Поиск авторов по алфавиту

Автор:Антоний (Храповицкий), митрополит

Духовное врачевание. Неверие и маловерие

В своих академических лекциях по пастырскому богословию мы излагали наставление о том, как назидать на исповеди людей различных настроений и различных положений в сей жизни. Ко­нечно, и тогда мы не имели притязания на перечисление всех разнообразных условий внутренней жизни и внешнего положе­ния христиан, условий, разнообразных до бесконечности; в на­стоящем же своем пребывании, вдали от тех коротеньких кон­с­пектов, которые мы составляли для чтения

33

 

 

лек­ций, мы беремся изложить только немногое, что сохранили в своей памяти из того, что было нами заимствовано из творений отеческих и соб­ственного духовнического опыта.

Возьмем сначала самые острые случаи. Исповедующийся за­являет, что он неверующий. Теперь такой, пожалуй, и не пошел бы на исповедь, но тогда (я преподавал до последнего года XIX века, то есть до весны 1900 года) он объяснял бы свой приход требованием государственного закона для офицеров и чиновников, или требованием школы от учащихся, или, наконец, настоянием ро­дителей или жены, или соблюдением принятых в семье обычаев. Я уверен, впрочем, что и в настоящее время торжествующего нигилизма такие люди нередко появляются в исповедальне. Их прежде всего надо спросить, желают ли они серьезно и искренне говорить с духовником, или только пришли посмеяться; в последнем случае их долж­но просто отослать прочь. Если же он на твой, непременно ласковый и участия исполненный, вопрос от­ветит, что желал бы убедиться в истинах веры или, по крайней мере, проверить свои убеждения, то, конечно, лучше предложить ему иметь предварительно беседу в другом месте, особенно, если ваш собеседник человек уже взрослый и образованный. Если же ты заметишь, что неверие его только мнимое или налетное, и по­чувствуешь, что его можно вразумить в несколько минут, то спроси его, почему он потерял веру, от чтения ли книг, и каких именно, или от некоторых потрясений душевных – разочарова­ний, несчастий, не принятых Богом молитв (это особенно часто бывает у жен-

34

 

 

щин) или иных причин. Если он назовет Толстого или Ренана или иных писателей, как виновников потери им веры, то скажи: «Конечно, эти книги стараются убить веру в людях, но не может быть, чтобы они явились достаточной причиной твоего неверия; наверно, ты не поинтересовался почитать ни одной книги в защиту веры или хотя бы одну, посвященную опровержению названных мыслителей. Сознайся, что ты и за книги те взялся, желая отделаться от веры; а если и не так, то все же еще до чтения тех книг тяготился религией, ибо, если бы не тяготился, то не разделался бы с ней так легко, а с сердечной болью искал бы человека или другие книги, которые бы могли рассеять твои сомнения; не искал ли ты, напротив, таких книг и таких собесед­ников, которые бы могли упразднить и остаток твоей веры? А почему ты начал ею тяготиться, и когда? Не тогда ли, когда поте­рял целомудрие или хотел потерять его, а вера и совесть тебя останавливали, и ты возненавидел их, как шаловливый школьник ненавидит своего надзирателя. Не разум, а распутство бывают врагами веры, как сказал Господь: Иже бо аще постыдится Мене и Моих словес в роде сем прелюбодейнем и грешнем, и прочее (Мк. 8, 38). Не сказал: в роде ленивом или корыстолюбивом, но прелюбодейном, ибо знал, где и откуда начинается вражда про­тив Бога. Много людей читали твоего Толстого и Ренана и не потеряли веры, а иные составляли подробные опровержения, одни на этих писателей, другие на Дарвина, Маркса и т. д. Какие я знаю опровержения, вот я приведу тебе их, а какие не

35

 

 

знаю, спрошу для тебя у знающих людей, если ты желаешь действительно вникнуть в эти во­просы, а не просто прикрываешь свою распущенность наименованием книг и философов.

Итак, ты осознал, что не книга, а злая воля отвела тебя от Бога. Покайся пред Ним, а если ты очень далек от Него, то перед собою самим признай свою тяжкую вину против правды и совести и тогда получишь желание просить у Бога отпущение твоего греха, твоего отречения от своего Искупителя. Если ты и теперь исполнен такого покаянного чувства, то помолимся, я прочитаю над тобою разрешение, но о том, чтобы приступить к Святым Таинам, подумай прежде. Если возвратит Господь веру и упование в твое сердце, то причастишься, а если дух неверия останется в нем, то отложим это дело, но не отлагай размышле­ния и расследования о том, что всего важнее на земле и что одно только останется при расставании нашем с землею. Ты сказал, что признаешь только факты, но смерть есть факт не­сомненный. Скажи, есть ли какой смысл в нашей жизни, если она кончается здесь в то именно время, когда душа исполняет­ся зрелостью и жаждет разумения? Есть ли какой смысл во всем добром и великом, если нет Бога, ибо тогда ведь не оста­нется и разницы между добром и злом, что принуждены были признать все отрицатели, кончая пресловутым Спенсером. Верь, что отрицать Бога и принять эти выводы о добре и зле, о бес­смысленности жизни никто искренно и продуманно не может, и глаголы отрицания у людей – одно бахвальство и желание от­делаться от укоров совести».

36

 

 

Такими и подобными словами, но исходящими от сердечного сочувствия и соболезнования, человека можно привести в чув­ство и нередко такой мнимый атеист тут же признается в своем жалком заблуждении и будет просить отпущения; но если сего не произойдет сразу, то все же он поникнет головой, задумается и не откажется вновь продолжить беседу с духовником вне храма или пойти к такому человеку, который может, по твоему мнению, рассеять его недоумения. Конечно, я далек от мысли, будто по­добная беседа может сделать перелом в душе всякого заявившего духовнику о своем неверии: одному надо говорить так, другому – иначе. Но я привожу пример того, как голос пастырской любви и обстановка исповеди дают тебе возможность повести речь о вере и неверии в совершенно иной плоскости, чем обыкновенно, когда начинают говорить о книге или нападают, хотя бы и справедливо, на неверующего автора, названного собеседником. Последний тогда начинает изощряться в софизмах, чтобы защи­щать своего учителя. А здесь ты призываешь человека к тому, чтобы он подверг суду себя самого и признался в тех греховных побуждениях, которые привлекли его внимание и симпатии к врагам Божиим, оторвав его от Бога.

Если неверующий твой собеседник мало поддастся от своего упорства, или даже, при всем твоем миролюбии, рассердится и начнет браниться, все же приложи всяческое старание, чтобы он не счел этой беседы последнею, а пришел бы снова к тебе или к такому более осведомленному учителю, к которому ты его

37

 

 

напра­вишь. Знаешь, у Гоголя в одном фантастическом рассказе душа спящей девушки отделяется от нее и говорит, кажется, какому-то колдуну: «Маруся (имя я, наверное, путаю) и десятой части не знает того, что знает ее душа». Если кто, почитающий себя неве­рующим, пришел к духовнику, то, значит, в ду­ше его, неведомо для него самого, еще много осталось желания возвратить себе веру, хотя имеется и противоположное желание отдалиться от веры. Не отпускай такого человека далеко от своего пастырского глаза и знай, что, чем резче и сердитее он говорит с тобою, тем сильнее борется в нем его душа, его совесть с бесом неверия и противления Богу. Разнообразны случаи обращения неверующе­го к живой вере и молитве, но редко они являются плодом посте­пенного опровержения всех воспринятых им лженаучных возра­жений против бытия Божия или бессмертия души. Обыкновенно после внутренней, притом же умственной и нравственной борь­бы перелом наступает сразу, и человек даже интересоваться перестает опровержением прежних отрицаний, а сбрасывает с себя прежние теории как ненужную шелуху, как праздные софизмы. Ясно, что и неверие только подпиралось ими, а исходило от озлоб­ления или непокорства, а теперь, смягченная словом пастыр­ской любви, душа сама нашла светлый выход из своего темного погре­ба и воспарила в молитве к Богу. Конечно, было бы не хуже, если бы кающийся подробно и основательно изучил все сказанное или написанное за и против его прежнего противобожного учения; но только –

38

 

 

согласятся на это, а охотнее начнут вчитываться в сло­ва Господни, вслушиваться в церковные молитвы и подвизаться в делах любви. О, как ты блажен, служитель Божий, если нашел ключ, чтобы отворить вход в душу и сердце такого челове­ка и открыть ему правдивый взор на самого себя, как это произ­вел Господь в душе Закхея, который сам понял, что ему нужно для жизни в Боге: Се, пол имения моего, Господи, дам нищим: и аще кого чим обидех, возвращу четверицею (Лк. 19, 8). Значи­тельно легче духовнику преодолеть частное неверие или малове­рие кающегося. Многие сознаются, что они не могут убедить себя в том, что Причащение есть истинное Тело и истинная Кровь Христовы, а также поверить в различные чудеса святых угодников, в посты, в существование диавола и т. п. Такого вида неверие почти всегда основывается на легкомыслии, на привычке легковерно по­вторять то, что можно постоянно слышать в мирских беседах людей неразумных. Духовник должен предложить сомневающе­муся вопрос: во что он собственно верит твердо: в Евангелие? В слова Христовы?  – Да! – А все эти сомнительные для него вопросы ясно и определенно выражены Самим Спасителем в словах, которые он забыл или никогда не вникал в них. Или отвергни веру в Самого Бога, Господа Иисуса Христа и Его словеса, или верь так, как Он научил нас: ведь никакая география, ни этнография, ни зоология не может тебе сказать, существует ли диавол или нет; будешь вести благочестивую жизнь – сам узнаешь разницу меж­ду искушением от диавола и от собствен-

39

 

 

ной злой воли, а пока верь своему Спасителю и не верь тем лжецам или глупцам, кото­рые утверждают, будто бесноватые были просто эпилептики: не­ужели Господь эпилепсию во­гнал в свиное стадо? И не Он ли различал искушения диавольские от искушений малодушия и стра­стей, например, в притче о Сеятеле? О постах: не Его ли слова: Егда же поститеся и прочее... – и воздаст тебе яве (Мф. 6, 16–18), егда отъят будет от них жених, и тогда постятся (Лк. 5, 35), сей род ничимже может изыти, токмо молитвою и постом (Мк. 9, 29). Кроме того, останови непременно внимание со­мневающегося на словах Христовых в Прощальной беседе. Веруяй в Мя, дела, яже Аз творю, и той сотворит и больша сих сотворит: яко Аз ко Отцу Моему гряду (Ин. 14, 12). Если веришь чудесам Христовым, если не считаешь Его бесчестным обманщиком, то ты должен верить и этим Его словам, подтверж­денным перед Его вознесением: Знамения же веровавшим сия последуют и прочее (Мк. 16, 17). Неразумные протестанты веруют тем чудесам, которые совершены апостолами по сказанию книги Деяний, но не веруют тем, которые изложены в их житиях. Поче­му? Или из приведенных обетований Христовых одно не должно было сбыться: Аще и что смертно испиют, не вредит их (Мк. 16, 18). Ведь о подобном чуде в Священном Писании нет со­общений, а есть таковое в житии апостола Иоанна, которого тщет­но пытались умертвить вкушением яда: последний нисколько не повредил апостолу. Сомневающимся в истинном Причастии повтори не только слова

40

 

 

Христовы на Тайной Вечери, но и слова Его о хлебе, сходящем с небес (Ин. 6, 50), которых они, наверно, не знают. Кроме того, приобрети и давай людям читать небольшую, но очень убедительную брошюру святителя Димитрия Ро­стовско­го «К сомневающимся об истине преложения хлеба и вина в Тело и Кровь Хри­стову». Точного заглавия я не помню, но она прода­валась во всех монастырских книжных лавках за пятнадцать копеек. Обычные сомнения в Святом Таинстве там рассеиваются замечательно просто и ясно.


Страница сгенерирована за 0.15 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.