Поиск авторов по алфавиту

Автор:Феофан (Говоров) Вышенский Затворник, святитель

Феофан Затворник, свт Четвертое письмо в С.-Петербург по поводу ереси тамошней

26. Четвертое письмо в С.-Петербург по поводу ереси тамошней.

Спешу покончить нашу с тобою беседу о присланных тобою пунктах учения вашего новшака.

Может быть, и еще что-нибудь следовало бы сказать вообще об них; но берусь делать замечания о каждом пункте: тут не пройдет без внимания и общее, если осталось не показанным.

1) Спасение совершилось, и все уверовавшие во Христа спасены.

Совершено все, что потребно для нашего спасения, устроена сокровищница спасения,— домостроительство (экономия) его. Приходи всякий и бери, сколько можешь вместить. Путь к сей сокровищнице, билет на вход в нее и на получение всего в ней содержащегося дает вера. Кто уверует и придет к сей сокровищнице, тому богоучрежденными порядками будет дано все потребное для спасения. Это, как я писал в прошлый раз, — прощение грехов ради крестной смерти Господа и благодать Святого Духа.

Как ни велики сии дары Божии, даемые при самом первом приступлении к Господу верою,— при всем том уверовавшего и чрез таинства приявшего означенные дары нельзя назвать уже спасенным. Этим полагается только начало спасения. Уверовавший вступает на путь, верно и несомненно ведущий ко спасению, но спасенным он явится, когда кончит сей путь непреткновенно и неуклонно. Посему у св. Марка Господь и говорит: иже веру имет и крестится, спасен будет (Мк. 16, 16), а не спасен еще. Несомненно будет спасен, если пребудет верен вере и не престанет исполнять потребное для спасения. Не сомневайся, что

 

 

194

получишь спасение; только неленостно теки по пути к нему, подражая св. Павлу, который говорит о себе: теку на верное, но еще не достиг; гоню же, чтоб достигнуть (Фил. 3, 12 —14). Только вот что можно сказать о — «спасены», что если кто из уверовавших, вышедши из купели крещения или покаяния с отвращением от всего греховного и возревнованием о всем добром, тотчас и отойдет из сей жизни, то он не подпадет осуждению, потому что со времени Крещения исключается из списка погибающих и включается в список спасаемых. Но если он по душе и телу остался еще нечистым, то недостающее сие восполнится молитвами Церкви, кои слышатся в ней на каждой службе.

2) Спасение даровано нам туне, а дары Божии, как непреложные и вечные, отняты быть не могут.

Устроено для всех спасение туне, но даваться никому не дается туне. Об этом было все почти прошлое мое письмо. Воплощение Сына Божия, крестная смерть, воскресение и вознесение, сошествие Святого Духа и Церкви Божией устроение, в коей единой только все желающие спасения и спасаться могут, — все сие совершено туне, даром. И зовутся все ко спасению тоже даром. Но потом, как только внял кто призванию и начал движение к получению спасения, богоучрежденным порядком, с той минуты уже ничего не бывает даром, а во всем требуется напряжение своих сил, тщание и труд, — и если это не будет, ничего не получишь: ищи и обрящешь, толцы и отверзется тебе. Так что вернее будет, если ты навыкнешь говорить: спасение содевается при помощи благодати, вместо: дается туне.

Общая мысль сего пункта — спасение даром даровано и отнято быть не может, потому что дары Божии неотменны, — совершенно ложна, льстива, пагубна: ибо подрывает всякую энергию нравственных сил и, оста-

 

 

195

навливая текущего ко спасению, лишает его возможности получить его. Домостроительство спасения неотменимо и вечно сильно, — вседовлетельно на спасение всех во все времена живших, живущих и имеющих жить, — и сила его простирается на всю вечность. Но к спасению каждого лица сии качества — непреложность, неизменность, вечность, безусловно прилагаемы быть не могут, пока кто здесь на земле. В сем отношении можно только говорить: кто уверует и по вере верно будет исполнять все потребное для спасения, как Сам Спаситель установил во св. Своей Церкви, тот несомненно спасен будет; кто же не исполнит сего потребного, тому нельзя надеяться спасену быть, по тому одному, что спасение, Господом устроенное, непреложно, даже после того как он верою приступил к Господу и получил начатки спасения, прощение грехов и благодать Святого Духа. Кто, получив прощение в грехах, опять согрешит, тот теряет сей дар; равно кто, получив благодать Святого Духа, оскорбляет грехами сего Духа Божия, тот лишается сего дара. Таковый опять поступает в разряд непрощенных и безблагодатных. Воспринятое начало спасения сгублено; надо снова его искать. Слово: «отнято быть не может», — по причине нашей изменчивости, неприложимо к получению и содеванию спасения. Следовательно, ложно употребляется и обманывает неопытных.

3) Человек спасается чрез веру во Христа.

Хорошо сказано: спасается. Стало быть, не спасен еще, а лишь содевает свое спасение, проходит курс, течение спасения. И что спасается чрез веру во Христа Господа, тоже верно, если под верою во Христа разуметь веру христианскую во всем ее существенном устройстве. Помимо сей веры нет спасения. Но если под верою во Христа разуметь лишь уверование, что

 

 

196

Христос Спаситель совершил все потребное для нашего спасения, то такая одна вера не содевает нашего спасения, если кто с нею одной останется. Она только дает первый толчок движения ко спасению. Прияв ее, надобно покаяться и положить твердое намерение неуклонно работать Господу, отвращаясь от всего Ему неугодного; далее приступить надо к таинствам во св. Церкви и приять чрез них всепрощение и благодать Святого Духа; наконец, облекшись сею силою, тещи неуклонно путем заповедей Господних во исполнение данного обета. Кто так устроил свое дело спасения, о том следует говорить, что он спасается верою Христовою или верно содевает свое спасение в Господе Спасителе.

4) Уверовавший во Христа и, следовательно, усвоивший себе искупление в собственность вечной погибели не подлежит.

Слова сии требуют дополнений, чтобы как следует выразить истину, о коей говорят. Усвоение искупления приписывается уверованию в Господа Иисуса Христа. Это не полно. Искупил нас Господь Своею кровию или крестною смертью. Усвояется нам искупительная сила крестной смерти Господа во святом крещении, как изъясняет св. Павел (Рим. 6, 3 — 4). Тут сраспинается человек Христу Спасителю, обливается Его кровию и омывается. Вера предшествует сему и сопутствует; но одна без Крещения не усвояет искупительной силы крестной смерти Господа. И при крещении не одна она служит приятелищем такой силы, а вместе с покаянием и твердым решением жить прочее свято. Когда же сие есть, тогда истинно приемлется сила искупления,— и тут же крещаемый изъемлется из круга подлежавших вечной погибели и вносится в круг спасаемых. Но сказать, что усвоивший себе означенным порядком искупление не подлежит

 

 

197

вечной погибели, можно только под условием: если он опять не согрешит. Грех по крещении пресекает действие всех даров, полученных в нем, и снова делает согрешившего сыном погибели, и еще в более строгом смысле, нежели в каком он был ей повинен прежде, как пишет св. Павел в послании к Евреям: волею согрешающим нам по приятии разума истины (и омовении в водах крещения — выше ст. 22), ктому о гресех не обретается жертва, страшно же некое чаяние суда, и огня ревность поясти хотящего сопротивныя. За что так? За то, что, предавшись греху, кровь заветную, еюже освятися в крещении, скверну возмнил и Духа благодати укорил (Евр. 10, 26 — 29), или, как сказано в другом месте: снова распял Христа (Евр. 6, 6).

5) Каждый уверовавший во Христа тотчас же получает отпущение грехов и избавляется от вечного наказания.

Тут та же мысль, что и в предыдущем пункте, с малыми оттенками, видными в слове: тотчас же. Как будто слово сие нарочно прибавлено, чтоб внушить, чтобы кроме веры ничего уже более не нужно; а это не так: нужно покаяние неотложно. И в первый раз приступающие ко Христу должны исповедать грехи свои, как делали Ефесяне пред св. Павлом (Деян. 19, 18). Тем паче это требуется от согрешающих по крещении. Разница та, что там очищает от грехов исповеданных Крещение, а здесь таинство покаяния при священническом разрешении. Таким образом отпущение грехов при вере всегда посредствуется таинством. И иначе сие не бывает и быть не может. Можно набить себе убеждение, что и без таинств простятся грехи; но это будет самопрельщение. Вторая половина пункта: И избавляется от вечного наказания, — верна в том отношении, что получивший очи-

 

 

198

щение и отпущение грехов вычисляется из списка присужденных к вечному наказанию. Но если тут разумеется, что он никоим образом уже не подпадет сему наказанию, то это неверно. Если снова согрешит, то подпадет ему, и еще в строжайшем смысле, как я уже замечал. Почему, получив отпущение прежних грехов, стой бодренно и мужественно, чтоб греховные пожелания, оставшиеся в душе и теле, опять не поднялись и не увлекли на старое.

6) Для спасения следует принять в себя Христа. Для этого нужно сознать себя грешным, уверовать во Христа, возблагодарить Его за все, что Он для нас сделал, сознать себя спасенными навеки, и быть убежденными, что с этой минуты все грехи наши прощены, и мы становимся неизменными причастниками жизни вечной.

Опять то же самое, только пространнее, сильнее и настойчивее, как будто ваш новшак решился, во что бы то ни стало, вбить в слушающих дух самопрельщения. «Быть убежденными, что грехи нам прощены и жизнь вечная — наша». Можно, как я уже говорил, набить себе такое убеждение, но не по истине, а по самопрельщению. Чувство прощения приходит в душу, как наитие свыше. Господь изрекает всепрощение в сердце, и оно слышится внятно. Нам, кои большею частью приступаем к Господу, — если приступаем, — после того, как успеваем потерять благодать Крещения,— даже и после того, как искренно исповедуем грехи свои, оплачем их и положим твердое намерение не грешить более; нам, говорю, не тотчас в разрешении грехов или по разрешении их духовным отцом дается чувство благоволения Божия и всепрощения. Здесь это верою только приемлется; в чувство же входит после довольных над собою трудов, болезненных и безжалостных. Наложит ли

 

 

199

духовник епитимью, или не наложит, — но эта Божия епитимья — отсрочка в даровании чувства помилования — всегда бывает, более или менее длительная, судя по грехам. Когда же придет наконец сие чувство, то тут бывает не то, что при убеждении. Убеждение в мысленной части бывает, и оттуда действует на сердце. А тут чувство помилования входит в сердце и овладевает им, и заставляет радоваться и ликовать все силы души и тела. Покаявшийся чувствует на себе при сем объятия отчи. Это райское состояние дается всем тем, которые довольно потомят себя в сокрушении и преутруждении,— конечно, все под условием веры и смиренного к Господу припадания. Итак, если сие именно разумеет ваш новшак, говоря об убеждении в прощении грехов, то добре. Но я очень сомневаюсь, чтоб он так думал, потому что для него слова: труд и подвиг — нестерпимы. Почему наверное он полагает, что прощение дается за одну веру, которая порождает и убеждение. Это прямой путь к самопрельщению.

Когда такое чувство сказанным путем войдет в сердце, то в то же время там начинает теплиться и духовная жертва благодарения и живет неразлучно вместе с тем чувством. Тут же просветлевает и чаяние наследия вечной жизни, тогда как до сего момента она тускла, робка и нерешительна.

Повторю еще весь путь: нам, приступая к Господу в покаянии, надо оплакать грехи, исповедать их искренно с изъявлением решительного намерения не поблажать более себе, и получить таинственное в грехах разрешение от Господа чрез уста духовника; затем начать труд самоозлобления для подавления греховных привычек и в наказание за прежнее своеволие. Когда греховные движения поутихнут и совесть

 

 

200

безжалостная насытится произвольными лишениями, тогда Господь сжаливается над кающимся и дает ему ощутить всепрощение, которое было за ним только по вере. Нарочно повторяю это, чтоб кто, наслушавшись вашего новшака, в самом деле не возмечтал, что коль скоро верует, то уж не о чем более заботиться, — позволительно питать убеждение, что и грехи прощены и жизнь вечная — наша.

Первые слова этого пункта, что для спасения следует приять в себя Христа, — можно бы оставить не оговаривая. Но как тут говорится о приятии только Христа Спасителя, как и во всех пунктах, то нельзя не оговорить: точно для спасения необходимо приять в себя Христа Господа, но неразлучно со Отцом и Святым Духом. Дух Святой приходит возбуждать чрез слово благовестил или вообще чрез божественное слово чувства греховности, опасения за свою вечную участь, раскаяния, решения начать жить исправно, и уверовавшего, в таинстве Крещения, облекает во Христа, а в таинстве покаяния возоблекает. Все сие по благоволению Отца. Когда затем получивший таким образом начало новой жизни по духу ее преобразует с помощью благодати и душу и тело и станет весь чист, тогда и вся Пресвятая Троица воссиявает в верующем нераздельно, воссиявает само Божество триипостасное. И се — муж совершенный, достигший меры возраста исполнения Христова. — Нарочно это я тебе и твоим прописываю, чтоб не сбились вы там с толку неопределенными фразами своего новшака.

Смотри-ка еще, какие средства указывает он к приятию Христа? «Нужно сознать себя грешником, уверовать во Христа, возблагодарить Его, сознать себя спасенным навеки». Это что-то слишком идеально и отрешенно,— по-духоборчески. Все это надобно иметь;

 

 

201

но без св. таинств Церкви — Крещения, Покаяния, Причащения — никто не может одними умовыми движениями приять Христа. Чаяние сего или уверенность в сем есть пустая мечта, обольстительная и пагубная,— ибо, уверяя, что прият Христос помимо способов, Им Самим учрежденных, помимо которых Он не приемлется, — она отклоняет от употребления сих способов, оставляет человека без Христа, — без Коего и спасения нет. Вот как, непрестанно толкуя о Христе, ваш новшак отдаляет от Него.

7) Таким образом мы принимаем в себя Христа, Который уже, невзирая ни на что, никогда не покидает нас, но всегда пребывает в нас.

«Таким образом приемлем Христа», т. е. таким, как он выше сказал, мысленным, духоборческим и хлыстовским. Нет, не таким образом приемлется Христос Господь, как уже я не раз говорил. Сам Господь иной от этого установил образ приятия Его, и помимо сего Им установленного образа, другим каким-либо, приять Его не надейся никто.

А это: «принятый Христос, невзирая ни на что, уж никогда не покидает нас», — откуда взято? Неужели Христос пребудет и в том, кто грехами своими, после принятия Его учиненными, кровь Его попрал и Самого Его распял? (Евр. 6, 6; 10, 26 — 29). Грехи ведь делают душу и тело смрадными. Как же это ваш новшак дерзает держать Господа в сем смраде? В плен, что ли, Он попал, быв восприят человеком? Бог Сам свидетельствует, что грехи наши отлучают Его от нас. Так и Христос Господь, оставляет согрешившего, в коем был прежде. И благоволение Отца отходит от него, и благодать Духа отстраняется. Там начинают властвовать другие духи.

«Христос никогда уже не покидает нас; мы при-

 

 

202

частники жизни непременно» — что это за речи? Разве полагает он, что по приятии Христа человек уже грешить не может? Но это уж слишком произвольно. Непонятно это внушение. Если сам он о себе так думает и других учит так о себе думать, то вот и еще черта самопрельщения. Христос в нас, прибавим — и благодать Духа Святого и благоволение Отца, — дотоле, доколе человек воздерживается от грехов и не отдаляет Их. Но Они, присущи бывая в нем, не вяжут его свободы. Почему всякий может пасть, на какой бы высокой степени совершенства ни стоял. А падет, Они отстранятся, — и останется человек один с грехами своими, и теми, кои ввергли его в грех, вместо милостивого Бога и Спаса нашего.

8) Принявшему в себя Христа несвойственны смертные грехи; за грехи вообще он подлежит лишь временным наказаниям.

Если первое положение разумеется под таким условием: пока Христос в нем, то конечно это справедливо. Но если полагается, что сие бывает по какой-либо необходимости, то тут нет истины. Первый бесплотный пал; бывший между Апостолами пал; сколько примеров падения снятых, мужей высокой жизни и чудотворцев?!

Стало быть, нелепо мечтать о безгрешности человеков вообще заурядных. Правда, св. Иоанн Богослов говорит, что рожденный от Бога, не согрешает. Но тут же прибавляет: но блюдет себе (1 Иоан. 5, 18). И выходит, что он не согрешает потому, что блюдет себя. Не станет блюсти, и согрешит. Свобода всегда остается за человеком. И он может пасть, как бы высоко ни стоял и как бы близко к Богу ни был поставлен.

Последнее положение: «Грехи вообще, — по ходу речи, — исключая смертных, подлежат временному наказанию», — верно. Это такие грехи, в которые и правед-

 

 

203

ник семь раз на день падает. Они все, как только сознаны бывают, очищаются внутренним покаянием; которые же из них остаются незамеченными, те отпускаются при общей молитве о грехах, неведомыми оставшихся, каждый вечер. Но все же и за них должно удовлетворять правде Божией. Милость Божия и устрояет сие, посылая временные очистительные скорби и лишения. Грехами и малыми шутить не следует. Кто считает важным праздное слово, или взгляд на что-либо увлекшийся, или смех несдержанный и так далее? Видим, однако ж, в словах Господа строгое их осуждение вообще у всех людей; у приявших же Господа и извинительные грешки могут оказаться не извинительными. Потому благодарно приемли, когда посещает скорбь.

9) Вера во Христа как дар Божий, никогда не отнимается у принявших в себя Христа; потому что дары Божии непреложны и вечны. Также остается при них и не отнимается у них благодать искупления.

Дары Божии непреложны. — Правда ли? Если дары Божии даются не безусловно, а под условием предания себя Богу и божественным порядкам, расположение же сие может измениться по свободе человека, то нельзя говорить решительно, что дары Божии непреложны. В силу нарушения сего условия они могут быть взяты обратно. Над получившим мнас и ничего на него не приделавшим какой произнесен суд? Возьмите от него мнас (Лк. 19, 24).— Тот же суд и над верующим, когда он оказывается в чем-либо неверным вере. Вера — дар, но не безусловный и не непосредственный. Дару веры предшествует своеличная вера с покорением ей ума, возжелание веры и взыскание ее. То правда, что вера, яко дар, могуща, возвышенна, но не вяжет свободы ума. Ум может восстать на нее, при-

 

 

204

думать извороты и отложиться от нее, а затем увлечь к отложению и волю и сердце и всего человека. Где же после сего держаться дару веры? Он и отходит или вземлется.

И опыты таких отпадений во все времена бывали и теперь есть. Что же и говорить о неотъемлемости веры? И вообще о неотменимости чего-либо, как будто по некоей роковой необходимости, даже в области благодатной, утвердительно говорить не приходится. Потому что тут благодать действует совместно с свободою, и действует под условием самоохотной покорности свободы. Прекратись сие условие, прекратит и благодать свое действие.

Второе положение сего пункта, что остается неотъемлемою и благодать искупления, тоже неверно. Благодать искупления пребывает, пока жива вера и ревность жить по вере, держащая человека постоянно в подвиге самораспинания ради Господа, коим прививается человек ко кресту Господню. Замри вера и такая ревность, а это возможно в свободной всегда твари, — отойдет и благодать искупления. Св. Павел почитает возможным для уверовавшего и приявшего искупление не только это, но и попрать кровь искупительную и второе распять Самого Искупителя: как же остаться в таком благодати искупления? Следовательно, несправедливо называть ее неотъемлемою.

О любви сказано, что она николиже отпадет, а при ней неотлучна и вера с упованием. Но такая любовь — верх христианского совершенства, для всех достижимого, но не всеми достигаемого. Не о всякой любви так можно сказать. Наша обычная любовь такова большею частью, что покажи только чечевицу, которая повкуснее, и мы готовы  бываем отступить от своего любимого, хоть не навсегда, а только на этот случай.

 

 

205

Но и такое отступление — все же отступление. Таким образом о неотменности и непреложности в отношении к человеку речь неуместна очень.

10) Принявшему в себя Христа и потом согрешившему нужно лишь покаяться, и он тотчас получает непосредственное прощение, так как Христос есть неисчерпаемый источник милосердия и прощения.

Это говорится затем, чтобы внушить, что христианину согрешившему не нужно исповеди и Богом установленного (авторизованного) разрешения от духовного отца, в таинстве покаяния; а довольно вздохнуть в сердце о грехе, и он прощен тотчас, как вылетит вздох из груди. Даже и твердого намерения воздерживаться от греха при сем не требуется. Уж это чересчур льготно. Даже в обычных наших житейских порядках так легко не обходятся проступки, например слуг и детей.

Грех всякого человека есть великое оскорбление Бога, написавшего в сердцах наших закон Свой. Грех христианина несравненно более оскорбляет Бога, так как христианин и ведение заповедей яснейшее и полнейшее получил, и приял благодать, укрепляющую его на исполнение сих заповедей, и обетование богатейшее за исполнение положенное слышал и знает. Христианин же, приявший в себя Христа Господа, что есть высшая степень христианского совершенства, греша, оскорбляет Бога, надо сказать, — безмерно. Апостол так и определяет, что он кровь Христову попирает, дал«' распинает Самого Христа, принятого в себя, и Духа Святого оскорбляет,— И несмотря на такую неописанную страшность греха, христианину грешнику говорится: «Ничего, вздохни только, и ты прощен».

Говорится так во имя неисчерпаемого милосердия Христова. Воистину Он бесконечно милосерд; но ни-

 

 

206

сколько не поблажник. Не по Его разве внушению Апостол написал выше помянутый суд над христианином грешником? Не от Его разве лица изрек он такой приговор? Над блудником коринфским св. Павел произнес страшный приговор: предать такового сатане,— разве не по Господню внушению? Вот почему и в древней церкви явные грешники несли долгие и тяжелые епитимьи. И получали прощение уже после того, как заявляли и искренность своего раскаяния, и твердость намерения чуждаться прочее греха, не словом, а делом. Строгость сия в св. Церкви и доселе держится в покаянных канонах, по коим духовники налагают епитимии. И не думай никто получить прощение, не выполнив епитимии. Духовники поблажники не добро, а зло делают кающимся, не налагая епитимии. И при епитимии чувство прощения от Господа не вдруг приходит, а надо много потомить себя и сокрушением, и лишениями, и слезами, чтоб возвратилась милость Божия в сердце христианина грешника. Так бывает; соответственно сему идут и законы Церкви о покаянии. Господь Спаситель всегда примет кающегося, но милость Свою вполне возвращает не вдруг: потрудись и докажи, что глубоко, а не мимолетно сокрушаешься, и опять милость Божия осенит тебя.

И это бывает только после исповеди и разрешения в таинстве покаяния. Без исповеди же и разрешения, хоть ты целую жизнь промучься, ничего не получишь. Ибо грех по крещении лишает благодати обновления духа. Ее надобно вновь сподобиться, чтоб помощью ее очистить втеснившиеся снова в душу и тело нечистоты страстей и самоугодия. Возвращается она в таинстве покаяния, которое есть второе крещение в слезной купели. Поелику оно таково, то ему предшествует то же, что и крещению, т. е. вера, сокруше-

 

 

207

ние со слезами, исповедь с положением решения ходить прочее в воле Божией. Ради таковых расположений сердца, вместе с разрешительным словом отца духовного, возвращается благодать и, сочетаваясь с свободою, полагает снова начало духовно-благодатной жизни, подобно тому, как бывает сие при погружении в воду крещаемого с произнесением крещальных слов, какие произносить повелел Господь. Без этого же благодать не возвратится; следовательно, и духовной жизни в собственном ее значении не будет.

Что касается до непосредственного прощения, то оно бывает лишь в отношении к грехам ненамеренно прорывающимся, — каковых больше всего в помыслах и чувствах, меньше в словах и еще меньше — или чуть заметны они — в делах. Ревнитель богоугождения, страхом Божиим проникнутый, как только заметит такой проскользнувший грех, тотчас обращается к Господу, им всегда зримому, сокрушенно кается, осуждая себя, и прощен бывает. Но и при этом, коль скоро какой грех тяготит хоть сколько-нибудь совесть, лучше поспешить к духовнику и, исповедавшись, получить разрешение.

Такой порядок блюдется в Церкви Божией, истинной блюстительнице польз чад своих. Она, употребляя строгости, не тяготить и мучить согрешивших жажду изъявляет, а о том попечение показывает, что наиболее спасительно для согрешивших. Льготности и поблажки чужды ей, не по отсутствию материнской любви, а напротив, по пламенности сей любви. Она налагает тяготы не как казни, а как спасительные врачевства. — То правда, что иным не нравится эта строгость; но это зависит от непонимания своих существенных польз духовных.

 

 

208

11) Первым долгом принявшего в себя Христа должны быть благовествование, исповедание и проповедь.

Это говорится не для чего другого, как для оправдания своего самозванства. Если, у вашего новшака, всякий верующий есть уже и приявший в себя Христа, то выходит, всякий верующий долг имеет и проповедать, — не просто может проповедать, а долг имеет; так что если не станет так поступать, то грешит.— Можно так законополагать? — Никак нельзя. Чтоб проповедовать, надо иметь способность к тому; а у всякого ли она бывает? — Если не у всякого, то нельзя на всех и долг такой налагать без ограничений, по крайней мере таким прибавлением: если кто способен. Но и из способных не всякий может исполнять сей долг как следует, потому только, что способен. Надо поучиться вере и узнать ее основательно. Не узнавши хорошо догматов веры, при всей способности к проповеди, можно напутать и вместо пользы вред принести. Вот и еще ограничение. Но и этого мало. Надобно, чтобы выступающий на проповедь был благонадежен с нравственной стороны; иначе он будет одною рукою созидать, а другою разорять. Это и еще ограничение. Но пусть все это есть — и способность, и подготовка, и благонадежность: все ли гут? Нет; взявшемуся за дело сие надо вести его всеусердно, а для этого необходимо, чтоб душа его лежала к сему именно роду делания. Если не лежит душа, не сладить ему с собою, и дело проповеди не будет успешно,— Но пусть и это есть — душа лежит; может иной находиться в таких обстоятельствах, что ему никак нельзя взяться за это дело. Но пусть все благоприятно делу проповеди, — надобно же, чтоб был порядок в ведении сего дела; иначе произойдет толкотня, крайне вред-

 

 

209

ная для дела: ибо если всякий уверовавший пойдет проповедовать, то возможно, что в одно и то же место и к одним и тем же лицам за одним придет другой, там третий и десятый, и один начнет проповедь с одного пункта, другой с другого, третий с третьего, а когда не дана норма проповеди, как в православной церкви Символ веры, то не дивно, что каждый что-нибудь и разное от другого воспроповедует. А от этого какого плода ожидать? Только сумятица! Бедные слушатели не будут знать куда обратиться -заговорят их и закружат.

Вот сколько ограничений, и все они прямо выходят из существа дела проповеднического. Потому, будто всякий уверовавший имеет долг проповедовать, сказано очень необдуманно, — и, как я заметил вначале, только для того, чтобы оправдать свое самозванство. Ваш самозванец свое проповедничество оправдывает словами Спасителя: Иже исповесть Мя пред человеки, исповем его и Аз пред Отцем Моим, Иже на небесех (Мф. 10, 32). Но эти слова не могут оправдывать: ибо здесь говорится об исповедании, а не о проповедании и благовестии. Это два действия разные. Исповедающий Господа только свою веру в Него исповедует, когда требуют обстоятельства, не имея в мысли обращать к ней других; а проповедующий только и имеет в виду, что обращение других к вере, им проповедуемой. Проповедующий, само собою, есть уже и исповедающий. Он может и намеренно вводить в проповедь свое исповедание, когда его уверование представляет особые доказательства небесного происхождения веры, как делал св. Павел. И исповедающий тем самым, что исповедует, уже проповедует. Может и он к исповеданию приложить и проповедь, как и делали многие мученики и мученицы. При всем том исповедание и

 

 

210

есть и признается особым действием, при коем не требуется необходимо и проповедь. Исповедник, давший исповедание и без проповеди с целью обращения, есть исповедник. Потому нельзя так толковать места Писания, в коих говорится об исповедании, будто они говорят о проповедании.

В первенствующей церкви, где, кажется, очень было бы уместно, чтоб больше уст возвещало веру в Господа, не видим, чтоб каждый уверовавший выходил на проповедь или был обязываем к тому. Апостолы других кроме себя проповедников воспитывали при себе. Так воспитан св. Тимофей при святом Павле. Эти воспитанники при Апостолах тогда исправляли дело проповеди, или что-либо касающееся проповеди, по их указанию и руководству, а после них остались уже начальными проповедниками, и подобно тому, как сами были воспитаны при Апостолах, при себе воспитывали преемников себе, давая и им заповедь обучать способных, чтоб они потом и других обучали. Так это началось, так продолжалось, так и ныне есть в православной церкви, — что наличные правители церкви воспитывали и воспитывают преемников себе, и их определяют на дело проповеди. Оттого в Церкви Божией царствовало и царствует единство верования и всех порядков церковных. Таким образом очевидно, что проповедание не было никогда делом всякого верующего, — но что проповедники были избираемы и приготовляемы к сему делу старейшими учителями веры.

А ваш самозванец как был подготовлен?! Вчера танцевал, бегал по балам, театрам и гуляньям, а ныне взял в руки Евангелие, и ну — проповедовать. — И жди от него истины! — Где же ему попасть на след учения св. Церкви,— со времен Апостолов единого и неизменного, когда он и не заглянул ни к одному

 

 

211

православному пастырю, чтоб хоть общее что православное послушать? Да если б он и сделал это, и точно узнал православную веру, как дерзнул выступить на проповедь, не будучи послан? Разве у вас там нет старейшего архипастыря? Вот и очевидно, что он самозванец и не знает истины Божией: ибо, если бы знал ее, не стал бы самозванничать.

Сказанного достаточно, чтоб уверить тебя, что благовествование и проповедь не есть не только первый, но и хоть бы какой-нибудь долг всякого верующего. Первый долг верующего — очистить себя от страстей, чтоб уготовать себя в храм Триипостасному Богу. Для проповеди же и благовестив назначаются способные, или дар на то получившие, подготовленные, надежные по нраву, возревновавшие о сем деле и никаких к тому препятствий во внешних своих обстоятельствах не имеющие, — назначаются старейшими в Церкви учителями и действуют по их указанию и руководству. Кто иным путем выступает на проповедь, тот самозванец, — и очевидно правой веры не ведает и не содержит.

12) Благовествование, проповедь и добрые дела суть непременные последствия принятия в себя Христа.

Вот уже тут исповедание выпущено, верно, по сознанию, что ему нельзя стоять в одном ряду с проповедью. И прежде-то оно вставлено, чтоб только текстик можно было прицепить к нему, и тем прикрыть свое самозванство. Что-де делать? Долг велит,—и проповедую. Христос сказал: аще кто исповесть и прочее. Боюсь, что не исповедует Он меня пред Отцом, — и проповедую. — Но хоть бы он тысячу раз каждую минуту это повторял, не может заглушить сознания своего самозванства. Оно и тревожит его.

 

 

212

Почему новое придумывает основание: как принявший Христа, не могу не проповедовать; проповедь — необходимое последствие принятия в себя Христа. Откуда это ты взял, спросить бы его?

Уверовавший чрез божественные таинства св. Церкви вступает в общение с Господом Спасителем, приемлет благодать Святого Духа и объемлется благоволением Отца Небесного. Необходимым сего последствием есть пламенная ревность, во всем до малейшей случайности, ходить в воле Божией, с отвращением от всего противного тому. На сие тщание все привнести заповедует св. Петр (2 Петр. 1, 5); о сем только помышлять и сие только искушать велит и св. Павел (Фил. 4, 8; Рим. 12, 2). Пересмотри и следующие места: Еф. 5, 17; 6, 6; Кол. 1, 9; 4, 12; 1 Сол. 4, 3; 5, 18; Евр. 10, 35; 15, 21; 1 Петр. 4, 2; 1 Иоан. 2, 17,— и убедишься, что главное твое дело волю Божию исполнять, а не в проповедники соваться. Что же касается до круга деятельности каждого в сем духе, то он указывается дарованиями и естественными, кои тоже от Бога, и благодатными. Апостол Павел и говорит, что всякому дается дарование Духа на пользу (1 Кор. 12, 7). А св. Петр определяет: кийждо якоже прият дарование, между себе сам служаще будьте, или служите (1 Петр. 4, 10). Итак, кто получил дарование учения, тот учи (Рим. 12, 7); но не самочинно, а подчиняясь распоряжениям старейших учителей, чтоб в Церкви Божией было все благообразно и по чину (1 Кор. 14, 40). А чтобы всякий должен был непременно учить, и даже более, не мог удержаться, чтоб не учить, — это выдумка вашего самозванца-новшака, который всячески ухитряется закрасить как-либо свое неблагообразное самозванство.

 

 

213

13) Каждый принявший в себя Христа непременно творит добрые дела, которые не спасают человека, а суть плоды веры; из нее они вытекают сами собою.

Тут что ни положение, то ложь или путь ко лжи, по причине неопределенности выражений.

Непременно творит дела. Да есть ли кто, или был ли кто когда, который бы творил добрые дела непременно? Непременное не по воле бывает; а доброе дело, чтоб быть добрым, должно исходить из доброй воли и твориться самоохотно: не по нужде благое твое да будет, пишет св. Павел Филимону, но по воли ( 1, 14). И римлян он учил миловать с добрым изволением ( 12, 8). А коринфян прежде сего предостерегал он: смотрите, давайте якоже кийждо изволение иметь сердцем: доброхотна бо дателя любит Бог (2 Кор. 9, 7). Посему дела, непременно бывающие, никак не попадут в круг добрых дел.

Ни Христос Господь, облекающий верующего в крещении, ни благодать Духа Святого и с дарами Его, подаемыми в миропомазании, ни благоволение Отца Небесного, объемлющее его вследствие того и другого, — не неволят его на одно добро, а оставляют за ним полную свободу избирать, что хочет, и делать, что изволяет. Если он после сего делает добро, то сие потому, что исходит из купели ревнителем добрых дел, облеченным и силою на творение их. Но сия ревность произвольно им воспринята, в минуты сокрушенной скорби о грехах и взыскания помилования; благодать же Божия, пришедши потом, укрепила ее и сделала мощною. Но свободы человека ничто из сего не связало. Всякое дело, сознанное им обязательным для себя, свободно им избирается, хотя по побуждениям, вынесенным из хода совершившегося в нем

 

 

214

изменения; свободно избирается, свободно оно и творится,— хотя все с помощью благодати Святого Духа.

Это присутствие свободного произволения при доброделании осязательнее всего видится в том, что никакое доброе дело не обходится без борьбы, — своеличной борьбы человека, с худыми позывами, всегда возникающими пред лицом доброго дела. По оживлении духа благодатью, как я толковал тебе прошлый раз, душа и тело еще остаются в узах прежних дурных склонностей, привычек и страстей. Вот они-то и лезут всегда к ревнителю добрых дел, при всяком деле, предлагая себя вместо сего дела. Ревнителю предлежит прогнать их и восстановить чистоту настроения относительно доброго дела, особенно со стороны побуждения к нему. Но и тут еще не все. Как только придет момент совершения дела и, следовательно, напряжения на то сил, выступает леность и вяжет руки и ноги. Надо победить и ее. А там, как только сделано первое на добро движение, встречаются препятствия, непредвиденные, нередко воздвигаемые врагом всякого добра. И их надо преодолеть. — И вот после каких борений, трудов и усилий творится наконец добро. — Как же можно приложить к нему, что оно бывает непременно? Оно бывает непременно с помощью благодати Божией; но благодать приходит на помощь, и не иначе помогает человеку, как идя по следам его произволения. Всякое дело есть плод взаимодействия свободы и благодати.

Добрые дела не спасают. Как так не спасают? Се гряду скоро, говорит Господь, и мзда Моя со Мною, воздати коемуждо по делом его (Апок. 22, 12). И будет, что, кто делал добрые дела, тот пойдет в рай, а кто не делал их, тому наследие ад, т. е. первый спасен будет, а второй пойдет в пагубу. У св. Мат-

 

 

215

фея Господь предъизобразил суд, имеющий решить вечную участь каждого, — и смотри, как составится приговор: вы сделали то и то, приидите же, наследуйте Царство; а вы не сделали этого — идите же в огнь вечный (гл. 25). Как же говорить, что дела не спасают, когда, в решительный для нас момент, ничто, кроме дел, не берется во внимание? Почему по всему пространству Писания непрестанно твердится нам: делайте — делайте.

Спросишь: а как же говорится, что, кто веру имеет, спасен будет, и что без веры и угодить Богу нельзя, и подобное? — Это говорится не в умаление значения добрых дел, а в показание, как преуспеть в добрых делах. Спасение от добрых дел; но в добрых делах преуспеть, как должно, без веры нельзя. Вера подвигает на добрые дела, вера указывает их, вера приводит и к получению сил на делание добрых дел. Почему вера — пособница к делам добрым. Главное дела, а она — пособие. Вон ты привел текст-то: без веры Богу угодити невозможно. Что это значит, думаешь? — Что, кто верует, тот и Богу угодил?! Нет. Богу угодить нельзя иначе, как покорностью Ему и точным исполнением воли Его святой, которую для нас Он объявил в заповедях. Почему тот и угодник Божий, кто заповеди Его исполняет. Но как в исполнении заповедей преуспеть нельзя без веры, то и говорится, что угодить Богу нельзя без веры.

В прошлый раз я тебе объяснял, как все бывает. Вера пробуждает совесть и страх Божий. Страх Божий с совестью приводят к решимости оставить грех и начать жить добродетельно. Решившийся так, приступает к таинству — Крещения, если в первый раз обращается, или покаяния, если стал грешником по крещении, какими бываем все мы. Обновившись в таин-

 

 

216

стве, он выходит сильным на добро ревнителем добрых дел — и начинает их делать. Не получив благодатных сил, не с чем добрые дела творить, а без веры благодати не получишь. Так все это и нужно для спасения: и вера, и благодать, и добрые дела.

Добрые дела суть плоды веры; из нее они вытекают сами собою.— Как хлопочет ваш самозванец и новшак уволить себя и увлекающихся его выдумками от всякого труда и напряжения нравственных сил?! — Веру только прими, а добрые дела уж сами собою потекут из нее. — Словно хочет уложить всех на покой. Уверовал — и лежи; лежебоками вас хочет поделать.— Да еще что выходит? Вера во Христа, говорил он (и. 9), дар Божий, а добрые дела суть плод веры и сами собою вытекают из нее. Теперь смотри! Когда придет Господь на суд и станет спрашивать: ты что не делал добрых дел? Тогда, кто посмелее из учеников вашего новшака, может возразить, подобно тому, в притче, кто на свой мнас ничего не приделал: а чем бы они наделались у меня? — Когда бы Ты дал мне веру посильнее, она бы уже сама наделала их. Но как Ты не дал такой мне веры, то и некому было наделать их для меня. — Вот и прав! Видишь, как льготно? В сей жизни лежи на боку, пусть вера делает дела, коли хочет; а на суде отговориться можно. — Одного только не сказывает ваш новшак: как быть, если Судия не примет в резон такого заявления? — Схватят слуги и потащат в достойное место. Где возьмешь силы противостоять? И бухнешь в пещь, вечно пламенеющую огнем.

Сами собою вытекают. Выбрось из головы, если туда попала мысль об этом — сами собою. В нравственно-религиозном порядке жизни ничто само собою не бывает. Всякое даже малейшее дело должно быть делаемо

 

 

217

сознательно, и по своеличному напряжению сил. И только сознательные и свободные дела бывают собственно наши дела, за которые и жди или награды, или наказания. Все же дела, кои в нас сами собою бывают, помимо сознания и свободы, цены никакой не имеют. Благодать Божия, присущая всегда верующим и крещеным, возбуждает, но не нудит; и потом, когда решится человек на дело какое, она не берется сама за него делать его, а только стоит близ самолично и самоохотно действующего человека, всегда готовая помочь. Коль скоро при всем усердии и напряжении своих сил человек не силен бывает доделать дело, она тотчас подходит и помогает. Осязательно ты можешь это видеть в терпении чего-либо ради Господа и заповедей Его. Всякое доброе дело должно идти так: сознай его обязательство для тебя, восхоти сделать его, и воодушевление на то возьми из сокровищ веры; затем, помолившись и благодать Божию призвав на помощь, приступай к делу и трудись себя не жалея, славы ради имени Божия. Всякое дело и будет как заново творимое.

14) Крещение не пользует того, кто сознательно не принял в себя Христа.

Если это говорится по скрытой мысли, что и без Крещения можно обойтись или приять Христа, то это ложь. Если же говорится только в отношении к несознанию в себе Христа, то об этом вот что скажем. Сознательное приятие в себя Христа, или ощущение приемлемого и приятого Христа, есть высшее дарование в порядке жизни христианской, когда христианин, подобно св. Павлу, исповедать может: живу не ктому аз, но живет во мне Христос (Гал. 2, 20). Но сие дарование не вдруг дается. С верою крещаемый облекается во Христа, следовательно, приемлет Его; но ощущение сего не всегда тут же дается. Не всегда оно дается тотчас

 

 

218

же и когда кто восстановляет в себе благодать Крещения в таинстве покаяния. А когда кто по крещении или покаянии потрудится ради Господа без жаления себя и принесет побольше Господу жертв самоотвержения и когда таким образом очистит себя достаточно от страстей и греховных привычек; тогда уже Господь даст ему и ощутить Свое присутствие. До того же времени Он пребывает в нем неощутимо, хотя во всем помогает ему. И здесь бывает то же, что в обыкновенном порядке божественного промышления. Многие из промыслительных для нас дел Божиих бывают невидимы, когда бывают, а усматриваются после, и то не все; иные навсегда остаются неувиденными. Так и в благодатном порядке спасительной жизни, иное ощущается, иное не ощущается. Так бывает и в благодатном действии вселения Господа, или восприятия Его; не всегда оно бывает ощутимо. Некто (Диадох в «Добротолюбии») пишет, что благодать Божия, в момент запечатления собою обращающегося в таинстве, дает ощутить сладость свою во всей силе; а потом скрывает свои утешения и возвращает их снова уже после того, как ревнитель спасения многими притрудными и прискорбными опытами покажет несокрушимою свою верность и когда очистит сердце от всего, что в нем было нечистого и страстного. Таким образом несознание или неощущение в себе Христа не есть показатель неприсутствия Его. Следовательно, о том, кто не имеет такого сознания или ощущения, никак не следует говорить, будто крещение его или исповедь были бесполезны. И самому неощущающему не следует так думать, коль скоро он удостоверен в совести своей, что ни в чем себе не поблажает и что воспринятая им в крещении или покаянии ревность жива и действенна. Стремиться к такому состоянию, чтоб ощущать Господа в

 

 

219

себе, или благодать Его, должно всякому, ибо сие всяк христианин; но когда сего овхущения или сознания нет, то не то надо вывести: стало быть, крещение или покаяние бесполезно, а усугубить ревность к подвигам молитвы и самоотвержения и к трудам доброделания, чтоб очиститься от страстей. Тогда и Господь вселится так, что и ощутить Себя даст.

15) Каждый, принявший в себя Христа, может уразуметь все Святое Писание и истолковывать его другим. Впрочем, до некоей степени понимать Свящ. Писание может каждый, даже и не принявший в себя Христа.

Это открывает просторный вход произвольным толкованиям Божия слова и всякого рода заблуждениям, или возведению в непреложные истины своих личных мнений. Можно ошибочно признать себя приявшим сознательно Христа, и затем уже все мысли, рождающиеся при чтении Писания, считать от Христа внушаемыми, а они могут быть очень далеки от истины. Потому Церковь Божия никаким таинственным внушениям не доверяет, но для оценки верности постижения и истолкования Писания имеет неизменную норму христианского ведения — Символ веры, общность верования православных христиан всех времен и мест. Эта норма и должна быть руководительницею в понимании и толковании Свящ. Писания. Ничто не сообразное с нею не может быть признано за верное понимание и толкование Писания.

Ваш самозванец считает себя приявшим Христа; а видишь, сколько он выпустил неверных мнений, хотя Евангелия из рук не выпускает? Отчего? — Оттого, что не считает себя обязанным держаться нормы христианской истины, содержимой Церковью; освободившись же от ограничения себя ею, всякую мысль — свою личную, ему понравившуюся, — возводит в чин

 

 

220

непреложной истины, и таким образом разоряет истину Божию. Так все ереси порождались, порождаются и будут порождаться. Из отделившихся от Церкви, которая есть столп и утверждение истины, никто надлежащим образом не знает истины Божией. И всякий, кто отделяется от Церкви по тому одному, что Писание будто научило его понимать истину Божию иначе, нежели как понимает ее св. Церковь, не истину Божию постиг, а свое личное мнение возвел в истину и состоит в заблуждении.

Кто при искреннее сочетавается со Христом Господом, кого осиявает обильнее божественная благодать, тому дается не новые какие истины открывать в Писании и постигать, а те же истины, какие содержатся св. Церковью, постигать полнее и глубже и созерцать яснее. Благодать Духа Святого, о Христе Иисусе Господе, по благоволению Отца, возводит ум не только что обратившегося, но по обращении много над собою потрудившегося и соделавшего себя чистым сосудом, годным для вмещения совершеннейшей истины, — возводит в яснейшее созерцание той или другой истины и в сем новоозаренном виде печатлеет ее потом в сердце, или срастворяет с его духовною жизнью, делая ее неотъемлемым ее достоянием. Так по своему усмотрению делает она со всякою истиною; а наконец и все их в подобном новом свете вводит в ум и сердце. Если непрестающий себя совершенствовать взойдет повыше по лествице очищения сердца своего, то благодать еще яснейшего сподобляет его постижения, созерцания и усвоения истин Божиих,— Но это не новые истины, а все те же, только они совершеннее постигаются, ибо глубине их и высоте меры нет.— Сие да ведает всякий, чтоб, когда явится кто новые некие истины возвещающий, якобы новые откровения, не коле-

 

 

221

блясь отвращать слух от его вещаний, не сомневаясь, что они суть бредни его воображения.

Этот пункт ваш самозванец выдумал, чтоб внушить: «Слушайте, слушайте; Сам Христос вещает устами моими!» — Может быть, точно вещает ими кто-нибудь, но никак не Христос; ибо Христос Господь есть истина, а в его словах нет истины. Христос Господь есть Глава Церкви, и не ищи Его у того, кто отделился от Церкви. Сей уже по сему самому не есть Христов.

16) Церковь сама по себе, а прежде всего нужно искать Христа.

Церковь сама по себе — что за мысль? Если говорится это в такой мысли: Церковь пусть себе, нам до нее дела нет, как до чего-то стороннего, — мы и без нее обойдемся; то это совершенная ложь. Если же говорится в той мысли, что внешний строй Церкви и все ее порядки — богослужебные, освятительные и руководительные (дисциплинарные) не суть главное, а служат только к выралсению, воспитанию и ограждению внутреннего нравственно-религиозного строя христиан, то это верно. Только не надобно при сем забывать, что Церковь не есть только то, что видится в ней внешнего, но она совмещает в себе и все внутреннее, духовное и благодатное. Кто истинно в духе Церкви живет и действует, тот и внутренний, и духовный, и благодатный. Почему, собственно говоря, нельзя сказать: Церковь сама по себе, ни в каком отношении. Надо тебе истину знать и веровать в нее: где ты ее возьмешь помимо Церкви, яже есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3, 15)? Надо тебе благодать приять: где ты обретешь ее, кроме Церкви, хранительницы таинств, без коих не подается благодать? Надо тебе руководство верное иметь, и в деле веде-

 

 

222

ния, и в деле жизни; где ты его встретишь, помимо Церкви, в коей единой есть богоучрежденное и Богом поставляемое пастырство? Надо тебе с Господом Иисусом Христом сочетаться: где ты сего сподобишься, если не в Церкви, коей Глава есть Христос Господь? — Сообрази все сие, — и не можешь уже сказать: церковь сама по себе.

Прибавка: а прежде всего нужно искать Христа, так поставлена, что дает мысль, будто Христа Господа можно обрести без Церкви и помимо Церкви, — что по сказанному пред сим совершенно немыслимо. Помимо же связи, в какой стоит здесь сие положение, оно содержит истину,ту, что Христос Господь, приемля кающегося в общение с Собою, не тотчас дает ему сознать и ощутить сие общение, а только полагает начатки тому. Покаялся, уверовал, положил работать Господу, отвергшись всякого нечестия, всякой неправды, приял на то благодатные силы, — работай же теперь не жалея себя. Но смотри не останавливайся на одной деловой стороне, а созидай паче свое внутреннее чрез нее, чтоб, устроив в себе благоукрашенный дом, приять наконец и Господа в явные и ощутимые обители. Сие имей в виду, к сему стремись, сего ищи, пребывая верным исполнителем всего содержимого и внушаемого тебе св. Церковью.

17) Христос вселяется в людей грешных и нечистых, лишь бы они в Него уверовали.

Христос вселяется не в грешных и нечистых, но в бывших грешными и нечистыми и переставших быть такими. И это бывает не ради одной веры, но и ради решимости последовать Господу Спасителю, порождаемой верою, с чистосердечным раскаянием во грехах и отвращением от них, — и еще непременно чрез посредство таинства Крещения или покаяния. Кто про-

 

 

223

шел все сие, т. е. и внутренне изменился, и таинствами освяти лея, тот в сознании, совести и произволении, или в духе — чист стал. С сим-то очищенным и восстановленным духом и вступает в общение Христос Господь. Благодать Святого Духа восстановляет нам и дух, и очищает и делает его достойным приять Христа Господа. — Но, как я говорил, когда дух наш очищается и освящается, душа и тело еще остаются в нечистоте но причине греховных склонностей и привычек, в них вкоренившихся. Почему они не удостаиваются еще приятия в себя Господа тотчас. Но духу дается сила очистить их искоренением в них всего нечистого и страстного, к чему направляет он труды доброделания и подвиги молитвы и самоумерщвления. Когда очистятся наконец и они, тогда и в них вселяется Господь, и не только дает ощутить Свое вселение самому очистившемуся, но и видеть то сторонним, способным к такому видению. Так надлежит разуметь дело вселения Господа в верующих. О сем Сам Господь свидетельствует, когда говорит, что кто заповеди Его исполнит, к тому Он и Отец Небесный приидут, предшествующу Им Духу Святому, уготовляющему для Них в нас достойное Их светлое жилище. Вполне же исполнившим заповеди не может именоваться никто из неочистивших себя совершенно от страстей.

18) Бог так возлюбил мир, что для нашего спасения разлучился с Сыном Своим.

В первый раз прочитав это, я подумал, что записывавший мысли вашего новшака, должно быть, ослушался; потому что это есть уже очень грубая нелепость. Но потом стал думать и думаю, что она могла быть в самом деле высказана вашим новым просветителем. Думаю так потому, что как он все толкует

 

 

224

об одном Господе Спасителе, то, надо полагать, Он представляется ему отделенным от Отца и Духа Святого и вне Их сущим. Представляя же Его так, ничего нет дивного, если, желая возвысить милость Божию к нам, он и выражается показанным образом. Если б он не чуждался Церкви, то был бы избавлен от такого ни с чем не сообразного образа представления отношений Бога Отца и Сына. Ибо в Церковных песнях и молитвах многократно повторяется, что Сын Божий хотя воплотился, но не оставил недр Отчих.

Заметь, однако ж, этот пункт, — и попытай еще у кого, не слыхали ль, чтоб удостовериться, говорил ли он так. Это очень важно для нас узнать: ибо если он так говорил не раз, то значит, так умствует; а если так умствует, значит, очень недалек в познании догматов веры.

19) Все вечные награды и наказания равны. Обители многие значат именно многие, но не разные; так как у Бога нет лицеприятия.

Можно бы сказать на это: если Бог сподобит нас внити в живот, то тогда увидим, как все там будет. Теперь лее можно довольствоваться тем удостоверением, что там будет такое блаженство, какого мы и представить не можем. Ищи только и всеусердно делай то, чем можно заслужить его. Но как уж заведена о сем речь, то нельзя не сказать хоть что-нибудь относительно сего.

Противится сему общее чувство справедливости, Богом в совести нашей положенной. Как можно на одну линию ставить подание стакана воды жаждущему с мученичеством за Господа, ужасным и продолжительным (напр. 28 л.), или праздное слово — с богоубийством? — Господь придет воздать каждому по делам. Если дела не равны, и это очевидно, то и воз-

 

 

225

даяние не может быть равно. Удел блаженства каждому присудится и дан будет такой, сколько кто вместить в себя может сего блаженства; вместимость же сия определится тем, как кто раскрыл свое естество для принятия небесных благ, а раскрытие это зависит от трудов над собою. Если разны сии труды, разно раскрытие естества; если раскрытие сие разно, разна вместимость; если разна вместимость, разна и степень блаженства. Относительно разности мучений можешь судить по противоположности сему, т. е. они будут соответствовать степени погружения в грехи и ожесточения в них.

Между тем, поелику у каждого, несмотря на разную вместимость, не останется пустого места, ненаполненного блаженством, а он весь будет полон им, то следует, что все вполне будут блаженны и никто не будет чувствовать себя меньше блаженным, чем другой.

Причиною равенства воздаяния поставляется то, что у Бога нет лицеприятия. — Странно. По сей-то именно причине и не может быть равенства в воздаянии, что у Бога нет лицеприятия. По притче, пять мнас приобретший получает власть над пятью городами, а два — над двумя. Почему? Потому что у Бога нет лицеприятия,— не на лицо смотрит Он, а на дела. Может быть, это у вашего просветителя выходит из того, что у него все от веры. Но и вера имеет степени. Нет, — эта мысль очень далека от истины.

20) Все дни равны, не исключая и воскресенья.

Да — равны; все имеют 24 часа. Но что бывает в тот или другой день, не все равно. Если бывающее с нами и для нас неодинаковое оставляет в нас впечатление, то и дни, в кои бывает то или другое, не могут быть для нас одинаковыми. В какой день радостное что мы получили, тот считаем радостным, и когда он снова приходит, радуемся, воспоминая ра-

 

 

226

достное, бывшее в течение его. Относительно печальных событий бывает противоположно сему. Празднует ли ваш новшак день своего рождения или именины? — Если празднует, вот и опровержение им же самим своего странного положения.

Это он изволил выпустить, вероятно, против святых праздников наших. Но если он не чтит святых праздников, то поступает нечестиво и неразумно. Праздники установлены для воспоминания благодеяний Божиих и для воздаяния благодарения за них всемилостивому Богу. Можно воспоминать сии благодеяния и благодарить за них каждый день, как и делает св. Церковь в своих каждодневных службах. Но Божии благодеяния столь велики, что зараз обнять их все во всей силе нельзя; не объявши их вполне, нельзя вполне и восчувствовать их благотворности; не восчувствовавши благотворности, нельзя и благодарения возыметь, соответствующего им. Посему-то, несмотря на всегдашнее воспоминание сих благодеяний, св. Церковь назначает на воспоминание каждого из них особый день,— тот, в какой оно явлено нам, насколько сие можно определить. В этот день уж все мысли верных обращаются к одному воспоминаемому благодеянию, чтоб полнее его уразуметь, восчувствовать и благодарно прославить. Вот и праздник. Отсюда выходит, что сколько обязательно наисовершеннейше благодарить Бога за благодеяния Его нам, столько же обязательно и праздники иметь; далее, — если неблагодарный Богу нечествует, то нечествует и праздников не празднующий.

Кроме того, праздники, как и весь богослужебный чип нашей св. Церкви, имеют воспитательное значение. Они веру оживляют и углубляют, давая повод к уяснению и большему уразумению догматов. По течению времени года, праздники, выдвигаясь один за дру-

 

 

227

гим, представляют вниманию и размышлению христианскому то один, то другой догмат. Церковные песнопения излагают его благоукрашенно, чтения из Писания в Церкви определяют его словом Божиим, поучения пастырские изъясняют его и прилагают к жизни, по опытам жизни. И все сие слагается в душу празднующего. Так круглый год идет догматическое обучение верующего.

Они воспитывают также дух благочестия и жизнь по вере. Ибо, отрывая от житейского и к духовному обращая внимание, возгревают в душе небесные чувства или дают ей вкусить и напитаться небесными благами. Для обремененного житейским, желающего, однако ж, и небесного, это то же, что из душной комнаты выход на освежительный чистый воздух. Это бывает вообще от впечатления, какое оставляет в душе одно присутствие в Церкви, видом своим представляющей небо, особенно же возбуждением молитвенных к Богу восхождений и благоговейного настроения самою службою. Кто как следует совершит праздник в Церкви по-церковному, тот едва ли уклонится в тот день и далее на что-либо небогоугодное. А иной праздник свет свой бросает от себя иногда далеко вперед. Во все это время возгретые в день его чувства не отходят, — и продолжают держать благотворное в душе настроение.

А без праздников, ныне житейское, завтра житейское, и послезавтра то же, — и так без конца. Чего ожидать от такого порядка, кроме оземленения всех помышлений и чувств? Люди праздные, без трудов имеющие все вдоволь, могут и при этом почитать и помолиться, — а рабочие и трудящиеся не имеют этой возможности. И следствием беспраздничности непременно должно быть оскудение благочестивого духа. К тому же работающему и отдохнуть надо, чтоб собраться с

 

 

228

силами, а без праздника стыдно это позволять, — Таким образом беспраздничность и дух подавляет, и телесные силы измождает.

________

Теперь все присланные тобою пункты осмотрены. Несколько из них я пропустил, потому что они не представляют ничего, достойного замечания.

Видишь? Ни одного пункта нельзя принять без ограничений, пополнений и пояснений, из общей суммы православно исповедуемых истин, чтоб не попасть на ложный путь и к ложному не уклониться мудрованию. По этому можешь судить безошибочно, что душа, породившая все такие положения, истины Божией надлежащим образом не видит и не знает.

К тому же, не чуешь ли ты, как по всем пунктам проходит дух лести и прельщения? Точь в точь такое же впечатление производят спиритские книги, писанные духами лестчими чрез обольщенных ими посредников своих. Мне и подумалось, уж не спирит ли ваш новшак и посредник тех духов, которые, обольстивши его, бедного, чрез него обольщают и других видимостью истины, скрывая под нею пагубные лжи свои. Не утверждаю этого; но думать так, начинаю думать.

Собирай побольше, какие у кого остались, его премудрые изречения. Тогда выяснится, что он такое. А теперь пока оставим за ним титло молоканина. — Спасайся.

 

27. Пятое письмо в С.-Петербург по поводу ереси тамошней.

Нужно бы теперь писать тебе против того, что говорят ваши новшаки,— будто ничего не нужно: веруй в Господа, и все тут. Но сколько я ни твердил тебе — разведать, что такое они разумеют под ничего не нужно, ты все молчишь. Кое-что видно о сем из их речей; по надо бы знать то поопределеннее.— Как пере-

 

 

229

рыв наших с тобою бесед и без того уже долог, то больше ждать не буду; и, пока-то ты там разведаешь об этом, берусь потолковать с тобою о том, что нужно, оставляя тебе, и всякому другому, самому сделать заключение, что коль скоро кто говорит, что этого нужного не нужно, то говорит ложь.

Речь же мою о сем пристрою к тому, о чем мы толковали с тобою в предыдущих письмах. В первом письме (XXIV) сделано общее начертание всего, необходимого для спасения. Так оно и есть. Без всего того нет спасения. Там сказано: «Хочешь спастися? — Веруй всему богооткровенному учению, и приемля благодатные силы, яже к животу и благочестию, чрез Святые таинства, живи неуклонно по заповедям Божиим, под руководством богоучрежденных пастырей, но все сие в духе св. Церкви Божией, по ее законоположениям и с нею состоя в живом союзе, и спасешься». Сказано так, и доказано из божественного Писания, что все сие необходимо нужно, и почему нужно. Нечего бы после того и толковать об этом. Но я боюсь, не пропускаешь ли ты, или другой кто, без внимания последнюю строчку: Все сие в духе св. Церкви Божией, по ее законоположениям и с нею состоя в живом союзе. Между тем это столь существенно в деле спасения, что, не будь сего, все другие пункты не будут иметь надлежащей силы, — и спасение не состоится. Почему я и положил потолковать с тобою об этом особенно.

Тебе уже известно, что в одиночку никто не спасается, что Господь из всех верующих благоволил сочетать единое тело и Сам стал Главою его и что кто ни спасается, спасается не иначе, как в Церкви, т. е. в живом с нею состоя союзе, а чрез нее и с Господом. Об этом и не буду распространяться. Укажу только тебе, как все в ней приспособлено ко спасению.

 

 

230

Но наперед понуждаюсь напомнить тебе, что, говоря о решительной для спасения необходимости состоять в живом союзе с Церковью, я разумею под Церковью не всякую без разбора Церковь, носящую имя христианской Церкви, а единую истинную Церковь, св. Апостолами основанную Церковь и доселе верно хранящую все, чрез них в ней богоучрежденное, — каковою Церковью есть наша св. православная Восточная церковь — и кроме ее никакая.

Церквами христианскими, как тебе, конечно, известно, именуются, кроме православной нашей церкви, церковь латинская и многие христианские общества протестантские. Но ни латинской церкви, ни тем паче протестантских общин не следует признавать истинными Христовыми Церквами; потому что они несообразны с апостольским Церкви Божией устроением.

Латинская церковь есть апостольского происхождения; но отступила от апостольских преданий и повредилась. Главный ее грех — страсть ковать новые догматы, по своему смышлению и своеволию. Сначала она изобрела догмат о происхождении Духа Святого от Отца и Сына или чрез Сына, это давно, в начале ее отпадения от истинной Церкви; а вот на нашей памяти еще придумала два: о непорочном зачатии Божией Матери и о непогрешимости папы. Ей кажутся такие новоизобретения обогащением и возвышением совершенства Церкви; на деле же это порча Церкви, и порча очень существенная. Учение о происхождении Святого Духа и от Сына или чрез Сына повреждает догмат о Пресвятой Троице; учение о непорочном зачатии Божией Матери повреждает догмат о повреждении нашего естества в падении и отчасти об искуплении; учение о непогрешимости папы человеку самочинно присвояет Божеское свойство, и поврежда-

 

 

231

ет общее учение о Боге и человеке. Так у нее повреждены существеннейшие части христианского исповедания — о Пресвятой Троице, об искуплении и вообще о естестве Бога и человека. Все сии учения чужды апостольскому преданию, и суть измышления человеческие, и как таковые, походят на пристройки к зданию, не по плану и стилю здания, и не из того же материала; или на то, как если б кто в цельное виноградное вино подлил какой-либо жидкости, противной его естественному составу. Как тою пристройкой портится здание, а этою примесью — вино, так теми учениями латиняне повредили и испортили св. веру, св. Апостолами преданную. Особенно разрушителен последний новый догмат — о непогрешимости папы. После него недоумеваешь, как и смотреть на эту церковь.

Что касается до протестантских общин, то хотя и молено называть их христианскими потому, что они толкуют о христианстве, — но никак Христовыми Церквами. Христова Церковь устроена св. Апостолами, по начертанию и плану Самого Господа, Духом Святым уясненному и утвержденному. А эти общины устроены людьми самочинно и по плану, ими самими сочиненному. У них есть многое, взятое из апостольского предания, но всему дан иной строй, иное место и иной смысл. Они разоряли прежнее здание Церкви, брали из нее, что казалось гожим по их мыслям, прибавляли свое, и из смеси того и другого слагали свою общину. Что же тут Христово? В здании главное — идея здания и план по ней. Как у них то и другое не Христово, а свое, своим умом измышленное, то эти общины несправедливо именовать Христовыми Церквами. Ибо Христу в устроении их не дано части. — Правда, они говорят, что заимствовали указания на устроение своих общин из Писания. Но идея и план построения Церкви не были

 

 

232

преданы Писанию; потому не могли быть оттуда позаимствованы. Можно наведения некие делать об них из написанного; но наведения дают только вероятности, а не подлинную истину. Истинную идею и план Церкви Божией Апостолы осуществили на деле в устроении Церкви. Кто возжелал бы их познать, тому следует обратиться к самой Церкви Божией, и из нее сему научиться, а не из Писания браться извлекать их, когда они туда не положены. Они там видны отчасти; но чтоб узреть их, надо наперед ознакомиться с ними из действительного устройства св. Божией Церкви. А протестанты как поступают? Разорят Церковь, и потом из обломков ее с приложением кое-чего и своего строят новую самоизмышленную. Можно ли ожидать, чтоб они напали на след Божия начертания истинной Церкви?!

После сего сам можешь сделать неложное заключение о протестантских церквах, — что поелику они строены не по Божию, а по самоизмышленному плану и такой же идее, то не суть подлинные Церкви Христовы, а поддельные. Они то же, что фальшивая монета или, лучше, что фабрикованное вино. Фабрикованное вино, и по виду, и по вкусу, иногда и по аромату, бывает похоже на естественное вино — настоящее; но в существе своем совсем не оно есть, хоть золотыми буквами надписывается, что это такое-то, такое-то вино. Так и эти церкви, по надписи Христовыми кличутся, но в существе не суть таковы. Их прилично называть фабрикованными церквами.

Первый начал эту фабрикацию Лютер, а потом, с его легкой руки, за то же взялись и другие, и нафабриковали церквей множество. Но все еще недовольны. Фабрикование церквей стало боевою жилою протестантства. Оттого среди их оно все еще продолжается, и, кажется, будет продолжаться до скончания

 

 

233

века. Недавно англичане сфабриковали апостольскую общину, Ирвингианскую, которой отродьем, кажется, был тот англичанин, что завел у вас новшества. Но об этом после.

Все фабриканты церквей исходили и исходят из той мысли, что Церкви Божией, как она Апостолами устроена, нет на земле, — что я и называю разорением старого. Но как без Церкви быть нельзя, то надобно ее снова построить, к чему они и приступают смело, почитая себя к тому призванными потому одному, что это пришло им в голову. Но как строить, по каким указаниям? — Конечно по Писанию, как же иначе? — Бросаются в Писание, и ну — рыться. В Писании, как я говорил, не изложен план здания церкви, но содержатся только некие неясные намеки на него. Нападая на такие намеки и истолковывая их по-своему, они берут их в основу плана здания церкви и немедля приступают к устроению самой церкви. Как один из них берет одно в основу своей церкви, другой другое, третий третье, то у каждого выходит своя церковь, непохожая на другие. Выходит, сколько умов, столько планов церквей, сколько планов, столько и церквей. А настоящей ни одной. Разность их, сама бросающаяся в глаза, довольно сильное должна бы подавать вразумление, что ни один из фабрикантов их не попал на след истины. Но как все они имеют в основании нечто от Писания, то всякий из них затрудняется признать себя ошибающимся, а напротив, твердит, что он только один и попал на след должный. Так и стоят сии церкви одна подле другой, — все почитая себя настоящими церквами, и не будучи ни одна такою.

Я нарочно об этом тебе толкую, чтоб ты ведал, что коль скоро кто зачинает речь вести о том, что

 

 

234

будто нет истинной Церкви Божией на земле, то это наверно фабрикант церковный, замышляющий сфабриковать новую церковь, — и ведая сие, наперед заключал, что, как бы мудро и красно на вид ни повел он дела, несомненно не попадет на истину и сфабрикует поддельную церковь,— Если нет на земле Апостольской Церкви, то где же с нашим умишком додуматься до того, как она устроена была Апостолами? Нечего потому и браться за это дело возустроения Божией Церкви. Да ведь и не для чего. — Есть на земле Апостольская Церковь, по неложному обетованию Самого Господа. Эти фабриканты церковные двояко виноваты: и тем, что берутся за дело, к которому не призваны и способов не имеют, и тем, что не трудятся увидеть истинную Церковь Божию, которая по неложному обетованию Божию должна быть на земле до скончания века, или нарочно искривляю! глаза свои, чтоб не видеть ее, когда она стоит воочию их. Этот труд искания и обретения истинной Церкви был бы достоин похвалы; а этот труд — фабрикования церкви — смеха достоин. Тот спасителен, а этот в пагубу ведет и фабрикующего, и увлекающихся вслед его.

Вот и ваш новшак, ты думаешь, спроста мычется там у вас по городу? Нет, и он, конечно, загадал сфабриковать свою церковь. Ведай же и толкуй всем, что хоть не совсем ясно, какую он задумал сфабриковать церковь, но то несомненно, что и она не будет истинною. Нечего потому и тянуться к нему, — а особенно нам, сынам истинной Божией Апостольской Церкви. Уж, конечно, не мудрее он всех предшествовавших ему фабрикантов церковных. Потому нет сомнения, что и плод трудов его будет такой же.

Ты передавал мне речи некоторых, что-де и он говорит о церкви, даже напечатал об этом. Уж

 

 

235

не подумал ли ты, что это говорит он о православной церкви, так как прежде был сыном сей церкви? Но где же у тебя, — или у вас там,— глаза? Вы же ведь бываете у него на собраниях? Есть ли там хоть одна черточка маленькая из того, что бывает обычно в православной церкви? Не говорю об иконке какой, даже крестного знамения у них нет, даже молитвы Господней не читают, а вместо сей божественной молитвы и других наших церковных боголепных молитвословий поют какие-то стихи, плохо составленные, скудные содержанием, и вдобавок с гуделкой (фисгармонией). А в Церкви-то Божией он бывал когда-либо с тех пор, как сбился с пути? Бывали ль в ней и те, которые увлечены им, с тех пор, как увлеклись? — Так нечего тебе и останавливаться, а прямо решай, что и он, и они совсем отпали от истинной Церкви Божией и суть отступники от нее. Верить же ему в том, что он напечатал, и на волос нельзя. Там он рисуется пред публикою всемирным учителем, и чтоб сразу не оттолкнуть от себя, поминает и о Церкви, и о другом кое-чем, не веруя ничему тому по-православному, как надо полагать, потому, что он отложил все, бывающее в православной церкви. Говоря о церкви, он, верно, разумеет какую-либо заоблачную, может быть, ту, которую он сфабриковать задумал; но уж никак нельзя полагать, чтоб это была истинная православная церковь. Да в этом и сомневаться нечего. Дома он совсем иначе о сем говорит; иначе говорит и пред слушателями, которых считает втянувшимися в его лжеучение. Иногда, может быть, и ненамеренно, заговорившись, и проговаривался. Вот из этих случаев и получилась весть, что он церкви знать не хочет. Ты писал об этом, передавал мне некий благоговейный

 

 

236

священник чрез одно лицо то же, а некто и напечатал в «Вестнике», что он учит, что ничего не нужно — ни церкви, ни прочего церковного. Вот три свидетеля.

Сбился я речью на этого новшака вашего,— а имел в мысли рассуждать вообще о ненастоящих церквах. Но не беру назад; пусть и это все идет в строку. — Да, впрочем, это можно оставить и без оговорок. Потому что такое течение речи привело нас к уверению, что ваш новшак Церкви Божией знать не хочет, мечтая, однако ж, что он чрез это нисколько не уклоняется от пути спасительного. Как для вразумления его и увлеченных им ничто столько не сильно, как указание, что для спасения существенно необходимо состоять в живом союзе с единою Церковью Христовою, то к сему указанию естественно и переходим, как и положили в начале письма.

Говорим: желающему спастися необходимо быть в живом союзе с истинною Церковью Христовою. Почему? — Потому что Господу угодно было в ней единой совместить все, потребное для спасения.

Припомни, что у нас с тобою сказано в третьем письме, — что в деле спасения надобно различать две стороны: то, что Господь совершил нашего ради спасения, — именно, стяжанные Господом чрез воплощенное домостроительство блага во спасение наше; и то, что мы должны делать с своей стороны для получения спасения, — наши в содевании спасения труды. Из того и другого,— чрез сочетание их в лице спасаемом, — спеется дело спасения. Всякому можно сказать: позаботься удостоиться приятия сокровищ спасения, стяжанных Господом,—усвой их себе и употребляй как должно, и спасешься. Но сие двоякое дело совершаться достодолжно может и совершается только в св. православной церкви. В ней и благодатные сокровища

 

 

237

во спасение, и практика всего того, что от тебя требуется для твоего же спасения, с руководством в том и словом и примером.

Слыша: позаботься удостоиться приятия благодатных сокровищ спасения, — ты невольно можешь прийти к вопросу: где же их взять? Где прийти с ними в соприкосновение и как вкусить их? Они все в Господе, а Господь, стяжав их, вознесся на небо и воссел одесную Отца. Как досягнуть до Него? И кто силен к тому? — На это скажу тебе: никак не досягнешь, и никто не силен к тому; но не приходи от этого в ужас. Господь вознесся на небо, а блага, Им для нас стяжанные, оставил на земле, вверив их св. Своей Церкви.

Св. церковь православная есть сокровищница благ спасения. Что бы тебе ни нужно было для спасения — все то найдешь в ней — и только в ней. Помимо ее и Сам Господь не дает сих благ. Так благоволил устроить Сам Он. Став Главою Церкви, Он не иначе действует во спасение наше, как чрез сие тело Свое. И не ищи к Его сокровищам спасения другого доступа. Его нет.

Господь Спаситель, яко Ипостасная Премудрость, принес в Себе Самом на землю, из таинниц Триипостасного Божества, всю спасительную премудрость. Но не удержал ее сокровенною в Себе Самом, а сначала преподал ее Апостолам, заповедав им преподать ее и всем верующим из всех языков. Апостолы предали ее всему сонму верующих, заповедав преемникам своим блюсти ее. И стала Церковь столп и утверждение истины, которая, водворившись в ней, пребывает в ней и будет пребывать до скончания века. Хочешь ведать сию премудрость? Иди в церковь православную, верную блюстительницу всего, преданного Апостолами, — и у нее поучайся ей.

 

 

238

Кроме истины Господом и благодать бысть (Иоан. 1, 17). Воплотившись нашего ради спасения, Он принес Себя в жертву искупления нас, и открыл тем путь нисхождению к нам Духа Святого с благодатными силами Своими. Отсюда два существеннейших блага воплощенного домостроительства в спасение наше: оправдание и освящение. И их оставил Господь на земле и вверил их Своей Церкви.

В Церкви Божией стоит, непрерывно приносимая, жертва Тела и Крови Господа, по заповеди Его, и в той силе, в какой благоугодно было Господу установить сие учреждение. Жертва сия приносится в определенное время; но как движением солнца и час сей движется по земле с востока на запад с промежутками, едва или совсем не заметными, то само собою очевидно, что жертва сия в каждое мгновение приносится на земле, или, вернее, — непрерывно стоит. Господь ходатайствует о нас на небе пред лицом Бога и Отца. Но там нет крови. Кровь Свою благоволит Он таинственно источать в св. Церкви Своей, яко Глава ее, в таинстве Тела и Крови. Сие творите, заповедал Он, в Мое воспоминание. Сие, т. е. Тело ломимое и Кровь изливаемую, во оставление грехов. Так оправдательный и ходатайственный покров простерт и стоит над Церковью, привлекая и препровождая к нам всякие милости Божии. Хочешь быть причастником сих милостей? Бывай, сколько можешь чаще, на жертве сей и общение с ней держи, если не вкушением ее, то сокрушением и плачем.

Кровная жертва открыла путь нисхождению к нам Святого Духа, от коего все благодатные силы, яже к животу и благочестию. Без сих сил спасению нашему содеваему быть невозможно. Необходимо потому всякому стяжать благодать Святого Духа. Но непосредствен-

 

 

239

но Дух Святой сошел только на Апостолов; после же них благодать Святого Духа сообщается верующим уже не иначе, как чрез особые посредства, или таинства, по указанию Господа Духом Святым чрез Апостолов учрежденные. И таинства сии вверены св. православной церкви и суть в ней единой. И стала Церковь сокровищницею не истины только, но и благодати. Чувствуешь потребность благодати? Иди в православную церковь, приступи к таинствам,— и получишь благодать,— всякую, какую взыщешь.

Возрождения ищешь? Взыщи его в св. православной церкви. Она — и только она породит тебя водою и Духом, в таинстве св. Крещения.— Дара Духа Святого ищешь? Взыщи его во св. православной церкви. Она — и только она — преподаст тебе его в таинстве Миропомазания.— Согрешил? Каешься и ищешь врачевания душевных ран и разрешения уз совестных? Иди в св. православную церковь. Она — и только она, — в лице пастырей своих приявшая власть вязать и решить, разрешит тебя от грехов и исцелит раны души твоей врачевательными обязаниями. — Нужду имеешь и ищешь преискреннейшего общения с Господом? Иди в св. православную церковь. Она — и только она, — дав тебе вкусить Тела и Крови Господа от жертвы Его, ею всегда приносимой, сделает, что ты будешь в Господе и Господь в тебе, по неложному Его обетованию,— Ищешь положить благодатную основу семейству своему? Иди в св. православную церковь. Она доставит тебе сие благо, запечатлев благодатью брачный союз твой в таинстве брака,— Немоществуешь телом и ищешь врачевания? Обращайся к Церкви Святой. Она доставит тебе сие благо и с отпущением грехов, чрез таинство елеосвящения.

Столько благодатных сокровищ вверено св. Церк-

 

 

240

ви! — Приставниками же и раздайтелями их поставлены сначала Апостолы, а потом их преемники, которые и сами получают особую на то благодать чрез таинство священства, в Церкви же Божией. Таинство священства — верх таинств благодатных: ибо без него остались бы недейственными и все другие таинства,— и Церковь превратилась бы в безблагодатную.

Так Ипостасная Премудрость Божия, создав Себе дом св. Церкви, утвердила в нем столпов (отделений) седмъ, и всех приходящих к Ней, по Ее призыванию, обильно питает и напаяет разнообразною Своею благодатью. Семь источников благодати. Но два из них текут неразлучно с течением всей жизни спасаемого. Это Таинства — покаяния и св. Причастия, дающие благодать оправдания и благодать освящения, — благодати, неточные в жизни спасительной. Они развивают, укореняют, возвышают в духе человека все, потребное для спасения. И чем кто чаще пользуется ими, тем успешнее зреет его духовная спасительная жизнь. А без этого она скоро засаривается, вянет и глохнет.

Видишь, что вверено св. Церкви?! Не думай же и другому никому не позволяй думать, будто можно без живого союза с Церковью устроять свое спасение, когда без сего союза с нею нельзя нигде найти и получить благодатные силы ко спасению. Да, живое общение с Церковью и есть приятие чрез ее таинства сих сил. Почему живое общение с св. православною церковью столько же необходимо, сколько необходимо сподобление благодатных во спасение сил.

Вторую половину дела спасения составляет собственный наш труд в содевании его. Казалось бы, что он должен быть совершенно предоставлен свободе каждого. — Предоставлен, правда, но не вполне. Св.

 

 

241

Церковь и сюда привтекает своим влиянием и властью. Я разумею под сим не указания только и поощрения, но известные порядки и труды, исполнение которых есть содевание того, что содевать требуется от нас нашего ради спасения. Известные труды во спасение возлагает св. Церковь на верующих, как долг, не стесняя, однако ж, свободы к самоохотным в том же роде начинаниям и деяниям, а напротив, поощряя к ним и давая в отношении к ним руководство словом и примерами. Сама Церковь возлагает известные труды во спасение и потому, что желает, чтоб все были как один в содевании спасения, и потому, что, считая труды те необходимыми в деле спасения, не полагается на свободную охотность к ним каждого по немощам самоугодливости нашей; а руководство свое дает в прочих свободных сего рода делах и начинаниях, потому что, по неумению, иное дело и труд можно сделать так, что вместо пользы выйдет от того вред делу спасения.

Но вот ты и сам все это увидишь ясно. Припомни, что у нас сказано в третьем письме о лежащем на самом христианине долге трудиться во свое спасение. Там, по объяснении, как зарождается в нас спасительная жизнь, показано, как затем должна быть она ведена, чтобы дойти до цели своей, — именно, что решившемуся содевать свое спасение и приявшему на то благодать, предлежит, действием облагодатствованного духа своего, очистить душу и тело от страстей и перенастроить их на всякое добро, чтоб сделать храмом, достойным Бога, обетовавшего вселяться в верующих и ходить в них.

Не буду всего того повторять. Беру одно это главное положение: надо душу и тело очистить и перенастроить силою духа облагодатствованного. — Что для

 

 

242

сего потребно? Потребны подвиги — для тела телесные, для души душевные, для духа духовные: ибо и его надобно оживлять и укреплять, чтоб он постоянно чувствовал себя обладающим силою властно действовать на душу и тело.

Телесные подвиги нужны потому, что тело служит седалищем страстей. Не смиришь плоти, не будешь иметь успеха в преодолении страстей. Надо потому преутрудить плоть лишениями пищи, сна, покоя и всякого услаждения чувств.— Но угодница страстей и страстолюбица есть душа. Ее потому еще больше, чем тело, надлежит взять в руки и трудить. В ней возникают помыслы и пожелания страстные и влекут к страстным делам, потому что в ней живуг самые страсти. Дело спасающегося — прогонять сии страстные движения, и на место их восстановлять и водружать добрые мысли, чувства и расположения. Это действование и все другое, что для сего делается, составляет предмет душевных подвигов,— Наконец подвиги духа — молитва и богомыслие, и все, что для сего предприемлется, как вспомогательное средство.

На сии подвиги указывал Спаситель в Нагорной беседе, когда давал наставление, как поститься, творить милостыню и молиться. Под постом совмещены здесь все подвиги телесные, под милостынею — душевные, под молитвою — духовные. У содевающих свое спасение действительно дело так и идет, — что они проводят жизнь в молитве, доброделании и постническом воздержании. И вот к сим-то делам св. Церковь, обязывая верующих к грудам в содевании спасения, и приноровляет некоторые свои законоположения, порядки и учреждения.

Как поприще для телесных подвигов, назначены в ней святые посты, однодневные в среду и пятницу

 

 

243

каждой недели, и в некоторые другие дни года, и многодневные — четыре больших поста.

Как поприще для душевных подвигов, кроме тех же постов, определены в ней разные благотворительные учреждения: больницы, богадельни, сиротопитальни, странноприимницы.

Как поприще для духовных подвигов, есть в ней непрерывное последование молитвословий церковных, с наставительными на них чтениями и беседами, — молитвословий, обнимающих всю жизнь человека, в разнообразных ее направлениях и положениях.

Не вдаюсь в подробное объяснение всего сюда относящегося. Делаю общее обозрение или указание, чтоб только ты видел, что все содержимое св. Церковью, все ее чины и порядки благочестные целесообразны и верно направлены к содеванию спасения всеми верующими. — Пост погашает похоть; доброделание изгоняет гнев и раздражение; оба вместе заграждают главные источники страстных движений (т. е. похоть и гнев) и воспитывают противоположные им добрые расположения и настроения. Молитвословия же, возвышая дух горе и вводя его в общение с областью божественною, дают ему вкусить духовных стихий, чтоб потом ими одухотворять душу и тело и все окрест человека.

Все эти установления св. Церкви — молитвословия, посты, благотворения, занимают и обязывают все тело Церкви, как одно лицо (в малом виде — это приход). Но это не стесняет свободы каждого, кроме сих общих трудов, избирать и держать свои частные — свои пощения, свои молитвы, свои доброделания. Но св. Церковь, как попечительная о спасаемых матерь, и на эту часть трудов верующих простирает свою заботу, заповедуя приступать к ним с совета и по ука-

 

 

244

занию духовных отцов и предлагая примеры к подражанию в прежде живших отцах и братиях, каждодневно воспоминаемых.

Прохождение всех таких трудов по указанию и руководству Церкви составляет поприще общехристианского подвижничества. Но в Церкви Божией есть особые учреждения, в которых подвижничество в молитвах, лощениях и услужениях всем с забвением себя составляет исключительную цель. Исходя из коренных потребностей духа и существеннейших стремлений христианских, сия мироотречная подвижническая жизнь, быв проводима, как следует, скоро любимцев своих возводит на высшие степени христианского совершенства и обогащает их, а чрез них и христианство, ведением о духовных вещах, недосязаемых при прочих порядках жизни.

Таким образом, как видишь, Церковь Божия и для второй половины дела спасения, т. е. нашего труда в содевании его, содержит чины, учреждения и порядки, исполняя которые, всякий, без особых напряжений, в ряду других движась, или в общем теле Церкви состоя, содевает свое спасение мирно, не выдаваясь и не отставая от других. И вот что я разумел, когда говорил в первом письме, что все вы спасение свое содеваете покойно и мирно. Ибо действительно так и есть, что все, живущие по уставам св. Церкви и в духе ее, идут спасенным путем, или спасение свое содевают.

Мы особо рассматриваем учреждения и порядки Церкви, делающие нас причастными благодатных сокровищ спасения и дающие нам поприще для собственных наших трудов в содевании спасения; но в действительности они входят одни в другие, и живущий по ним от одних переходит к другим, и нередко все проходит их зараз, как это бывает

 

 

245

постами и вообще во время приготовления к исповеди и св. Причастию. Вот это и есть жизнь в живом союзе со св. Церковью и в духе ее, — в коей чрез таинства божественным наитствуется человеческое, а в прочих чинах — и особенно в молитвословиях, подкрепляемых постом и доброделанием, — человеческое возвышается до божественного, и благодатно духовный рост благоспеется всесторонне.

Будем называть ее жизнью церковною. Примени теперь ее к тому, что у нас прежде положено необходимым ко спасению, и увидишь, что, живя церковною жизнью, по всем порядкам и уставам св. Церкви, ты будешь верным исполнителем всего того, т. е. будешь и веру святую соблюдать, и благодатью чрез таинства преисполняться, и верно исполнять заповеди и состоять под руководством богоучрежденных пастырей, — будешь т. е. верно содевать свое спасение.

Как все сие есть во св. Церкви по намерениям Самого Господа о спасении нашем, то, живя жизнью церковною, ты будешь в живом союзе и с Господом, и с устроителями Церкви, Апостолами, и с продолжателями их дела святыми святителями, и с верными исполнителями всего — святыми мучениками и святыми отцами преподобными, — и спасение твое обезопашено, если пребудешь верен сему союзу. Ты будешь как в безопасной пристани, как в крепкой ограде, как под несокрушимым покровом. Жизнь церковная и от мира тебя отградит, и от стрел невидимых врагов сохранит невредимым, — и непрестанно будет напаять тебя притоками духовных стихий, под влиянием которых жизнь твоя христианская будет обильно развиваться и зреть, восходя от силы в силу, невидимо среди видимых твоих трудов и дел. Чуждающиеся же церковной жизни бывают обыкновенно скудны ду-

 

 

246

хом и духовными движениями, хотя во всем прочем являются исправными.

Посему можешь судить, сколь велик злодей есть тот, кто отбивает других от церковной жизни. Он есть настоящий душегубец. Таков ваш новшак, враг Церкви Божией и Божий.

Предупреждаю тебя, что если кому-либо из лиц одного духа с вашим церквеотступником придется прочитать строки сии, то ты непременно услышишь: о, это есть оплотенение христианства, или: это есть возвращение к иудейству, или другое что подобное. Зри, не ужасайся. В церкви есть видимые учреждения, но в них ничего нет плотяного, а все духовно; есть уставные законоположения, но они совершенно чужды всякой примеси иудейства. И главное — все в ней или от Господа непосредственно, или от Господа чрез Апостолов и их преемников по внушению Духа Святого.

Все это я, может быть, вздумаю разъяснить тебе поподробнее, вслед за сим. А теперь спасайся, и о мне Бога моли.

 


Страница сгенерирована за 0.23 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.