Поиск авторов по алфавиту

Автор:Глубоковский Николай Никанорович, профессор

Глубоковский Н., проф. М. И. Ростовцев. История государственного откупа в римской империи (от Августа до Диоклетиана)

Журнал «Христианское чтение», СПБ, 1899 г. № 10.

Файл в формате PDF взят с сайта www.spbda.ru

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

 

Н. Н. Глубоковский

 

М. И. РОСТОВЦЕВ. ИСТОРИЯ ГОСУДАРСТВЕННОГО ОТКУПА В РИМСКОЙ ИМПЕРИИ (ОТ АВГУСТА ДО ДИОКЛЕТИАНА). Спб. 1899. Цена 1 р. 50 к.

Это сочинение (печатавшееся первоначально в «Записках историко-филологического факультета Императорского С.-Петербургского Университета», часть LI-я) есть специальная ученая диссертация (на степень магистра римской словесности), направленная к историческому выяснению государственного откупа в римской империи. В этом тоне ведется все исследование, которое распадается на три части. В первой— пропедевтической (стр. 1 54)—автор представляет «очерк истории государственного откупа в Греции (в Афинах: гл. I-а), эллинистических монархиях (в Египте при «Птолемеях» и lex Hieronica, т. е. закон правителя Сицилии Гифрона II, служивший нормою для взимания здесь δεκάτη или 10-ти процентной подати при Цицероне: гл. II-я и III-я) и Риме времен республики» (гл. IV-я). После этих «вводных» соображении и наблюдений—во второй части (стр. 57—110) г. Ростовцев характеризует «откуп государственных налогов в Риме во времена империи», при чем раскрываются термины publicanus, manceps, conducter, redemptor (гл. I-я), описываются «общества публиканов после перемены режима» (республиканского на императорский: гл. II-я) и формы, в каких выразилась при нем система сдачи на откуп налогов косвенных (гл. III-я) и прямых (гл. IV-я). Третья часть (стр. 113—176) посвящена рассмотрению «откупной системы в сборе доходов с государственных имуществ»—ager publicus или земель государственных (гл. I-я), государственных и императорских рудников (гл. II-я), императорских saltus, т. е. собственных императорских территорий (гл.III-я), и императорских «домэнов» (пахотной земли) в Египте (гл. IV-я). Касательно провинций находим специальные указания в четвертой части (стр. 179—248) насчет «откупной системы в Египте (с определением источников до-

 

 

698

ходов, гл. I-я, и способа взимания податей, при участии чиновников и откупщиков, гл. II-я) и Иудее (и Сирии: гл. III-я) во времена империи». В пятой, «систематической», части (стр. 251—284) подводится окончательный итог по вопросам о формах откупа (гл. II-я), основных ѳго чертах (гл. II-я) и societas publicanorum в императорское время (гл. III-я). В заключении—после исправлений и дополнений—представлены indices (стр. 289—304) а) abbreviationum, b) locorum (scriptores, inscriptiones, papyri, ostraca) и c) nominum et rerum.

Из этого краткого обзора видно, что рассматриваемая диссертация имеет специальный историко-юридический интерес. Отсюда естественно может возникать недоумение касательно значения настоящего труда для богословия и богословов. Но должно заметить и помнить, что богословские науки часто и во многом требуют точных знаний из области светских дисциплин. Такова, напр., церковная история, церковное право и (новозаветная) экзегетика. Достаточно сослаться хотя бы на последнюю, где историческое выяснение и ближайшее истолкование невозможны без самых разносторонних сведений по филологии, администрации, финансовому праву, географии, этнографии и пр. и пр. При этом все данные подобного рода входят в экзегетическую работу только частично и по мелочам—для исторического освещения и в целях реального комментирования тех или иных свидетельств. Этим утверждается важность отмеченных вспомогательных материалов, но вместе с тем обрисовывается и особенная трудность при их овладении и надлежащем применении. Само собою понятно, что такие иллюстрации бывают истинно полезными и плодотворными лишь при совершенной научной точности, почему приобретаются только после компетентного усвоения предмета в его существенных свойствах. Для этого нужно внимательное изучение, а для богослова оно сопровождается отвлечением от прямых задам и не всегда возможно без усидчивого старания, которое поглощается собственным делом. Ясно, что тут неизбежна посторонняя помощь, и в этом случае дорогим подспорьем служат справочные пособия, приноровленные к указанным целям. Из них справедливою известностью в сфере «новозаветных времен» пользуется книга Гёттингенского профессора и редактора «Theologische Literaturzeitung», г. Эмиля Шюрера, «История иудейского народа в век Иисуса Христа» (Geschichte des jüdischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi von Emil Schürer); ее незаменимая пригодность прекрасно удостоверяется уже тем, что она выходит третьем изданием, и теперь появились (Leipzig 1898 у J. С. Hinrichsa) два тома (2-й и 3-й), посвященные характеристике «внутренних состояний», «иудейству рассеяния и иудейской литературе». Конечно, еще более ценны те труды, в которых сам

 

 

699

специалист берет на себя «богословские» обязанности. Г. Ростовцев на общем факте нарочито выделяет Иудею, а потому его диссертация и прямо и косвенно затрагивает богословские проблемы в избранной области государственного откупа в римской империи.

Разумеется, для нас важнее прямые применения автора, но они покоятся у него на рассмотрении всей откупной системы и определяются ими в своей научной ценности. Посему необходимо остановиться и на этой историко-юридической части, где мы не компетентны и ограничимся немногими замечаниями. Г. Ростовцев уже давно работает в своей сфере и заявил себя разнообразными трудами—преимущественно—в заграничных изданиях на итальянском, немецком и французском языках 1). Естественно, что он ведет дело широко и с научною опытностью. Его усилия сосредоточиваются на полном собрании материалов, их классификации и комментировании с целью представить «довольно полную картину хода исторического развития» (стр. XIII) в его «главных фазах» (стр. 264). В других местах г. Ростовцев опять отмечает, что ему удалось достигнуть желаемого (напр., на стр. 173), но оговаривается, что иногда у него многое гипотетично (стр. 263) и не имеет «претензии на окончательное распределение юридического материала» (стр. 264). К этим ограничениям должно прибавить, что мы не нашли целостной «исторической картины» в рассматриваемой книги, где она пока и едва ли возможна по недостаточности и темноте данных даже во многих кардинальных пунктах.

Посему ценность труда лежит больше всего в подборе и разъяснении известий. В последнем отношении важнейшими являются существо и смысл анализируемого предмета по ходу исторического преемства в действительной жизни римской империи. Думается, что здесь автор идет по верному пути. По его наблюдениям, в римском откупе всюду сказывается эллинистическое влияние. Сколько можем судить по сочинению профессора (прежде Пражского, теперь Венского) Ludwiga Mitteisа о «государственном и народном праве в восточных провинциях римского государства» (Лейпциг 1891), хорошо известному г. Ростовцеву,— это идея верная и плодотворная, которая должна способствовать точнейшему уразумению своеобразных форм

1) См. указания в рассматриваемом сочинении, иногда только воспроизводящем прежние работы (стр. 157, 198,1) и поправляющем их (стр. 175,1 и др.), напр., на стр. 63,2. 64,s. 68,г. 76,1. 2. 81,3. 92. 119. 142,1. 143,2. 144. 152,2. 162,2. 165,1. 174,1. 194,2. 198,2 199,1. Cр. и «Филол. Обозр.» 1899, I, 2, стр. 80, а на стр. 33 г. М, обещающий подробный отчет в след. книжках, называет труд г. Ростовцева «выдающимся явлением русской научной литературы».

 

 

700

рецепции римского права в разных областях империи. Не менее справедливо автор считает откуп государственно-экономическим злом и указывает его постепенное падение параллельно централизации управления в императорское время.

Переходим теперь к Иудее с Сирией. Находя в них параллели общего характера с Египтом, г. Ростовцев ищет таковых и в нормах финансового управления. За время Птолемеев он констатирует в Сирии господство автономии городов, при чем откупщики являлись лишь посредниками между последними и получавшею властью. Только уже при Птоломее Филопаторе 2) допускается случай генерального откупа согласно рассказу (для 227—200 г.) Иосифа Флавия (Antiqu. XII, 4) об Иосифе, племяннике первосвященника Осии (II-го: 247—222 г. до Р. Хр.), сразу взявшем в Александрии все подати за двойную сумму (в 16 тысяч талантов) на 22-летний срок. Это было прямым применением специально египетской системы сбора, но вообще в Иудее платил первосвященник — двадцать талантов серебра из доходов храма, хотя при Селевкидах обложение было более интенсивное. После завладения Палестиной (в 63 г.) Помпей наложим дань, а Габиний (в 56 г.) разделил Иудею на пять областей. Эта дань (в неизвестных размерах) взималась римскими публиканами до времени Цезаря, который, возвратившись к агиографической автономии (с первосвященником — этнархом во главе), в 47 г. перенес ответственность на одно лицо (этнарха) и облегчил платежи (для второго года и для субботнего), а в 44 г. еще более понизил их и совсем уничтожил сдачу на откуп публиканам. В таком виде система осталась до Квириниева ценза, который всем своим смыслом свидетельствует, что здесь уже не было господства публиканов, и «взимание, вероятно, лежало на плечах представителей отдельных ком и μητροπόλεις и особенно на Иерусалимском синедрионе». Подати были поголовная, земельная 3), дорожная, таможенная и др., поскольку римляне сохранили их без изменений. При этих условиях естественно развивается мелкий откуп по отдельным статьям и в разных округах. К этому именно классу принадлежали все евангельские мытари, из которых Матфея автор находит возможным считать римским гражданином (стр. 245), не

2) Так у г. Ростовцева на стр. 236, но — по Иосифу Флавию — дело было при Птоломее III Евергете, скончавшемся 221 г. до Р. Хр. (ср. у Schürer, ор. cit. II3, S. 75,7), а Птоломей IV Филопатор правил уже после него.

3) Ср. у г. Ростовцева на стр. 106: «во всех провинциях римской империи определенная плата с известного количества земли была правилом».

 

 

701

приводя на это никаких оснований. Значит, τελῶναι а) были мелкими откупщиками податей у местных органов и не имели отношения к Риму, а потому b) совсем не связаны с сословием римских публиканов, хотя в Иудее существовали долго.

В этих двух тезисах выражаются существенные результаты изысканий автора, и оба они до известной степени условливаются взаимно. Первый пункт формулируется в том смысле, что «иудейские телоны несомненно относятся к категории эллинистических откупщиков» (ор. и стр. 274). Но здесь является сильным противником проф. Шюрер 4). И евангельских мытарей и упоминаемого у Иосифа Флавия (Bell. jud. II, 14: 4) Кесарийского телона Иоанна он принимает за сборщиков таможенных пошлин, которые взимались не государственными чиновниками, а откупщиками за известную ежегодную плату (даже у областных правителей в роде Ирода Антипы), между тем собственно подати взыскивались в сенатских провинциях чрез квестора, а в императорских чрез особого (при префекте) «прокуратора» или контрольного императорского чиновника 5). Это мнение ничем не аргументируется, и г. Ростовцев категорически опровергает его поскольку 1) Иерихон город не пограничный и 2) этим не объясняются существование целого класса откупщиков и ненависть к ним, доходившая до презрения. Отсюда заключается, что иудейские телоны, «очевидно, собирают все денежные подати и, главным образом, ἐπικεφάλαιον» (стр. 247). Не все соображения г. Ростовцева одинаково решительны, и первое из них не побивает Шюрера прямо, поскольку он допускает разграничение самой Палестины на таможенные округи, при чем плата в Галилее поступала Ироду Антипе, а в Иудее — в римский фиск 6) или императорскую казну; тогда и Иерихон будет пограничным на востоке Иудеи 7), Тем не

4) Geschichte des jüdischen Volkes г, S. 397—398.

5) Г. Ростовцев сомневается, чтобы уже в I в. непосредственный официальный контроль принадлежал «прокураторам», которые тогда были личными агентами императора и управляли императорскими имениями во всех провинциях, а в императорских заведовали сбором прямых податей (стр. 68).

6) Так назывались первоначально провинциальные кассы для императорских доходов, но «обозначение fiscus с течением времени расширяется—это уже не отдельная провинциальная касса, а все кассы императорского финансового управления и вместе с тем все императорское управление, которое распространяется на все косвенные налоги сначала посредством контролирующего вмешательства, перерождающегося затем в непосредственное императорское управление»: см. у г. Ростовцева на стр. 141—142.

7) Geschichte des jüdischen. Volkes I2, S. 397.

 

 

702

менее толкования Геттингенского профессора кажется сомнительным и несогласно со всеобдержанным значением терминов τέλος, τελώνης. При том же в нем не затрагивается вопрос о податях. Об них Шюрер трактует в других местах, полагая, что в провинциях были двоякого рода подати 1) о земли—tributum soli или agri и 2) поголовная—tributum capitis, а равно и другие, которые вносились в главных центрах податных округов согласно цензам (ревизиям), происходившим, вероятно, чрез каждые пять лет 8). Что до взимавших, то Шюрер отрицает римское вторжение до обращения Иудеи в римскую провинцию. По его суждению, Ирод в вопросе о податях распоряжался совершенно неограниченно, и при Архелае иудеи настаивают на облегчении именно у него. О римских податях совсем нет речи. Единственный пример вмешательства был при разделении Палестины между тремя сыновьями Ирода, когда Август потребовал понижения подати с самарян на четверть, но и это доказывает, что римского ценза не было 9). Этих соображений г. Ростовцев совсем не рассматривает 10), однако финансовое бескорыстие римлян весьма невероятно и само по себе не устраняет вопроса о сборщиках. Шюрер совершенно умалчивает об них и для позднейшего времени, кажется, склонен думать, что подати взимались прямо «прокуратором». Это опять же представляется сомнительным, и потому вполне уместна поправка г. Ростовцева 11), который справедливо подчеркивает, что мытари презирались больше всего за служение римскому рабству, ибо иудеи могли платить только на храм и первосвященнику.

8) Ор. cit. Ι2, S. 428—431.

9) Ор. cit. I2, S. 442-447.

10) Вообще же г. Ростовцев достаточно пользуется трудом Шюрера даже там, где это не отмечено прямо, но 1) извлекает и обсуждает далеко не все и 2) только раз (стр. 234, 3) называет заглавие правильно, а в других случаях (стр. 235, 4. 238, 1. 243. 244. 246. 247, 3) цитирует под ошибочным титулом Geschichte der Juden... Неточности в таких указаниях у автора не редки.

11) И в другом месте г. Ростовцев пишет (стр. 238, и), что упоминаемое за время Ирода «египетское ἐνκύκλιον (налоги на купчие крепости: стр. 179) = τέλη ἐπὶ πράσεσιν ὠναῖς (Jos. Ant. jud. 17. 8, 4). Schürer напрасно идентифицирует с τέλη τῶν ὀνουμένων καρπῶνрыночным налогом в Иерусалиме, Jos. Ant. 18. 4. 3»; однако на указанной 398 странице у Шюрера (I2) об этом совсем нет речи и лишь на 897-й говорится о рыночной пошлине в Иерусалиме, выданной Иродом а отмененной Виталлием в 36 г. по Р. Хр., но без всякого упоминания об ἐνκύκλιον и только в качестве примера косвенных налогов, как это находим и у самого г. Ростовцева.

 

 

703

Но если русский автор достаточно разъясняет приравнение иудейских телонов к грешникам, то у него пока не раскрывается другое, более энергическое, равенство их с язычниками. Здесь мы переходам ко второму пункту. Г. Ростовцев утверждает, что в империи «роль откупщиков в государственной жизни сводится к нулю. Политическая деятельность всадников-публиканов живет и умирает вместе с республикой», а на востоке «откупщик даже и в провинциальной жизни играет незначительную роль (хотя здесь система откупа удерживается дольше: стр. 98). Как сборщик и прямых податей, он навлекает на себя ненависть населения, с которым мелкий калибр откупа ставит откупщиков в постоянную и тесную связь. И положение его в имущественном отношении далеко не выкупало ненависти населения; если некоторые и наживались на откупах, то не меньшее, если не большее число разорялось на откупах в силу взгляда на откуп прежде всего, как на munus patrimonii» (стр. 274) или принудительную обязанность, не редко убыточную и всегда отяготительную. В применение к Иудее—отсюда автор выводит, что в Евангелия «вообще публиканы попали по недосмотру; τελῶναι скорее соответствует лат. conductores 12) имп. времени» (стр. 59,4). Здесь г. Ростовцев снова сталкивается (хотя и не опровергает) с Шюрером, который категорически заявляет, что даже таможенные пошлины отдавались «так называемым publicani» — подобно собственным податям 13). В этом ограничительном смысле Гёттингенский профессор, бесспорно, прав, а резкое замечание русского исследователя довольно бесцельно. Если в империи publicani постепенно устранялись и уничтожались в прежних областях и сферах бесконтрольного господства, то тем менее было оснований пускать их в новые провинции и—в частности—в Иудею. Однако факт взимания податей оставался, а тогда уместны и посредники, которые исполняют функции дубликатов в измененной форме,—соответственно действительному строю. С этой стороны — вопреки г. Ростовцеву (стр. 243)—ничего не говорит против сего и учреждение римского ценза 14), поскольку этим свидетельствуется

12) В начале империи этот термин применялся к откупщикам императорских «домэнов», по потом постепенно захватывает весь государственный откуп, при чем кондуктор оказывается «наполовину чиновником»: см. у г. Ростовцева на стр. 60. 257 сл.

13) Op. cit. I2, S. 398.

14) Этот ценз г. Ростовцев поставляет в связь с обдуманными реформами Августа в области финансового управления (стр. 252 сл.)—для непосредственного взимания податей с плательщиков—и видит в нем подготовительную статистическую работу, ко-

 

 

 

704

лишь о римском контроле над сборщиками, а непосредственное взимание поземельной подати (ibid.) не отнимает у них всех возможностей при наличности многих других статей. Значит, верно не более того, что мытари не принадлежали к societas publicanorum (уже вымиравшему) и не располагали их полномочиями — с покупкой права взимания за известную сумму и при сборе податей вне государственного надзора и активного участия. При всем том они фактически действовали в роли отживших публиканов и приближались к ним тем более, если непосредственно сносились с «прокураторами», как склонен думать Шюрер. Во всяком случае, судя по Закхею, мытари были своего рода сословием с отдельными организованными обществами и, несомненно, служили тому, чтобы «воздавалось кесарю». И при внимательности правительства, исключавшей низкую оценку сдачи откупов, несправедливости сборщиков были особенно отвратительны, потому что нажива достигалась уже чрез насильственное «выжимание» и незаконными путями подлогов в роде обвинения внесшего в неуплате, согласно толкованию г. Ростовцевым термина σοκοφαντεῖν у Лк. XIX, 9 (стр. 245 и прим. 2).

Из представленного обзора ясно, что рассматриваемый труд дает немало ценных указаний для экзегета 15), хотя и далеко не в тех размерах, в каких можно было бы желать и даже ожидать от специалиста по вопросу об откупе в римской империи. Автор сосредоточивается преимущественно на эпиграфическом материале (ср. стр. 264) и меньше обращает внимания на комментирование литературных памятников, а Иудеи касается весьма бегло, почему его суждения не всегда ясны, соображения не во всем отчетливы 10) и заключения не отличаются совершенною твердостью.

Не совсем удовлетворительно сочинение и с внешней стороны. У автора есть неприятная манера многократно повторять вещи понятные (хотя бы и небесспорные) — словно он затверживает свои мысли ученикам, между тем в

торая не могла быть быстрою и лишь после долгой борьбы приводила к желательным результатам (стр. 105).

15) Заслуживают внимания и библиографические замечания автора в роде того, что Manfrin трактует обложение Иудеи в высшей степени поверхностно (стр. 235, и) и не имеет ровно никакого значения (стр. 242 прим.), что Erana опускает важные свидетельства и приводит незначительные (стр. 235, 4), что у Rosenthаl’я и Вüсhler’а совершенно неправильное представление о способе пользования римлянами завоеванными провинциями и об ager publicus (стр. 212, и).

16) Так, время Птолемеев и Селевкидов со стороны финансового управления Иудеей изображается довольно сбивчиво и запутанно

 

 

705

других случаях говорит слишком сжато, примрачно и невразумительно. Изложение вообще небрежно в стилистическом отношении и иногда крайне запутанно 17): все это не заслуживает ни похвалы, ни подражания, хотя стало у нас довольно обычным явлением, достигающим у некоторых (даже богословов) до степени неестественного уродства. Но особенно поражает орография г. Ростовцева. В главе о Палестине у него мы находим: Иудэя, иудэй, иудэйский, прэфект, элленизованный при еллинистический, Герод, екстраординарный, Деметрий, книга (без указания, какая) Маккабэев, Цэзарь, Цэзарея, едикт, Иоппа, ексцерпт, етнарх, Птолемеи, Леви (вм. Левий), Закхэй, Матфэй, Галилэя, Кѣсарь и т. п. Первый вывод отсюда тот, что автор едва ли видел самолично вое библейские документы, о которых он высказывает столь решительные суждения, а это наименее желательное качество в ученой работе... Затем ясно по самым примерам, что орография у г. Ростовцева совсем невыдержанная, и в этом отношении всякие новшества граничат с своеволием недисциплинированности... Что же касается покушений гг. «эразмистов» в передаче греческих слов,

17) Для примера выписываем со стр. 9 следующее тяжеловесное предложение: «В государствах, имевших республиканскую форму правления, откуп, нестесняемый и не контролируемый, должен был организоваться более прочно, создать особый класс откупщиков, зародыши которого мы видим уже в Афинах в IV и У в., влиять благодаря силе капитала, неминуемо при условия бесконтрольности сосредоточивавшегося в рунах откупщиков, на государственную жизнь, словом, занять выдающееся место в государственной жизни, все это, однако, только при расширении поля деятельности, которое (— поле или расширение? —) бы позволяло откупщикам сосредоточить в своих руках капиталы, немыслимые при продуктивной способности обычной греческой политии, и тем выделиться из рядов обычных предпринимателей, стесненных конкуренцией не только своих сограждан, но и жителей тех областей, на которых распространялась власть их родины». Не менее любопытна и фраза на стр. 118: «Правда, государственная аренда и государственный откуп в римском государственном праве не разделяются, и то, и другое есть emptio-venditio или locatioconductio, откупщики и арендаторы обозначаются официально теми же терминами: manceps, conductor, даже publicanus, часто даже, в силу исторического хода развития, откуп доходов с государственных земель сливается с арендой самих земель, все же обе эти стороны государственного откупа лежат настолько далеко друг от друга как юридически, так и исторически, что найти аналогии в развитии откупа государственных доходов и государственных земель вряд ли когда-нибудь удастся». Просто жутко читать подобные грамматические раритеты...

 

 

706

то их вторжение в богословский язык и незаконно и небезопасно, если намеренно, но неосмысленно, попирается санкционированная терминология там, где из-за одной буквы происходят расколы с вековою и непримиримою враждой... И в науке тоже созидает рассудительная любовь, а не капризно-эгоистическое оригинальничанье...

Н. Г.

Г. Слуцк Минской г.

1899, VIII, 5—четверг.

 


Страница сгенерирована за 1.54 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.