Поиск авторов по алфавиту

Автор:Игнатий (Брянчанинов), святитель

Игнатий (Брянчанинов), свт. Письма к мирянам. Письмо 10.

10.

Живо в памяти моей ваше последнее посещение Сергиевой пустыни. Видел я вас в ней, когда земная слава, столько непостоянная и изменчивая, вам улыбалась. Ныне вы мне показались гораздо величественнее; вы оставили во мне глубокое впечатление. Уважаю все добродетели; но ни одна из них не возбуждает во мне такого уважения, как великодушное терпение переменчивости земного счастья. На поле битвы человек часто бывает героем от кипения в нем крови; в переворотах жизни можно быть героем только от величия души. Муж доблестный, сошедший с поприща подвигов воинских, перековывает на плуг или соху булатный меч свой, меч— грозу врагов отечества; а всякий истинный гражданин, за ним история и потомство, с почтением взглянут на этот плуг;— он вступит в число и разряд великолепных Монументов. Презрение и негодование привлекают к себе знаки отличия, которыми усеяна грудь какого-нибудь подлеца: на ней каждый знак—памятник интриги, низости, бездельничества. Скажите: что в том, что на голове Гришки Отрепьева был венец Мономаха?—Какая его слава?—Слава лихого, бесстыдного, бессовестного элодея, не останавливавшегося ни пред каким беззаконием,—слава, неразлучная от проклятий. Избави Бог всякого от этой славы. А сколько самозванцев!...

 

 

451

Простившись с вами, я захворал еще более. Видя, что уже нет моих сил ни для борьбы с непомерно-усилившеюся болезнью, ни для борьбы с обстоятельствами, я захотел удалиться из Петербурга и от шумных должностей навсегда. Не всем быть листьями, цветами, плодами на древе государственном; надо же кому-нибудь, подобно корням, доставлять ему жизнь и силу занятиями неизвестными, тихими, существенно полезными, существенно необходимыми. Одним из таких занятий признаю утверждение ближних в христианской вере и нравственности. Это мирное, скромное занятие живым словом и пером всегда поглощало у меня значительную часть времени; а при болезненности моей взяло бы и все время. Не совершилось по моему желанию, не сбылось по моему предположению; а предполагал я, что наверно дадут увольнение: столько было содействователей к получению его! Мне дан временной отпуск в Бабаевский монастырь для отдыха и лечения. Здесь нахожусь теперь. Заключенный безвыходно в келье моей, действую против простуды, глубоко проникшей в мои члены, и произведшей в них нервное расслабление, которое держит меня по большей части в постели. Будущее мое—неизвестно... И я махнул на него рукою!—Сказал Всесильному Богу: «Твори с созданием Твоим, что хочешь. Верю слову Твоему, что влас главы моей не падет без соизволения Твоего».

«Душа моя! Плыви бестрепетно по волнам житейского моря, не доверяя тишине его, не страшась бурь его. Не думай о завтрашнем дне, не утомляй себя никакими предположениями, никакими мечтаниями, не истрачивай на них времени и сил твоих. «Довлеет дневи злоба его». — сказал Бог твой. Веруй!... Плыви, несись по волнам!... Жизнь земная—обман. Не увидишь, как уже пред тобою — пристанище гроба. Где вера, там нет ни печали, ни страха; там мужество и твердость, ничем неодолимая».

Вот размышления расслабленного, размышления на одре болезненном, размышления из пустыни! Найдут они вас в каком-нибудь мирном приюте; может быть в вашем селе, в кругу вашего семейства за беседою дружескою, или чтением

 

 

452

и полезным и приятным, за занятием хозяйственным,— напомнят вам о том, кто сердечно в вас участвует, в ком вы насадили много воспоминаний утешительных, впечатлений глубоких.

Человек в лета юности своей занимается приобретением сведений, нужных для возможного расширения круга действий в вещественном мире, в который он вступает действователем. Сюда принадлежат: знание равных языков, изящных искусств, наук математических, исторических, всех, и самой философии. Когда-ж человек начинает склоняться к старости; когда приближается то время, в которое должна отпасть шелуха, остаться покрываемый ею плод (шелухой называю тело,—плодом—душу); когда он приготовляется вступить в неизмеримую область вечности, область духа; тогда предметом его исследования делаются уже не вещество переменчивое, обреченное концу и разрушению, но дух пребывающий, бесконечный. Что до того: так или иначе звучит слово, когда все звуки должны престать! Что до того: та или другая мера, когда предстоит безмерное! Что до того: та или другая мелочная мысль, когда ум готовится оставить многомыслие, перейти в превысшее мыслей видение и молчание, производимое неограниченным Богом в существах ограниченных, окрестных Его. Изучение духа дает человеку характер постоянный, соответствующий вечности. Горизонт для него расширяется, взоры его досягают за пределы вещества и времени, оттуда приносят твердость неземную. Примите мой искреннейший совет: займитесь глубоко чтением всех сочинений святого Иоанна Златоустого; они все есть на французском языке; толкование на евангелиста Матфея, на послание к Римлянам, еще кое-что есть и на русском. Доколе Судьба не вывела вас опять на поприще отечественной службы, займитесь на свободе определительным воспитанием вашего духа. Предлагаю вам того церковного писателя, который необыкновенною чистотой, ясностью, силою христианского учения возносит читателя превыше всего земного; на высоте заоблачной витает этот духовный орел и оттуда показывает землю питомцу своему. Думаю: величайшее приобретение для государственного человека — взглянуть на землю с

 

 

453

этой высоты;—не говорю уже: какое это приобретение для христианина и человека,—наследника вечности. Определительность в религиозных и нравственных понятиях имеет необыкновенную цену; не определительность—большой недостаток, отзывающийся во всех действиях шаткостью, непрочностью.—Судьба посетила вас своими ударами; Она сказала: «кого люблю, — бью и наказую». Закалитесь под этими ударами в крепкую сталь; сделайтесь бесценным сокровищем для ближних, которые вас окружают и будут окружать. Кто знает назначение человека? — Оно написано в запечатленных книгах Промысла. Цинцинаты оставляли меч для плуга, потом плуг оставляли для меча... Вам говорит это тот, кто всю жизнь провел в скорбях, кто сам весь в ранах, — и радуется им, и благодарит за них Бога. Развевается знамя креста над письмом моим:—всегда слово мое выходит под этим знаменем! Слово мое — и возвещение мира и провозглашение войны;—призывает к храбрости, победе, завоеванию мира, таинственное воинство израильское: помышления и чувствования христианина.

Нахожу излишним просить вас о сохранении меня в памяти вашей: вы доказали, что я имею приют и в памяти и в сердце вашем. Призываю благословение Божие на вас и на весь дом ваш.

 


Страница сгенерирована за 0.22 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.