG., t.7, coil. 844B-845B. Сочинения, с.220. Свидетельство Иринея приводит Евсевий. Н.Е. V. 8. Подобные замечания рассеяны и в разных частях Тертуллианова труда adversus Marcionen.

[68] Contra haer. III. 11,8. Migne, PG., t.7, coil. 885-890. Сочинения, с. 249-250.

[69] "При таком положении вещей, суетны и невежественны и кроме того дерзки все те, которые искажают (oi aJetountez) идею Евангелия и привносят видов Евангелия больше или меньше сказанных". Contra haer. III.11,9. Migne, PG., t.7, col. 890A. Сочинения, с. 250. Cfr. V.30,1: "таковой, непременно, подвергнется не малому наказанию, какое будет тому, кто прибавляет или убавляет что-либо от Писания" PG., t.7, col. 1204В-С. Сочинения, с. 510.

[70] De praescr. cap. 19. Migne, PL., t. 2, col. 36A.

[71] De praescr. cap. 15. Migne PL., t. 2, coil. 33B-34A.

[72] De praescr. cap. 38. Migne PL., t. 2, coil. 62B.

[73] De praescr. cap. 37: non esse admittendos haereticos ad incundam de Scripturis provocationem... Ita non christiani nullum jus capiunt christianarum litterarum. Migne, PL., t. 2. col. 61B. Cfi. cap. 45: certis et justis, et necessariis praescriptionibus repellendas a collatione Scripturarum. PL., t. 2, col. 74A.

[74] De praescr. cap. 37. Migne, PL., t. 2, col. 61B-G.

[75] Adv. Marc. IV 4: id vertus, quod prius. Migne, PL., t.2, col. 395B. IV5: veritas falsum praecedat necesse est. col. 397A. IV4: In quantum cnim falsum corruptio est veri, in tantum praecedat necesse est veritas falsum. Prior erit res passione, et materia aemulatione. col. 394B. Cfr. De praescr. cap. 31. col. 5 IB.

[76] Adv. Marc. IV 4: Ego meum dico verum, Marcion suum;ego Marcionis affirmo adulteratum, Marcion meum. Quis inter nos determinabit, nisi temporis ratio, ei praescribens auctoritatem, quod antiquius reperietur; et ei praejudicans vitiationem, quod posterius revmcetur?.. Quod ergo pertinet ad evangelium interim Lucae, quatenus communio ejus inter nos et Marcionem de veritate disceptat, adeo antiquius Marcionis est, quod est secundum nos, ut et ipse illi Marcion aliquando crediderit; cum et pecuniam in primo calore ndei catholicac Ecclesiae contulit, projectam mox cum ipso posteaquam in haeresim suam a nostra veritatedescivit... Emendator sane Evangelii a Tibenanis usque ad Antoniana tempora eversi, Marcion solus et primus obvenit... non divinae auctoritatis negotiom est haercsis, quae sic semper emendat Evangelia, dum vitiat. Migne, PL., t. 2, coil. 394B -395A.

[77] Iron. Contra haer. 111.11,8. Migne, PG., t.7, col. 885A. Сочинения, с. 249. Cfr. 111.1,4: fundamentum et columnam fidei nostrae, col. 844A. c. 220.

[78] Contra haer. V.20,2. Migne, PG., t.7. col. 1178A B. Сочинения, с. 488

[79] Contra haer. IV.33,8. sine Fictione Scriplurarum tractatio plenissima, neque additamentum neque anlationem recipliens, et lectio sine falsatione. Migne, PG., t.7, col. 1077В. Сочинения, с. 409.

[80] Iren. Contra haer. IV.35,2: совершенство и недостаток, ведение и неведение, истина и заблуждение, свет и тьма не могли совмещаться в одном. Господь никогда не говорил речей от от высоты, то от несовершенства (nunquam modo quidem di principali, modo vero de subjecta deminoratione) и не был в одно и то же время учителем ведения и неведения (Migne, PG., t.7. col. 1087-1088. Сочинения, с. 418). 11.35,2: Все Писание от одного Бога; пророки не говорили но внушению различных богов (PG., t.7, col. 838A. Сочинения, с. 216).

[81] Iren. Contra haer. III. 51-2. Апостолы не приспособляли лицемерно своего учения к слушателям и не давали ответов, согласных с мнением вопрошающих, не выдумывали басни для слепых сообразно с их слепотою, для слабых сообразно с их слабостью и для заблуждающихся сообразно с их заблуждением... Такой образ действия не свойственен тем, которые исцеляют или дают жизнь, но скорее тем, которые причиняют болезнь и распространяют свое невежество. Врач, желая исцелить больного, не будет действовать сообразно с прихотями больного. Господь Сам говорил, не приспособляясь к старому мнению вопрошающих, а согласно со спасительным учением, без притворства и лицеприятия... Господь наш Иисус Христос есть истина и лжи в Нем нет. И апостолы, ученики истины, также чужды всякой лжи; ибо ложь не соединяется с истиною, как тьма со светом, но присутствие одной исключает другую (Migne, PG., t.7. col. 858-859. Сочинения, с. 227-228). III.12,6: Пришествие Господа окажется излишним и бесполезным, если Он пришел с тем, чтобы допустить и сохранить прежнее каждого мнение о Боге (PG., t.7. col. 899A. Сочинения, с. 257). III.5,3. Вся апостольская история свидетельствует, что апостолы не приспособлялись к мнению тех, которых учили. Язычников апостолы учили оставлять суетные дерева и камни, почитаемые ими за богов, и чтить истинного Бога (PG., t.7, coil. 859C-860. Сочинения, с. 228), смело говорили, что их боги не боги, но идолы демонов. Иудеям так же смело апостолы говорили, что они — убийцы Господа. (III.12,6, Migne, PG., t.7, col. 899B. Сочинения, с. 257). Если бы апостолы проповедовали лицемерно, то они не страдали бы, но гак как они проповедовали противное людям, несогласным с истиною, то они и пострадали. Очевидно, они не оставляли истину, но со всем дерзновением проповедовали ее иудеям и еллинам (III.12,13, PG., t.7.col. 907B. Сочинения, с. 264). Подобные же рассуждения есть у Тертуллиана в de praescr., начиная с гл. 20, но Тертуллиан направляет свои речи преимущественно против учения гностиков о тайном предании.

[82] Iren. Contra haer. 11 24: Apertissime consternationem, sive confusionem, et instabillitatem scientiae eorum, et extoutum demonstrant. Migne, PG., t.7. col. 788. Сочинения, с. 178.

[83] Contra haer. 11.24,1: manifista est impudenter extorta supputata. Migne, PG., t.7. col. 79 IB. Сочинения, с. 179-180. 11.24,3: в Писании каждое число повторяется несколько раз, так что каждый, кому угодно, может заимствовать из Писания не только осмерицу, десятерицу или дванадесятицу, но и всякое другое число, и выдать его за образ измышленного им заблуждения (PG., t.7, col. 793B. Сочинения, с. 181), таково, например, число пять. См. вообще 11.24,1-6.

[84] Contra haer. 11.23,1-2. Migne, PG., t.7, col. 786-787. Сочинения, с. 176-178. Si enim quae a Domino facta sunt, typos esse dicunt eorum, quae sunt in Pinveomate; typus in omnibus debet servari... Insulsum autem et inconveniens est omnino dicere in quibusdam quidem servasse typum Salvatorem, in quibusdam autem non servasse.

[85] Tertull. De resurr. carnis, cap. 20. Migne, PG., t. 2, coil. 867 B-C, 868C, 869A.

[86] Tertull. De resurr. carnis, cap. 30: Nam etsi figmentum veritatis est imago in imagine ipsa in veritate est sut; necesse est esse prius sibi quo alii configuretur: de vacuo similitudo non competit, de nullo parabola non convenit. Migne, PL., t, 2, coil. 884B-C. Cfr. cap. 20. col. 867C.

[87] Tertull. De resurr. carnis. cap. 33. Migne, PL., t. 2, coil. 888A-B.

[88] De pudic. cap. 17: pauca multis, dubia certis, obscura vanifestis adumbrantur. Migne, PL., t. 2, coil. 1068B. Cfr. Adv. Prax. cap. 20: oporteat secundum plura intilligi pauclora. PL., t. 2. col.203A. De resurr. carnis, cap. 21: encerta de certic et certic et obscura de manifestis praejudicari. PL., t. 2. col. 869В. Об экзегетических принципах Тертуллиана см. Adhimar d'Ales. La theologie de Tirtullien. Pans. 1905. p. 245 et suiv.

[89] Iren. Contra haer. II. 27,3, Migne, PG., t.7. col. 803C-804A. Сочинения,с. 189.

[90] Iren. Contra haer. II. 10,2, Migne, PG., t.7. col. 735B. Сочинения,с. 132.

[91] В таком случае сколько будет толкователей притчи (qui absolvent parabolas), столько окажется истин, взаимно себе противоречащих и подтверждающих противоположные друг другу учения (contrana sibimel dogmata statuentes). Contra haer. 11.27,1. Migne, PG., t.7. coil. 802C-803A. Сочинения, с. 188. Cfr. 11. 10,1: вопрос не может получить решения посредством такого другого, который сам еще требует решения, и у людей, имеющих смысл, двусмыслица (ambiguitas) не будет объясняема посредством другой или загадка посредством другой труднейшей загадки. Migne, PG., t.7, col. 735A-B. Сочинения, с. 132.

[92] Contra haer. 11.10,1. Migne, PG., t.7, col. 735 В. Сочинения, с. 132.

[93] Contra haer. 11.21,1. Migne, PG., t.7, col. 802C. Сочинения, с.188.

[94] Contra haer. 19,4. Migne, PG., t.7, col. 545В, 548В. Сочинения, с. 49. Cfr. Tertull. De pudic. cap. 9: non ex parabolis materias commentamur, sed ex matenis parabolas interpretamur. Migne, PL.. t. 2, col. 1049A.

[95] Tertull. De pudic. cap. 9: пес valde laboramus omnia in expositione. Hujusmodi enim curiositates et suspecta faciunt quaedam, et coactarum expositionum subtilitate plerumque didu-cunt a veritate. Migne, PL., t. 2. col. 1049A.

[96] Iren. Contra haer. II. 28,2 Migne, PG., t.7. col. 804 sqq. Сочинения, с. 190-191. Ctr. Tertull. De pulic. cap. 9: malumus in Scripturis minus, si forte, sapere, quam contra. Migne. PL., t. 2, col. 1051С.

[97] Contra haer. II. 28,2 Migne, PG., t.7. col. 806 B-C. Сочинения, c.191-192. Cfr. II 261 -3. V 202. PG., t.7, coil.800-802. 1178В. Сочинения, стр186-188, 488-489.

[98] "Для того времени этот экзегетический прием (аллегорического толкования) казался столь же строго научным, как теперь, например, сличение текстов и филологические изыскания... В ту эпоху аллегорическое толкование пользовалось полным кредитом". Проф. В. В. Болотов. Лекции по истории древней Церкви, вып. 2, с. 177.

[99] Об этом см. Alttestamcntlichen Abhandlungen, herausgegeben von prof. Dr. Nikel. Heft 1-2. Der Einfluss Philos auf die alteste chnstliche Exegese (Barnabas, lustin und Clemens von Alexandria), bin Beitrag zur Geshichte der allegorisch — mystischen Schriftauslegung im christlichen Altertum von Dr. Paul Heinisch Munster i.W.1908.SS.12-14.

[100] P.Henisch. Der Einfluss Philos. S. 29.

[101] P.Henisch. Der Einfluss Philos. S. 42.

[102] Barnab. 6, 9: ti de legei h gnwsiz, maJete. 98: tiz oun h doJeisa auij gnwsiz; (и дальше известное аллегорическое толкование числа 318).

[103] CM.Henisch Р. Der Einfluss Philos. SS. 30-36. Dr. lohannes Feipoldt. Geschichte des neutestamentlichen Kanons. 1-er Th. Leipzig. 1907. SS. 20 23. Аллегорический метод необходим был уже потому, что Церковь, отвергши иудейство, усвоила себе Ветхий Завет, где и находили прообразы новозаветных событий.

[104] Впрочем, можно, пожалуй, согласиться с Гарнаком, что в борьбе с гностиками научились пользоваться аллегориями с некоторой осторожностью. Ueber den sogenannten zweiten Brief des Clemens an die Korinther. Zcitschnft fur Kirchengeschichte. 1876. Bd. I (H. 3) SS. 344, 360.

[105] Cfr. F. Bohringer. Die alte Kirche, 11 2. S. 411.

[106] Contra haer. IV. 20,12.Migne, PG., t.7, col. 1042B. Сочинения,с. 377 378.

[107] Contra haer. IV. 31,1-2. Migne, PG., t.7, coil. 1068--1070. Сочинения,с.402-403

[108] Contra haer. IV. 22,1. Migne, PG., t.7, coil. 1046-1047. Сочинения,с.380 381.

[109] Fragm.23. Migne, PG., t.7, col. 1241 В. Сочинения, с. 538. См. еще толкования Суд 1626 (Fragm. 27. PG., t.7, col. 1244B. Сочинения, с. 539), 4 Цар. 6,5-7 (Contra haer. V. 17,4. Fragm. 28.PG., t.7, col. 1171 A. 1244C. Сочинения, с. 483, 539), Суд 15,11 (Fragm. 42. PG., t.7, col. 1260A. Сочинения, с. 544), Мф 5,5 (Contra haer. V. 9,4. PG., t.7, col. 1146-1147C. Сочинения, с. 463-464), Ио. 11,43. 44 (Contra haer. V 31. PG., t.7, col. 1156В-С. Сочинения, с. 471), истории Иакова (C'ontra haer. IV 213. PG., t.7, col. 1045-1046. Сочинения, с. 379), истории Фамари (Contra haer. IV. 25,2. PG., t.7, col. 1051A-B. Сочинения, с. 385) и др. Приведем in extenso толкование притчи о зерне горчичном (Лк 13,19). "Христос, скрывшись в сердце земли в могиле и в течение трех дней возросши в величайшее древо, простер свои ветви до пределов земли. От Него произрастшие двенадцать апостолов, сделавшись цветущими и плодоносными ветвями, стали убежищем для народов, как для птиц небесных, и, сими ветвями прикрывшись, все, как бы птицы собравшиеся в гнездо, сделались причастниками происходящей от них спасительной и небесной нищи". Fragm. 31. PG., t.7. coil. 245A. Сочинения, с. 540. Нет поэтому ни малейшего основания согласиться с теми, кто пишет, будто "св. Ириней, при толковании разных мест Писания, держится главным образом буквального смысла, и вообще старается избегать так называемого иносказательного или аллегорического способа толкования". Догматическая система св. Иринея Лионского в связи с гностическими учениями второго века. Православный Собеседник. 1874. т. 2, с. 226.

[110] См. Heinisch P. Der Einfluss Philos. S. 40.

[111] См. Adhemar d'Ales. La theologie de Tertullien. p. 250-251.

[112] De praescr. cap. 19: Ergo non ad Scripturas pruvovocandum cst; nec in his constuotuendam certamen, en quibus aut nulla, aut incerta victoria est. aut par (parum) incertae (a). Migne, PG., t. 2, col. 36A.

[113] De praescr. cap. 17: nihil proficiat congresio Scripturarum, nisi plane ut stomachi quis ineat eversionem, aut cerebri... Et tu quidem nihil perdes, nisi vocem in contentione; nihil consequeris, nisi bilem de blasphematione. Migne, PL., t. 2, col. 35A, B.

[114] De praescr. cap. 14: Fides, mquit, tua te salvum fecit; non exercitatio Scripturarum... exercitatio in curiositate consistit, habens gloriam solam de peritiae studio, Cedat curiositas fidei, cedat gloria saluti. Certe nun obstrepant aut quiescant. Migne, PL., t. 2, col. 32А. CTi cap. 7, col. 24A.

[115] De praescr. cap. 19: Ubi apparuerit esse veritatem disciplinae et fidei Chnstianae, illic ei it veritas Scripturarum, et expositionum, et omiiium traditionurn Christianarum. Migne, PL., t. 2, col. 36A-B.

[116] Церкви вверен свет Божий, она проповедует истину; она есть седмисвечный светильник, носящий свет Христов (Iren. Contra haer. V.20,1. Migne, PG., t.7, col. 1177В. Сочинения, с. 488). В Церкви ясно определенная истина (Tertull. De praescr. cap. 9. PL., t. 2, coil. 26B-27A). Истину должно искать только в Церкви (Ircn. Contra haer. 111.4,1, PG., t.7, col. S55A. Сочинения, с. 255). Евангельская женщина искала драхмы внутри своего дома, так и истину следует искать только в своей Церкви — in nostro, et a noslris, et de nostro (Tertull. De praescr. cap. 12. PL., t. 2, coil. 30В). Она получила истину or апостолов и, только одна во всем мире хорошо сохранивши, передает ее всем чадам своим. (lien. Contra haer. Vpraef, PG., t.7, col. 1119A. Сочинения, с. 445). Истина передана Церковью, и только то истинно, что передает Церковь (Contra haer. 111.3,4, PCi., t.7, col. 852A. 853A (no греч. тексту). Срвп. Сочинения, с. 224). Вне Церкви — вне истины extra verilateni, id est, extra Ecclesiam (Contra haer. IV337., PG., t.7, col. 1076В С. Сочинения, с. 409).

Положение — "Церковь обладает истиной" есть главное, которое раскрывают и обосновывают антигностические писатели в своих полемических произведениях.

[117] "Классическое произведение Тертуллиана de pracscriptione haereticorum прямо сводится к такому положению: в вопросах веры значение имеет не субъективное исследование, но только решение Церкви, потому что только в ней непогрешимо сохраняется апостольское и вообще древнее учение". Dr. K.arl Adam. Der Kirchenbegriff Tertiillians. Forschungcn zur Christlichen Literatur und Dogmengeschichte, herausgegeben von Dr. Hhrhard und Dr. 1. P. Kirsch. VI Bd. 4 Heft. Paderborn. 1907. SS. 26-27.

[118] Iren. Contra liaer. IV.33,8. Migne, PG., t.7, col. 1077B-1078А. Сочинения.с. 409.

[119] Св. Ириней Лионский постоянно говорит о Духе Святом, живущем в Церкви, так что, по его учению, вся жизнь Церкви есть явление Духа. См. Contra haer. 1I1 171, 2, 3; 24, 1. I V.31,2. 33,9. V. 1,1; 8,1; 11,1; 182; 20,2. Migne, PG., t.7, col. 929C. 930А. C-D. 966В. 1009А. В-С. 1078В. 1122С. 1141В-1142А. 1150С. 1173А. 1178С. Сочинения, с. 284, 312, 403, 410, 447, 459-460, 467, 485, 489. Чрез Духа Святого христиане и видят, и слышат, и говорят (V. 20,2). Дух Святой дает познание истины (IV. 33,7. PG., t.7. col. 1077A. с. 409). Веру, приняв от Церкви, мы соблюдаем, и она всегда чрез Духа Божия, как драгоценное сокровище в прекрасном сосуде, сохраняет свою свежесть (juvenescens) и делает свежим самый сосуд, в котором содержится. Ибо этот дар Божий вверен Церкви, как дыхание творению для одушевления, для того, чтобы все члены, принимающие его, оживотворялись... Ибо в Церкви, говорится. Бог положил апостолов, пророков, учителей и все прочее действование Духа (universam reliquam operationem Spiritus), которого не причастны все те, которые не согласуются (concurrunt или currunt) с Церковью, но сами себя лишают жизни худым учением и самым худшим образом действия. Ибо где Церковь, там и Дух Божий, и где Дух Божий, там Церковь и всякая благодать, а Дух есть истина (111.24,1. col. 966А -С, с. 312). О Духе Святом, живущем в Церкви, постоянно говорит и Тертуллиан. Apol. cap. 39. PL., t. 1. coil. 471-472. Decult. fimin. lib. 2. cap. 1. PL., t.1, coll316A. De poenit.cap.10. PL., t.1, col.l245A. De praescr. cap. 13: vim Spiritus sancti, qui credentes agat.PL-, t.2, coil. 31A. Cfr. Cap.28. col. 47A. Cfr. K. Adam. Der Kirchenbegriff Tertullians. SS. 35-36.

[120] Об этом "правиле веры" см. Th. Zahn. Glaubensregel und Taufbekenntnis in der alten Kirche. Skizzen aus dem Leben der Alten Kirche. 2-te АиП. Eriangen und Leipzig. 1898. SS. 248 figg. A. Harnack. Dogmengeschichte. I. SS. 354. figg.

[121] Tertull. Devirg. vel. cap. 1: una omninoest. sola immobilis et irreformabilis. Migne, PL., t. 2, col. 937B. Cfr. De praescr. cap. 14. PL.. t.2. col. 31 В.

[122] Iren. Contra haer. I. 21, 5: qui recentiores eorum agnoscuntur, affectant per singulos dies novum aliquid adinvenire, et fructificare, quod nunquam quisquam excogitavit. Migne, PG., t.7. coil. 667В. 670А. Сочинения, с. 84. Cfr. I. 21, 1: "jsoi gar eisi tauthz thz gnwmhz mustagwgoi, tosautai cai apolntwseiz. PG., t.7. col. 657B. Цельс говорил: Eiz plhJoz oparentez, andiz au scizontai, cai temnjntai, cai staseiz ecein ecastoi Jelonsi. ai upo plhJouz palin dustamenoi, sjaz, autouz elegcousi, enoz, idiaz eipein, et) coinwnountez, eige coinwnousi eti, tou onomatoz. Origen. Contra Celsum. 111. 12. Migne, PG., t. 11, col. 933B. To же самое позднее говорил о гностиках и вообще о еретиках Анфимий Никомидийский: cainotera allhlwn parepenohsan te cai paredwcan toiz up autwn hpathmenoiz.. eJoz gar toiz aireticoiz ta allhlwn ujairetsJai cai prosexeupiscein cainotera. Anthimi Nicomediensis episcopi et martyris — De sancta Ecckesia. 6. 4. Giovanni Mercati. Note di letteratura biblica e cnstiana antica. Studi e testi. 5. Roma, 1901. p. 96.

[123] Iren. Contra haer. 111.24,2. Migne, PG., t.7, col. 967A. Сочинения,с. 313.

[124] Tertull. De praescr. cap. 42: Еретики различаются между собою даже относительно своих правил веры (regulis suis), так как каждый по-своему произволу изменяет то, что получил, как по-своему же произволу составил это и тот, кто передал ему. Валентинианам позволено то же, что и Валентину, маркионитам то же, что и Маркиону, а именно: по своему произволу вводить в веру новое (fidem innovare)... Migne, PL., t. 2, col. 70A -В. Cfr. Adv. Hermog. cap. 45: Гермоген описывает состояние материи таким, в котором он сам находится — неустроенным, смешанном, бурливым, с движением неясным, торопливым, кипящим, Migne. PL., t. 2, col. 264A. Cfr. Iren. Contra haer. 111.24,1—2: не питаются для жизни от сосцев матери, не пользуются чистейшим источником, исходящим от тела Христова, но выкапывают себе сокрушенные колодцы из земных рвов и пьют гнилую воду из грязи, удаляясь веры Церкви, чтобы не обратиться, отвергая Духа, чтобы не вразумиться. Отчуждившись же от Истины, они естественно увлекаются всяким заблуждением, волнуемые им, но временами думая различно об одних и тех же предметах и никогда не имея твердого знания, желая быть более софистами слов чем учениками истины. Ибо они не основаны на одном камне, но на песке, содержащем в себе множество камней. Поэтому они и измышляют многих богов и всегда имеют предлог искать (истину), — так как они слепотствуют, но никогда не могут найти ее (Migne, PG., t.7, col. 966C -967A. Сочинения, с. 312-313.). V.20,2: нетвердо идут по многим и различным дорогам (vane et multiformiter et imbecille), не всегда согласные между собою относительно одних и тех же вещей. PG., t.7, col. 1178A. Сочинения, с. 488.

[125] Iren. Contra haer. V.20,2. Migne, PG., t.7, col. 1178A. Сочинения,с. 488.

[126] Iren. Contra haer. 1. 10,3. Migne, PG., t.7, col. 553В. 556А. Сочинения,с.50-51.

[127] Tertull. De praescr. cap. 14: manente forma ejus in suo ordine (в 13 гл. Тертуллиан только что изложил "правило веры"), quantum libet quaeras et tractes, et omnem libidinem curiositatis offundas. Fides in regula posita est... Adversus regulam nihil omnia scire est. Migne, PL., t. 2, coil. 31В, 32А.

[128] Iren. Contra haer. 1. 10,2. Migne, PG., t.7, col. 553A. Сочинения, с. 50.

[129] Contra haer. V.20,2. Migne, PG., t.7, col. 1177C-1178A. Сочинения, с. 488.

[130] Contra haer. 11 261. Migne, PG., t.7, col. 800A-C. Сочинения, с. 186.

[131] Св. Ириней "всем своим существом, умом и сердцем проник в веру Церкви, как она предана ему и как он понимал ее. Он стремится сгруппировать важнейшие положения ее и сделать их доступными для общего понимания. Но, обосновывая для верующих содержание ее возможными при этом доводами, он обнаруживает в своем произведении поразительную напряженность веры и религиозной жизни, сохраняя вере ее простоту и силу, ее практическую тенденцию и теплоту. Он все время остается в области духовной жизни, религиозного чувства и настроения и нравственной деятельности". Проф. Н.И.Сагарда. Новооткрытое произведение св. Иринея Лионского: "Доказательство anocтольской проповеди". Христианское Чтение, т. 223 (1907, ч. 2), с. 880. Хотя церковные писатели пользовались одинаковым с гностиками методом толкования. но от гностических заблуждений их спасала именно их церковность. Cfr. Thomasius, Die Dogmengeschichte, S. 135.

[132] Cfi-. Th. Zahn. Cieschichte des neutestamentlichen Kanons, I. 2. S.651.

[133] "Было время — да широкая публика еще находится в нем — когда полагали, что о древнейшей христианской литературе, включая и Новый Завет, должно думать как о ряде подделок и обманов. Время это прошло. Для науки это была эпоха, в течение которой она многому научилась и после которой она многое должна позабыть. Но результаты дальнейших исследований в "реакционном" направлении выходят за границы того, что можно бы, пожалуй, называть средним состоянием современной критики... Я не стесняюсь употреблять слово "реакционный" ("rucklaufig"); ведь должно вещи называть их собственными именами, а в критике источников древнейшего христианства мы без сомнения находимся в реакционном движении к традиции... Придет время, — и оно уже наступает — когда мало будут беспокоиться о дешифрировании литературно-исторических проблем в области первохристианства, потому что то, что здесь вообще устанавливается, сделается общепризнанным — именно существенное право традиции, за вычетом немногих значительных исключений". Adolf Harnack. Die Chronologie der altchristlichen Litteratur bis Eusebius, 1-er Bd. Leipzig. 1896. Vorrede, SS. VIII, X-XI passim. Cir. Beitrage zur Einleitung in das Neue Testament von Adolf Harnack. 1 Heft. Lukas der Arzt der Vertasser, des dritten Evangeliums und der Apostelgeschichte. Leipzih. 1906. Vorwort. SS. Ill IV.

[134] Strom. V.11,16. Migne. PG., t. 9, col. 533A. Мысль эта многократно и весьма решительно повторяется в писаниях святоотеческих.

[135] "Фауст" Гете. Перевод А.Фета, ч. I. Москва. 1882. с. 82. Приведем и подлинный текст этого замечательного места:

Mich drangt's, den Grundtext aufzuschiagen,
Mit redlichem Gefuhl einmal Das heilige Original
In mein geliebtes Deutsch zu ubertragen.
(Er schlagt ein Volum a inund schickt sich an).
Geschrieben steht: "Im Anfang war das Wort!".
Hier stock ich schon! Wer hilft mir weiter fort?
Ich kann das Wort so hoch unmoglich schatzen,
Ich muss es anders ubersetzen.
Wenn ich vom Geiste recht erieuchtet bin,
Geschrieben steht: im Anfang war der Sinn.
Bedenke wohl die erste Zeile,
Dass deine Eeder sich mcht ubereile!
Ist es der Sinn, der alles wirkt und schafft?
Es solle stehn: im Anfang war die Kraft.
Doch, auch mdem ich dieses mederschreibe,
Schon warnt mich was, dass ich dabei nicht bleibe
Mir hilft der Geist! Aut einmal seh ich Rath
Und schreibe getrost: im Anfang war die That!

Goethe's Werke. Bd. 5-6. Berlin, 1873. S. 43.

[136] Соединение и перевод четырех Евангелий графа Л.П.Толстого. Издание Элпидина М.К., т. 1. Geneve. 1882, с. 19, 21, 24. Но в "кратком изложении Евангелия" текст этот читается иначе: "В основу и начало всего стало разумение жизни. Разумение жизни есть Бог". Издание книгоиздательств "Обновление" и "Посредник". СПб., 1906, с. 21.

[137] Adv. Marc. 1. 1. Migne, PL., t. 2, coil. 271-272: Sed nihil tarn barbarum ac triste apud Pontum, quam quod illic Marcion natus est.

[138] Впрочем, mutatis mutandis, можно повторить слова Тертуллиана, приведенные в предыдущем примечании.

[139] "Читатель должен помнить, что не только не предосудительно откидывать из Евангелий ненужные (!?) места, освещать одни другими, но напротив того, предосудительно и безбожно (???) не делать этого, а считать известное число стихов и букв священными". Краткое изложение Евангелия. Предисловие но Женевскому изданию 1890 г., с. 9. В изд. 1906г. вместо "предосудительно и безбожно" стоит "неразумно", с. 9. Сравни соединение и перевод четырех Евангелий, т. 1, с. 11. Общее у Толстого с Маркионом и отрицание Ветхого Завета, но по Маркиону один ап. Павел был истинным апостолом, другие же pseudoapostoli et judaici evangelizatores (Tertull. Adv. Marc. V. 19. Migne, PL., t. 2, col. 552C), у Толстого же aп. Павел попал в "основатели христианского Талмуда", потому что он, "не поняв хорошенько учение Христа" (вот ведь как!), внес в христианство учение о предании, и этот-то принцип предания был главною причиною извращения (?) христианского учения и непонимания его (см. предисловие к Женевскому изданию "краткого изложения", с. 12). Обвиняя ап. Павла в непонимании учения Христа, Толстой опять повторяет Маркиона, который, но словам св. Иринея, убеждал учеников своих в том, что он достойнее доверия, нежели апостолы (Contra haer. 1. 27,2. Migne, РG., t.7, col. 6S8B. Сочинения, с. 96), и хвалился тем, что он -исправитель апостолов (111. 1,1. PCi., t.7, col. S44B. Сочинения, с. 220); да и вообще гностики считали себя мудрее не только епископов, но даже и апостолов (111. 2,2 dicentces se non solum presbyteris, sed ctiam apostolis existentes sapientiores. PG., t.7, col. S47A. Сочинения, с. 221).


Страница сгенерирована за 0.11 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.