Поиск авторов по алфавиту

Автор:Епифаний Кипрский, свт.

Епифаний Кипрский, свт. Против Аномеев

ПРОТИВ АНОМЕЕВ.

Пятьдесят шестая, а по общему порядку семьдесят шестая ересь. 

Гл. 1. Есть еще некоторые еретики, называемые Аномеями. Они недавно появились. Вождем их был некто дьякон Аэтий, произведенный в этот сан за свою болтливость Георгием Александрийским, бывшим епископом

47

 

 

у Apиан и Мелетиан. Во времена Юлиана, как выше у меня показано, Георгий торжественно провезен был по городу на верблюде; сначала окружен он был язычниками и много потерпел от них, торжественно, как сказал я, проехал, бит был прутьями, потом влачим был почти через весь город, и так умер, а после смерти был сожжен и вместе со множеством костей птиц и животных обращен в пепел, и прах его развеян был по ветру. Таков был его конец. Может быть кто-нибудь скажет так об умершем: значит, он мученик, когда так пострадал от язычников? Если бы у него подвиг был за истину и, если бы случилось ему потерпеть это от язычников по ненависти и за исповедание Христа, конечно, он был бы помещен в числе мучеников и притом не малых. Но это было с ним не за исповедание Христа, но за великое насилие, которое он причинил городу и народу во время своего епископства, похитив у граждан доставшееся им от родителей имение. Мы не клевещем на этого человека; ибо много нанес он зла Александрийцам, как например взял на откуп всю селитру и болота с папирусом и тростником и соленые озера, и вздумал этим распоряжаться и доставлять все к себе. Такое у него было постыдное корыстолюбие, что он не пренебрегал даже ничтожных вещей: так он при-

48

 

 

думал завести известное число носильщиков тел умерших, и нельзя было выносить тел умерших, и особенно чужестранцев, без людей от него к тому приставленных. Это он делал не по страннолюбию, но как я сказал, ради дохода. Если же кто сам погребал тело, тот подвергался опасности. Таким образом с каждого покойника доставалась ему какая-нибудь прибыль. Умалчиваю о другом, именно: как этот человек вращался в роскоши и других пороках и в жестокости. Александрийцы, и особенно язычники, за все это имевшие гнев на него, довели его наконец до смерти. Александрийцы, умертвили его, как скоро услышали о смерти Констанция. У меня же не было другого предлога говорить о Георгии, кроме того, что Аэтий поставлен был от него в дьякона.

Гл. 2. Этот Аэтий до зрелого возраста, как говорят, был вовсе невежда в мирских науках. Поживши еще, он учился в Александрии у одного Аристотелика философа и софиста и, изучив диалектику, вздумал изложение учения о Боге представлять в фигурах. На свободе он занимался и сидел над этим непрерывно с утра до вечера, изучая и стараясь достигнуть говорить о Боге и составлять о Нем определения посредством геометрии и фигур. Сделавшись полным Арианином и держась неистового учения Ариан, он, от обра-

49

 

 

щения с ними, стал еще более вредоносен и ежедневно изощрял язык свой против Сына Божия и Духа Святого. Некоторые обвинили его и донесли на него Констанцию, и он был сослан в пределы Тавра. Здесь он распространял свое нечестивое учение, с дерзостью выставляя оное на вид, и, поднимая голову с большим бесстыдством, непрерывно извергал свое злоучение. Он дерзнул назвать Сына неподобным Отцу и не тождественным с Отцом по Божеству. И мы сами не держимся подобия; ибо знаем, что Сын выше подобия по отношению к Отцу, как тождественный и равный с Ним по Божеству и нисколько не отличный. Хотя многое уподобляется Богу, однако же это не одно и тоже, не равно Божеству: так и человек создан по образу и по подобию, но он не одно и тоже с Богом по равенству. Так и царство небесное подобно зерну горчичному (Мат. 13, 31.), но зерно не одно и тоже с царством и непричастно одной и той же закваске. Подобно оно еще десяти девам и домувладыке, но только подобно, а не одно и тоже. А поскольку Сын подобен Отцу, и больше чем подобен, потому что Он одно и тоже с Отцом и равен Отцу, то мы стараемся доказать не подобие Его только, но тождество Его и равенство, как Бога от Бога и Сына от Отца, и не иного по существу, но родившегося от Него. Так утверждаем и о Святом Духе. А

50

 

 

этот отважный Аэтий не захотел удостоить Сына и подобием с Отцом. Но мы, основываясь не на одном подобии, истинно исповедуем учение веры и чтим Троицу. Серебро подобно олову, и золото меди, и свинец железу, и драгоценные камни подобны стеклу, но это подобие обозначает не природу, но только сравнение.

Гл. 3. Что касается до Писания, которое исповедует Сына образом Бога невидимого, то мы, изучив по милости Божией силу Божественного Писания, где сказано Фарисеям: не знаете писаний, ни силы Божией (Мат. 22,29.), узнали двоякое значение этого слова. Впрочем, для объяснения этого выражения, мы укажем на неправильное его употребление между людьми. Говорится: образ человека и образ неподобный. Один образ начертан красками, а другой произведен рождательной силой единосущия, так как рожденный Сын носит на себе отличительный признак в сравнении с Отцом. В нем открывается и отображение, и тождество, и единосущие, и отпечатление Отца. И так единородный Сын Божий есть, по нашему мнению, одно и тоже с Божеством и достоинством Отца и равен Ему истинным образом и подобием, не таким, которое изменялось бы, но неизменным, как Сын истинно и единосущно рожденный от Отца. Так думаем и о Духе Святом, что Он от Отца исходит, хотя

51

 

 

и не рождается, потому что Сын единороден. Но этот Аэтий, сильно восхотев воспротивиться исповеданию истины, покушается признавать Сына неподобным Отцу. Другие Apианe получили повод к заблуждению от Лукиана и Оригена и были за одно с Астерием софистом, который отпал во время гонения, бывшего при Максимиане. Некоторые из них, как у меня показано выше при рассмотрении ересей, признавали Сына Божия тварью и учили, что Дух Святой есть тварь твари, а некоторые говорили, что Сын подобен Отцу, хотя и признавали Его тварью). Но Аэтий, ко всей их лжи присоединив собственное нечестие, ясно раскрыл жестокое и бесстыдное учение против Господа. И сказать правду, утонченное учение этого Аэтия, называемого и Аномеем, прямо соприкасается с теми, которые допускают, что Сын есть тварь. Ибо все сотворенное неподобно Сотворившему, хотя и уподобляется по благодати. И Творец не подобен сотворенному, хотя потщился украсить оное разными красотами, разве только отпечатлевается в нем некоторое подобие и отображение только при сравнительном созерцании. Учение Аэтия имело силу у Ариан, признававших Сына Божия и Духа Святого сотворенными, но впоследствии будучи лишен общения от самих Ариан, именно от Евдоксия, Минофила и других, он изобличил их пред царем, сказав: как все

52

 

 

они думают, так и я думаю, на что у меня говорится прямо, то они скрывают, и что я открыто заявляю и исповедаю, все они говорят тоже, но скрытно. Тогдашний царь был не против лицедейства Ариан, но думал, что они учат благочестиво. Впрочем, он с негодоватем отказывался признавать Сына Божия тварью и поэтому приказал сослать Аэтия в ссылку, как выше сказано.

Гл. 4. С этого началась ересь, и от одного предположения поднявшись мыслью к большему произведению зла, Аэтий страшно уязвил и свою душу и ему поверивших. Он после того так увлекся мечтанием, что и сам и наученные им стали говорить: «я так отлично знаю Бога и так разумею Его, что столько не знаю себя, сколько знаю Бога». Многое и другое мы о нем слышали, именно как страшно ухищрялся дьявол посредством его погубить души людей, им уловленных. Ибо нет у них заботы ни о святости жизни, ни о постах, ни о заповедях Божиих, ни о чем другом, что предписано от Бога людям для жизни. Но у них готово слово на все. С ними тоже бывает, что с человеком, который сбросил весь груз с корабля, а оставил одну какую-нибудь вещь из лежавших в корабле, напр. глиняный сосуд, или какой-либо другой, как будто бы ему можно было с помощью одного сосуда проплыть все

53

 

 

море и получить спасение от потопления; а когда он случайно выпадет и человек от сосуда не получит пользы, какой ожидал, тогда, поглощенный волнами, он потерял и товар и собственную безопасность. Таков и Аэтий и происшедшие от него Аномеи: выставляя на вид изречение, сказанное Господом в Евангелии, они приводят слова, а силу их неправильно понимают и заблуждаются. Когда с ними встретится кто-нибудь и напомнит им о заповедях, они говорят на это: Бог ничего другого не требует от нас, как только чтобы мы знали Его, как и Христос сказал: Отче! даруй им жизнь иметь в себе: се же есть живот, да знают тебе единаго истиннаго Бога и его же послал еси Иисус Христа (Иоан. 17, 3.). Мы слышали от некоторых, которые прямо слышали от самого Аэтия, о том, как некоторые из них были уличены в блуде с женщиною и за то подвергались осуждению. Но Аэтий не строго отнесся к этому, а напротив усмехался, говоря: это ничего не значит; это телесная нужда и отправление, тоже, что ковыряние в ухе (мне стыдно говорить, как этот грязный человек изъяснялся); взявши перо, или прутик, мы ковыряем в ухе и таким образом прекращаем в нем зуд: так и это случается по природе, и кто это сделает, не грешит.

Гл. 5. И много такого говорил этот чело-

54

 

 

век и учил ложно и нечестиво, так что из самых дел оказывалось, кто он такой. Но нам дадут ясный свет слова Господа, Который сказал: внемлите от лживых пророк, иже приходят к вам во одеждах овчих, внутрь же суть волцы хищницы: от плод их познаете их: еда объемлют от терния грозды, или от репия смоквы (Мат. 7, 15. 16.)? Так и его дерзость бессмыслия, когда он раскрыл необузданные уста против Владыки и не стыдится хулить своего Господа, там и здесь изобличается, дабы люди разумные, попробовав плодов его необузданности и лживости, не стали собирать подобных плодов. Ибо с терновника не может быть собираем виноград, как и от злоучения не может произойти святость. Итак, вот что было и случилось с Аэтием, как мы слышали. В учении его, как я сказал, много такого, что явилось вследствие его неистовой гордости, дерзнувшей восстать против Господа, но я предложу из многого немногое, и для опровержения этого скажу, что даст Господь. У этого Аномея видно искажение веры и подбор слов: слова берутся из Писания, но они заключают не тот смысл и имеют другую силу, между тем у него принимаются не так.

Гл. 6. В начале он рассуждает так: «не может нерожденное быть подобно рожденному, потому что-то и другое различается самым

55

 

 

названием: одно — нерожденное, другое — рожденное». Все это глупо и привело Аэтия к безумию. Если мы станем искать родителя для нерожденного, так, чтобы не потерять истинного мнения о Христе, тогда найдется уже не один Отец, и не отец отца, но бесконечные отцы отцов, и будет уже не один Бог, вечно сущий, ничего не имевший прежде Себя и всегда пребывающий, от которого родился и существует истинный, единородный Сын и Святой Дух, от Него происшедший, но будут искомые многие боги, и таким образом все наконец будет обманом, а не истиною. Но нам нужно, как и действительно, знать единого Бога, Отца Господа нашего Иисуса Христа, от Которого и Дух Святой, от Отца исходящий и от Сына приемлющий. Это есть единое Божество, един Бог, един Господь, Отец и Сын и Святой Дух. Ни Сын, ни Святой Дух не есть какое-либо слияние с Отцом, но Отец есть Отец, Сын — Сын и Святой Дух — Святой Дух, три совершенных, единое Божество, един Бог, един Господ, как мы много раз при рассмотрении всех ересей передавали такое славословие о Боге. Итак, поскольку един есть Бог, то нельзя предполагать другого Бога, кроме сущего; Отец есть дивно нерожденный и несотворенный, и единородный Сын Божий, от Него рожденный, не есть не подобен Ему

56

 

 

во всем, но одинаков с Отцом и равен Ему по всякому достоинству, хотя Он рожден, а Тот не рожден. Если Он совершенно родил из Себя Сына, то невозможно Сыну не быть равным и подобным Отцу. Ибо все рождающее рождает подобное себе, и не только подобное, но и равное тождеством. Человек рождает человека и Бог—Бога; человек— от совокупления телесного, а Бог неизъяснимо един родил Единородного, ни истечением каким-либо, ни сжатием, ни расширением. Но будучи духом, Отец безначально и бездетно родил из Себя Сына, подобного Ему во всем и равного, как говорит святое Евангелие: искаху Его Иyдee убити, яко не токмо разоряше субботу, но и называл Себя Сыном Божиим, равенся творя Богу (Иоан. 5, 18.). Каким же образом Он не подобен Отцу и не равен с Ним во всем, когда Он имеет жизнь в Себе и говорит: якоже Отец воскрешает мертвых, тако и Сын воскрешает мертвых (Иоан. 5, 21.)? И еще говорит: видевый мене виде Отца (14, 9). Не может быть отличен Тот, который показывает Собою Отца и говорит: знающий Меня знает Отца, и еще: видевый мене виде Отца. Что Он не инаков сравнительно с Отцом, на это указывают Отец и Сын: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1,26.). Итак, если бы Сын не был подобен Отцу, то ка-

57

 

 

ким-бы образом человек сотворен был по образу и по подобию? Отец не сказал: сотворим человека по образу моему, или по образу Твоему, но по образу нашему. Словами: по образу нашему Он показал не только равенство и подобие Сына с Отцом, но и то, что Сын тождествен с Ним во всем и не отличается от Него.

Гл. 7. Как же Сын не может быть равен и подобен, когда Он говорит: аз во Отце и Отец во мне (Иоан. 14,10)? Он не только говорит это в Евангелии, но и Исаия, пророчествовавший Святым Духом, знал, что Сын в Отце и не чужд Отца и не отличен от Него, как показывают слова его, которые в еврейском читаются в таком виде: ффоу саарим, уиавотон садик, сомир, еммунио, иесросмоох, фезар салом салом, хивак ватоу, ветув валдо- наи аддоф, хиваиа адонаи содолемим.*). По переводу Акилы читается так: отворите ворота, да войдет народ праведный, хранящий веру, здание укрепленное, ограждение мира, потому что на

___________________

*) Эти слова еврейские у Св. Епифания напнсаны греческими буквами. Латинский переводчик сделал транскрипцию латинскими буквами. В еврейском подлиннике текст читается так:

58

 

 

него уповает он; уповайте на Господа до века, потому что в Господе Господь, утвердивший веки. У седмидесяти читается так: отверзите врата, да внидет хранящий истину и приемлющий истину и хранящий мир, яко на тя надеяшася, Господи, до века, Боже великий, вечный. (Иса. 26,2—5). Пусть заметит читатель, что у седмидесяти вместо: в Господе поставлено: Господь и великий. И сколько можно говорить об этом? Но я опасаюсь, чтоб не доставить излишнего обременения продолжением речи об этом предмете. В Божественном Писании все ясно для тех, которые желают приступить к слову Божию с благочестивою мыслью и не повергать себя в бездну смерти под влиянием дьявольского действия, подобно этому жалкому Аэтию и поверившим ему людям, которые ополчились против истины более всех, бывших до них, хульников на Бога и Его веру. Но не на этом только утверждаясь, мы сказали, что не может Сын быть не подобен Отцу. Он не только подобен, но и равен, тождествен по Божеству, тождествен по вечности и силе. Мы не называем Его тождесущим (ταὐτούσιον), чтобы этим словом, некоторыми употребляемым, не уподобиться Савеллию. Но мы называем Его тождественным по Божеству, и сущности, и силе, по всему равным Отцу и Святому Его Духу. Мы называем Его единосущным (ὁμούσιον), как

59

 

 

содержит святая вера, дабы частицею: μἔ ясно обозначить совершенство лиц, именно, что Сын от Отца, совершенный от совершенного, совершенный и Дух Святой.

Гл. 8. Эти люди уловлены будут одним, двумя, тремя свидетельствами. Если Сын признается рожденным от Отца, то по необходимости он будет признан подобным Родившему. Очевидно, что, называя Сына порождением, Аэтий разумеет и верует, что Он тварь, что называется Он Сыном только по благодати, как додумался до того этот знаток небесных пределов, делитель неразделимого и измеритель нашего спасения во Христе. Но учение всех таких людей, которые допускают, что Сын есть тварь, падет; так падет и его учение. Я спрошу его по всей справедливости: скажи мне: что говоришь ты о Сыне Божием? Называешь ли Его тварью, или порождением? Если считаешь Его тварью, не прикрывай лукаво поругания, называя его порождением Отца. Ибо все сотворенное не есть рожденное; и если рожденное, то несотворенное. И так перестань произносит слово: рожденное, ибо не свойственно тебе устами произносить хотя в одном слове речения истины. Но выскажи все твое ухищрение, дабы мы знали, кто ты таков, и таким образом избежали коварства твоего, уловитель души и обманщик поверивших тебе! Поклоняешься ты Сыну Божию, или не по-

60

 

 

клоняешься? Да, говорит, покланяюсь Ему. Богу поклоняешься, или нет? Да, говорит, Богу поклоняюсь. Какой же это будет Бог, которого ты называешь сотворенным и поклоняемым? Как будто поклоняемый Бог сотворил только Одного и Ему повелел поклоняться, между тем как все другое не хочет сам сотворивший делать предметом поклонения, но осуждает поклоняющихся, научая посредством закона: не сотвори себе подобия, да не поклонишися ему ни на небеси, ни на земли, ни в водах (Исх. 20,4.). И Апостол говорит: послу- жиша твари паче Творца и объюродеша (Римл. 1, 22. 25). Почему же не повелевает поклоняться всему этому? Разве есть лицеприятие у Бога? Да не будет! Тем самым, что одному должно поклоняться, Он показал, что поклоняемый есть совершенно инаковый от твари, и тварь, которой поклоняются, есть инаковая от поклоняемого Господа, Сына Божия, рожденного от Отца. А потому, что Сын родился от Него и Ему подобен и равен, Он и есть поклоняем от всех. Им сотворил Он все и без Него ничтоже бысть (Иоан. 1,6.). В Нем и в Святом Его Духе, от Него изошедшем и от Сына приемлющем, Отец сотворил и утвердил все: словом Господним небеса утвердишася и духом уст Его вся сила их (Псал. 32, 6.). Когда сказал Единородный, как и выше у меня сказано: да знают тебе единого истин-

61

 

 

наго Бога и егоже послал ecи Иисус Христа (Иоан. 17, 3.), Он отделил себя от твари. Так и Апостол говорит: един Бог, из негоже вся и мы тем, и един Господь Иисус Христос, имже вся и мы тем (1 Кор. 8,6.). Видишь ли, как указал на единого Бога Отца и на единого Господа, от Него рожденного? Не сказал: един Бог и един Господь со всем, от него произошедшим, но: един Господь, имже вся. Если же един Господь, которым все сотворено, то Он не есть один из всех, но есть Творец всего, Создатель всего сотворенного.

Гл. 9. Сын, от Отца рожденный и от Отца произошедший, Которым все сотворено, не подобен всему, так как Он ест творец всего; поскольку един Бог Отец, из негоже вся и един Господь Иисус, имже вся. Вышеприведенные слова соединяются словами един и един, а слова: из негоже и имже ясно указывают, на Сына, произошедшего из Отца; слова же: имже вся удивительно разъясняют, что Сын отличен от прочих существ, и тем показывают, что существует Отец и существует Господь, Единородный Сын от Отца. Говорил же это Апостол по внушении Духа Святого, по этой причине не имел нужды упомянуть о Духе, не потому, будто Дух не спрославляем Отцу и Сыну, и не потому, будто Он обозначается в ряду всех существ, сотво-

62

 

 

ренных Сыном. Достаточно было того, что в твердом исповедании Сына Он сопричислен к Отцу и Сыну в следующих словах: шедше крестите во имя Отца и Сына и Святого Духа (Мат. 28, 19.). Итак, когда говорил Апостол, или лучше, когда говорил в нем Дух Святой, Он не сказал о Себе; потому что знание о нем было ясно и со стороны иудеев не подвергалось сомнению. Возвещение о нем откладывалось до другого времени, дабы Святой Дух не свидетельствовал Сам о Себе. Апостол водим был Святым Духом и говорил об Отце и Сыне, дабы тем указана была Троица, присно сущая и никогда не перестающая существовать. Не удивляйся, когда услышишь: един Бог, из негоже вся и един Господь, имже вся. Назвавши Сына Господом, Апостол вовсе не отрицал, что Господь есть вместе и Бог; а сказавши: един Бог имже вся, не отрицал, что один и тот же есть Бог и Господь. Ибо вместе и Господь и Бог, и Бог и Господь, и никакого нет несогласия в словах, истинно возвещенных нам от Бога через Апостолов для нашего спасения. Но Аномей и произошедшие от него, оставив путь истины, заблудились, худо поняв изречения Божии, и наконец, уклонившись в рассуждения и в разглагольствования о словах, отступили умом от истины и отпали от небесного. Если бы они захотели предать ум свой просвещению

63

 

 

евангельскому, их изобличило бы всякое слово. Ибо нигде Единородный по пришествии во плоти не говорит: сотворивший Меня Отец послал Меня; и Отец нигде, ни в Евангелии, ни в Ветхом Завете, не говорит: я сотворил вам Сына, но говорится: Отец посла мя (Иоан. 5, 36.), и еще: от Отца изыдох и иду (16, 28.), и еще сый в лони Отчи (1, 18.) и еще: Слово бе к Богу и Бог бе Слово (1,1.). И многое можно привести на мысль относительно нашего спасения, дабы не увлекаться хитрым учением этого дьявола. Ибо дьявол, желая погубить род человеческий по зависти к славе человека, придумал различные хитрые средства, во-первых, неведение, во-вторых идолослужение, потом худой образ жизни, теперь же наконец обман и обольщение посредством ересей, дабы всячески отвратить человека от небесного.

Гл. 10. Вот сколько может сказать против тебя, Аномей, ум нашей мерности! Прекрасно называешься ты Аномеем, т. е. неподобным, потому что и нравами, и мыслью ты отступил от людей, обладающих мудростью Божией и имеющих истинную веру. Не потому ты стал не похож на людей, что будто бы преуспел в добре, но потому, что ты уклонился от пути истины и стал потому не похож на сынов церкви; восхотев Сына Божия, равного Отцу, называть неподобным Отцу, ты сам стал

64

 

 

неподобным, заслужив это название и не будучи подобен спасаемым в Боге.

Но чтобы не тратить время в исследовании его вопросов, мы изобличим его учение его же словами, которые он сам высказал в диалектических писаниях к некоторым. Он выказал диалектику, полную обмана, в своем сочинении, которое не заключает в себе ни одного слова безукоризненной и чистой веры, благоустроенной Духом Святым и кротким. Но прежде всего я почел нужным поместить здесь сполна дошедшее до нас его сочиненьишко, дабы сделать против него опровержение посредством его самого.

 

Вот это сочинение Аномея Аэтия.

 

Гл. 11. Поелику во время гонения, открытого против нас современниками, некоторые из них, захватив себе частным образом вместе со многим другим написанное нами сочинение о нерожденном и рожденном Бoгe и испортив оное вставками и сокращениями, издали оное, изменив веденный там порядок, то, когда пришел к нам некто из ученых и принес оное нам, я признал необходимым, как сочинитель, очистив это сочинение послать оное к вам, все благочестивые подвижники и подвижницы, дабы вы могли знать, что сочинение наше написано по мысли святых Писаний.

65

 

 

При помощи его вы краткими замечаниями будете в состоянии остановить всякого человека, бесстыдно решающегося возражать вам о нерожденном и рожденном Боге, а всего более вьшеупомянутых людей. Я расположил оное в виде стихов, присоединив возражения и решения, с доказательствами удопонятными и ясными, и начав речью о нерожденном Боге.

1.    Если нерожденный Бог может сделать рожденное нерожденным, то, если всякая сущность есть нерожденна, ни одна из них не будет отличаться от другой по своей неподчиненности. Таким образом, как может кто-либо говорить, что одна сущность изменяется, другая изменяет, если он не допускает, что Бог производит не из готового вещества?*).

2.    Если нерожденный Бог выше всякой причины, поэтому Он был бы выше и рождения. Если же Он выше всякой причины, очевидно, что Он выше и рождения. Ибо он не получил бытия от другой причины и Сам Себе не дал бытия.

3.    Если же Он Сам Себе не дал бытия, не по немощи естества, но потому, что Он пре-

 __________________

*) Т. е. кто утверждает, что Бог Отец сделал Сына из рожденного нерожденным, след. произвел в Нем изменение, тот должен допустить, что Он произвел Сына из ничего (не из готового вещества): потому что то, что существует самобытно (сущность), существует независимо и след. не может быть изменяемо чем-либо другим.

66

 

 

восходит всякую причину, то кто допустит, что природа произведенная не имеет в сущности никакого различия от произведшей, когда таковая природа не допускает рождения?

4.    Если Бог нескончаемо пребывает в нерожденной природе, и если рожденное нескончаемо остается рожденным, то неправильное мнение о единосущном и подобосущном будет устранено; но так как та и другая природа постоянно пребывает в собственном достоинстве естества, то они остаются несравнимыми по сущности.

5.    Если Бог есть нерожденный по сущности, то рожденное родилось не расторжением сущности, но оно произведено произвольно. Ибо никакое благочестивое учение не допускает, чтобы одна и та же сущность была и рожденною и нерожденною.

6.    Если бы нерожденное родилось, то что препятствует рожденному сделаться нерожденным? Потому что всякая природа стремится более к свойственному себе, нежели к несвойственному.

7.    Если Бог не есть всецело нерожденный, то ничто не препятствует ему родить существенно. Если же Он есть всецело нерожденный, то Он не разторгся сущностью в рождении, но по своей воле произвел рожденное.

8.    Если нерожденный Бог всецело одарен силою рождения, то рожденное родилось не су-

67

 

 

щественно, так как всецелая сущность Его имеет свойство рождать, а не рождаться.

9.    Если же сущность Бога, изменившаяся в другой вид, называется рожденным, то сущность Его не есть неизменна, потому что произведение собственного Сына совершено через изменение.

10.  Если же сущность Бога неизменна и выше рождения, то относящееся к Сыну должно быть признано одним только названием.

11.  Если в нерожденном Боге порождение заключалось как бы в семени, то после рождения отвне прияв приращение, оно, так сказать, возмужало бы. Посему Сын есть совершенный не от того, чем он рожден, но от того, от чего прибрел приращение. Ибо то, что получает приращение от сродного ему, как состоящее из него, обыкновенно по преимуществу принимает название совершенного.

12.  Если порождение было совершенно, то порождение совершенно в нерожденном, а не от того, что нерожденный родил оное. Ибо рожденная природа не может быть в нерожденной сущности, так как она была бы и не была одним и тем же. Ибо рожденное не есть нерожденное и нерожденное не было рожденным, потому, что приписывать Богу какую-либо часть неподобную значит наносить Ему хулу и оскорбление.

13.  Если Бог Вседержитель, имеющий не-

68

 

 

рожденную природу, не знает в себе природы рожденной, а Сын, имеющий рожденную природу, знает себя, каков Он, не будет ли тогда единосущие ложью, когда Один сознает Себя нерожденным, а Другой рожденным?

14.  Если понятие: нерожденный не означает сущности Бога, но это ни с чем несравнимое название есть измышление людское, то Бог, не имея в своей сущности превосходства, соответствующего этому названию, за измышление понятия: нерожденный, должен быть благодарен измыслившим оное.

15.  Если нерожденность приписывается Богу отвне, то приписавшие оную превосходнее Того, Кому приписали, дав Ему название, высшее Его естества.

16.  Если нерожденная природа не уступает рождению, то это так, как мы говорим; а если уступает рождению, то страдательное состояние рождения было бы превосходнее существа Божия.

17.  Если рожденное неизменно по естеству по причине родившего, то нерожденное есть сущность неизменяемая, не по произволению, но по достоинству сущности.

18.  Если понятие: нерожденный означает сущность, то по справедливости различается от сущности рожденного. Если же нерожденное ничего не означает, то тем более ничего не

69

 

 

означает рожденное. Каким же образом ничто будет противополагаться ничему?

19.  Если слово: нерожденный противополагается слову: рожденный, то, когда за произнесением этого слова последует молчание, надежда христиан, основанная на различном произношении, а не на природе вещей, обозначаемой названиями, то появляется, то изчезает.

20.  Если нерожденность ничего более не привносит к превосходству сущности, в сравнении с рожденностью, то Сын будучи превосходим Отцом только по названию, найдет лучшими Себя назвавших (нерожденным) Бога и Отца Eго, а не самого названного.

21.  Если нерожденная сущность превосходнее рождения, так как имеет самобытное превосходство, то она есть нерожденная самосущность. Ибо не по своей воле она превосходнее рождения, но по природе. Посему Бог, будучи самобытной нерожденной сущностью, никакому разуму не позволяет помыслить о рождении Себя, но отвергает стремление всякого исследования и всякой мысли к рожденному.

22.  Если понятие: нерожденный означает относительно Бога лишение и нет ничего нерожденного, то какой разум станет отнимать ничто от несуществующего? А если означает что-либо существующее, то кто может отделить от сущего то, что оно есть, — само от себя?

70

 

 

23.  Если лишение есть отъятие свойства, то нерожденность в Боге есть или лишение свойства, или свойство, противное лишению. Но если она есть, лишение свойства, то каким образом то, что не, присуще Богу, будет к Нему сопричислено?

24.  Если нерожденность есть свойство, то необходимо, предположить рожденную сущность, дабы она, получивши это свойство, могла называться нерожденною.

25.  Если же рожденная сущность была причастна нерожденной, то, потеряв свое свойство, она лишилась нерожденности. И так сущность была бы рожденная, а нерожденность — свойство.

26.  Если же рождение указывает на переход, то очевидно оно означает известное свойство, будет ли оно преобразованием из какой-либо сущности, или будет тем, что называется рождением.

27.  Если нерожденность есть свойство и рожденность свойство, то сущности первее свойств, а свойства, хотя они и вторые, предпочтительнее сущностей.

28.  Если нерожденное есть причина рожденного по отношению к бытию, а рожденное, заключая свою причину в своей сущности, указывает на сущность, а не на свойство, ничего не заимствующее у нерожденной природы, то

71

 

 

каким образом нерожденная сущность не была бы сущностью, а свойством?

29.  Если всякая сущность есть нерожденна, какова напр. сущность Бога Вседержителя, то как можно называть одну сущность страстною, другую — бесстрастною? Если же по состоянию нерожденной природы одна сущность остается чуждою количества и качества и, просто сказать, всякого изменения, а другая подчинена страданиям, то если признать ее неизменяемою в сущности, необходимо допустить, что вышесказанное различие происходит случайно, или же более сообразно назвать действующую сущность нерожденною, а изменяемую—рожденною.

30.  Если нерожденная природа есть причина рожденной, между тем нерожденное есть ничто, то каким образом ничто может быть причиною произошедшего?

31.  Если нерожденность есть лишение, а лишение есть потеря свойства, а потеря совершенно уничтожает предмет, или изменяет в другой, то как возможно название измененного свойства, то есть нерожденность, приписывать сущности Бога?

32.  Если нерожденность указывает на лишение, не присущее Богу, то каким образом мы скажем, что Он есть нерожденный, а не есть рожденный?

33.  Если нерожденность есть только название по отношению к Богу и это название воз-

72

 

 

вышает существо Божие над всем рожденным, значит, людское название почетнее существа Вседержителя, так как оно украсило Бога Вседержителя несравненным превосходством.

34. Если со всем рожденным связана причина, а природа нерожденная не имеет причины, то нерожденность не указывает на причину, но означает существо.

35. Если все происшедшее произошло от другого, а нерожденное существо не произошло ни от себя, ни от другого, то необходимо нерожденность выражает сущность.

36. Если нерожденное существо является в сущности рожденного, как причина, имеющая сравнительно со всякою причиною неизменяемость, то оно есть ни с чем несравнимая самосущность, не от вне проявляющая неприступность, но сама будучи ни с чем несравнимою и неприступною, поелику она нерожденна.

37. Если Вседержитель превосходит всякую природу, то превосходит по причине нерожденности, которая есть причина существования для всего рожденного. Но если нерожденность не выражает сущности, то откуда природа предметов рожденных получит свое сохранение.

38. Если ничто из невидимого не существует в семени прежде самого себя, но пребывает в отдельной природе, то каким образом нерожденный Бог, будучи свободен от отделе-

73

 

 

ния видит в рожденном свою сущность, как вторую, то, как первую в нерожденном, сообразно с порядком чисел первого и второго.

39. Если Бог пребывает в нерожденной природе, то должно отнять от него знание самого себя в рождении и нерожденности. Если допустить простертие Его сущности в нерожденном и рожденном, то Он не узнает своей сущности, отвлекаемый рождением и не рожденностью.

40. Если же рождение, хотя и причастно нерожденному, но нескончаемо пребывает в природе рожденного, то оно познает себя в несовершен-ной природе, не сознавая причастности нерожденному. Ибо невозможно иметь о себе знание и как о нерожденной и как о рожденной сущности.

41. Если же нерожденное есть нечто неважное по причине склонности к изменению, то достоинство природы состоит в неизменяемой сущности, а между тем нерожденная сущность признается выше всякой причины.

42. Если нерожденное изъято от всякой причины, и существуют многие нерожденные, то они будут иметь неизменяемую природу. Ибо нельзя допустить, чтобы соделавшись причастною природы общей и особенной одна сущность творила, а другая была производима.

48. Если всякая сущность нерожденна, то

74

 

 

ни одна не будет отличаться от другой по своей не подчиненности. Каким же образом может, кто либо сказать, что одна изменяется, другая изменяет, если он не допускает, что Бог производит не из готового вещества? *)

44. Если всякая сущность нерожденна, то всякая неизменяема. А если сущность имеет свойство неизменяемости, то должно приписать ей действие и страдание самопроизвольное.

45. Если существует много нерожденных и неизменяемых, то нельзя будет исчислить их различия. Ибо, нельзя исчислить различающееся ни вообще, ни в частности, так как всякое различие указывает на некоторое отделение причины от обособленной нерожденной природы.

46. Если нерожденный и Бог указывают взаимно на одно и тоже, то нерожденный родитель нерожденного. Если же нерожденное указывает на одно, а Бог на другое, то не неуместно Богу родить Бога, так как тот и другой получил бытие от нерожденной сущности.

47. Если же прежде Бога ничего не было, как и действительно не было, то Бог и нерожденное означают одно и то же, так как рожден-

_________________

*) Это положение есть повторение положения под № 1, за исключением первых слов, которых нет в настоящем положении и которые, однако же, имеют значение для полноты смысла.

75

 

 

ное не допускает нерожденности, а потому и не может быть называемым вместе с Богом и отцем своим.

Саморожденный Бог, названный единым истинным Богом от послан-ного им Иисуса Христа, истинно существовавшего прежде веков и истинно рожденной ипостаси, да соблюдет вас невредимыми от нечестия во Христе Иисусе Господе нашем, чрез Которого всякая слава Отцу и ныне и присно и во веки веков. Аминь.

 

Конец сочинения Аэтия.

 

Вот начало растлевающих мнений Аэтия, которых только часть дошла до нас и которые подлежат нашему опровержению. Говорят, что он написал триста глав, подобных этим, исполненных всякой хулы. Если начало этого сочинения, которое Аэтий составил и написал с коварством на пагубу некоторых, хвалясь, что оно содержит в себе доброе и изящное, прочитает чело-век опытный и сведущий, он найдет, что оно похоже на останки и кости умершего и сгнившего трупа змеи. Поэтому, собравши с начала до конца слова Божественного Писания, целебные по действию Божию, мы в своем опровержении дадим противоядие желающим уврачеваться от его яда. Против каждого положения его силлогистических глав мы предложим опровержение в следующем виде.

76

 

 

Предисловие Аномея Аэтия.

 

Поелику во время гонения, открытого против нас современниками, некоторые из них, похитив, вместе со многим другим нарочно написанное нами сочинение о нерожденном и рожденном Боге и испортив оное вставками и сокращениями, издали оное, изменив веденный там порядок,—то, когда пришел к нам некто из ученых и принес оное нам, я признал необходимым, как сочинитель, очистив это сочинение, послать оное к вам — все благочестивые подвижники и подвижницы, дабы вы могли знать, что сочинение наше написано по мысли святых Писаний. При помощи его вы краткими замечаниями будете в состоянии остановить всякого человека, бесстыдно решающегося возражать вам о нерожденном и рожденном Боге, а всего более вышеупомянутых людей. Я расположил оное в виде стихов, присоединив возражения и решения с доказательствами удобопонятными и ясными, и начав речью о нерожденном Боге.

Опровержение. 1. Сделаю опровержение на слова твоего диалектического и силлогистического хвастливого и пустого сочинения, не опуская и не ставя на второе место ни одного из многих представленных у тебя длинных, или кратких положений. И прежде всего, пища к подвижникам и подвижницам своей партии, ты сказал,

77

 

 

что часть сочинения, которую ты имел в руках и которая у тебя состоит в во-просах, украли некоторые современники, но ты из самого твоего сочинения можешь убедиться; что это название: похититель, скорее принадлежит тебе и наученным тобою, чтоб не сказать, увлеченным в заблуждение. Святая вера Божия существует от начала и всегда; она древняя и не стареющая, пребывает постоянно, утверждена на прочном основании и держится, имея своего безлетного Владыку. Поэтому она не есть временная, но всегда существует, сожительствуя с ангелами и украшая святых в род и род. А ты человек временный, обольщенный заблуждением и превознесшийся умом и выгнавший в беспорядке скот твоего стада на тернистое пастбище. Никто из древних не мыслил по твоему, Аэтий; ты пишешь против современников, но ты сам человек современный, а не древний. Тот час же в начале вступления, когда ты сказал, что написал сочинение о нерожденном и рожденном Боге, ты изумил всех таким твоим блестящим началом речи, а я сделаю смешным твое рассуждение, наполненное столькими новыми словами.

2. Кто из чад христианских, имеющих спасительное учение Божие, привлеченный твоим баснословным вздором оставив Бога присносущего и Святого присносущего Его Ду-

78

 

 

ха, перейдет на твою сторону и станет слушать о рожденном Боге, чтоб, и самому попасть в число глупцов, научаясь покланяться твари паче Творца, иже есть благасловен вовеки, аминь (Римл, I. 25)? Мы не имеем Бoгa сотворенного, или созданного, но несотворенного и несозданного, рожденного от Отца безначально и безлетно. И если ты хитришь, желая рожденное (γεννητὸν) двусмысленно называть происшедшим (γενητὸν), я не приму твоей речи, хотя бы ты и не мыслил, что Сын меньше Отца вследствие рождения от Отца. Ибо не объемлют от терния грозды, или от репия смоквы (Мат. 7,16.): и от человека заблуждающегося не может произойти правильное учение. И Господь налагал молчание на бесов, исповедавших, его Христом (Лук. 4,41.). Ты говоришь, что твое сочинение написано согласно с мыслью Божественных Писаний: скажи мне, какое Божественное Писание научило покланяться Богу сотворенному? А что Бог нерожден, это очевидно всякому: но и это буквально не находится в Божественном Писании; несмотря на то благочестиво мыслить и говорить так о Боге есть твердое основание в правильном и благочестивом соображении и в самом разуме. Ты говоришь еще, что ты составил главы наподобие стихов для того, чтобы называемые тобою подвижники и подвижницы, или лучше, участники в твоих заблуждениях, могли узнать, как

79

 

 

краткою и округленною речью отвечать на каждое возражение. Поэтому к этим представляющимся тебе сильными софистическим твоим речам, выработанным тобою для опровержения более способных людей, а более с целью открыть уста против истины, приступаем мы — мелкие и простые и не важные, но низшие многих во святой церкви Божией люди и составим, как я выше сказал, опровержение этой несостоятельной и весьма пустой болтовни.

3.Доселе сделано нашим смирением возражение против твоего предисловия. Теперь перехожу я по порядку к началу твоих глав и против каждого положения и главы предложу возражения от Божественных Писаний и от здравого разума и разрешение твоих логических вопросов, дабы рабы Божии и подвижники истины, прочитав и уразумев всю твою нелепицу, насмеялись и сказали: презорство сердца твоего соделало тебе сие (Авд. Ст. 3): ты рекл еси в уме твоем: взыду на небо и выше звезд небесных поставлю престол мой; сяду на горе высоце, на горах высоких, яже к северу, взыду выше облак и буду подобен Вышнему. Ныне же во ад снидеши, во основания земли, и так далее (Иса. 14, 13—15).

 

__________

80

 

 

Вот самое начало глав Аэтия.

 

Аэтия глава 1. Если нерожденный Бог может сделать рожденное нерожденным.

Опровержение. Прежде всего, нечестиво думать о Боге, будто для него есть, что либо невозможное. Правда, есть, только нечто неприличествующее его Божеству и это не потому, что бы Он не мог того сделать, но потому, что Богу, для которого нет ничего невозможного, не приличествует, напри-мер, злоба, так как зло невозможно для Его Божественной и всесильной бла-гости и для Него Самого, как благого.

И, кроме того, если бы Бог призвал благим соделать рожденное нерожденным, а между тем не мог бы хорошо привести в действие это благое, тогда бы в Нем оказалась потеря могущества, так как Он хотел сделать предположенное, но не мог. Если же нерожденное — хорошо и рожденное родилось в своем чине хорошо, так как состояние рожденного хорошо, поколику происходит от благого Бога и у Него таковым признается, то Бог не восхочет хорошо рожденное соделать нерожденным, потому что Он признал, что в таком виде оно хорошо. Поскольку же состояние хорошего не изменяется не вследствие невозможности со стороны Бога, но потому что

81

 

 

оно в таком виде хорошо, то благ нерожденный Бог, благо и все во своем чи-не от Него происшедшее, хотя и но получило имени нерожденного. Бог не произвел сотворенных богов, дабы уничтожить стремление к превосходству одного пред другим, посредством именования одного большим, другого меньшим, тогда как Божество не именуемо. Ибо если один Бог—нерожденный, другой Бог—рожденный, то при несообщимости естеств невозможно по естеству иметь общение в достоинстве имени, разве только по исключительной какой либо милости, именно по соучастию, больший дарует это меньшему: и меньший иногда сам не назовет себя именем большего, совершенно зная, что чужд этого достоинства и имени по естеству. Всякий скажет тебе, Аэтий: Бог 6е Слово, а не соделалось Слово Богом. Каким же образом Христос стал бы иметь это благороднейшее имя по естеству и был бы равен Отцу, если бы в достоинстве Христа оказалось что либо соделанным? Или как можно отсечь слова: Бог бе, когда слово: бе не допускает принять никакого, даже случайного, деления времени? Знай же, что безначальный Бог и нерожденный родил из Себя Бога подобного Себе, и не только подобного, но и по всему равного и не сотворил Его, дабы вследствие того, что сотворен и соделался не подобным, не уни-

82

 

 

чтожит имени: Бог, по причине Его отличия и инаковости. Невозможно, что-бы рождающий рождал не подобного и неравного себе и чтобы рожденный был не похож на родившего. Поэтому Сын сохраняет тождество со Отцом по естеству, согласно с евангельским свидетелством: вся, елика имать Отец, моя суть (Иоан. 17, 15), то есть: Отец есть Бог, Бог и Я, Отец—жизнь, и Я—жизнь, и все прочее, что приличествует Отцу и Сыну и Святому Духу во едином Божестве, так как Троица не имеет ничего различного, и мы утверждены в совершенном знании, что безначально и безлетно существует ипостасное Слово Отчее и ипостасный Дух Святой от Отца и Сына.

Аэтия глава 2. Если нерожденный Бог выше всякой причины, поэтому Он был бы выше и рождения. Если же Он выше всякой причины, очевидно, что он выше и рождения. Ибо Сын не получил бытия от другой причины, и Сам Себе не дал бытия.

Опровержение. Если нерожденный Бог выше всякой причины, а рожденный из Него рожден недостойно Его, и не в равенстве, однако же, содержится в превосходном имени Отца; в таком случае рожденный наносит бесчестие родившему, имея достоинство иного имени сравнительно с произведенными тварями и не воздавая, как другие твари, честь Создателю. Ибо другие существа, кроме Его, возда-

83

 

 

ют честь Создателю, не будучи равны Создателю, и не называясь именем Создателя, но будучи сотворены рабскими для славы Создателя, дабы от славных творений мы сравнительно усматривали преимущество и превосходство над ними Того, Который выше этих славных произведений. А тот, кто не называется общим с другими названием и по единосущию с превосходнейшим доставлен с ним в единение достоинства, если будет иметь какое либо различие от превосходнейшего, то необходимо соделает умаление достоинства в превосходнейшем, потому именно, что общение рожденного с превосходнейшим имеет некоторое различие. Поэтому отрасль подобная из подобного и равная из равного нашею верою понимается не по плотскому разумению, но как Бог от Бога, Свет от Света, как Слово Отца ипостасное, так что сохраняется непреложная слава превосходнейшего, потому что превосходнейший не имеет для себя виновника, но от себя рождает равного чистым и недостижимым существом, единосущного и ипостасного Сына Божия, Который есть образ не бездушный, но выражает род Отца, как говорит Божественное Писание, оставляющее рожденного в равенстве с родившим образ Бога невидимого (Кол. 1, 15). И дабы кто не подумал, что образ отличается от оригинала, Сам Отец, промышляя о правильности нашей

84

 

 

мысли, наперед сказал: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Здесь Он не отделил Себя от Сына, но употребил выражение одинаковое, относящееся, к двоим: сотворим человека, дабы обозначить дво-их. Себя и Сына, или и Духа Святого, сказал бы я. И дабы показать равенство образа, не поставил двух слов, но сказал обо одном образе, а словом: нашему указал на двоих, именно, что человек создаётся не по образу одного, но есть изображение подобия и равенства двоих, дабы совершенно ясно было, что все превосходнейшее во Отце и Сыне и Святом Духе пребывает в тождестве и не изменяется. Ибо Отец, или Сын, или Святой Дух восприял ее от другого естества и не дал другому естеству соучастия в своем естестве и достоинстве, и не вследствие какого либо сечения, или истечения совершилось происхождение Единородного и Духа Святого из Отца и произвели изменение в естестве, но как изначала превосходнейшее естество Отца всегда было нерожденно и несозданно, так Он ясно возвестил нам, что Он от вечности произвел от Себя превосходнейшего Сына и Святого Духа без всякого изменения.

Аэтия, глава 3. Если же он Сам Себе не дал бытия, не по немощи есте-ства, но потому, что Он превосходит всякую причину, то кто допустит, что природа произведенная не имеет

85

 

 

в сущности никакого различия от произведшей, когда таковая природа не допускает рождения.

Опровержение. Следует тебе, Аэтий, занимающийся горним и представляющий свое дело жалким, обуздать крайнее нечестие твоего дерзкого ума, дабы и мы не показались неистовствующими вместе с тобою и побежденными таковым бесстрашием, но советующими тебе и себе потребное к благочестию. Ибо когда ты с великим конечно заблуждением, но вместе с тем с притворным благочестием представляешь Бога в самом необходимом и свойственном Богу неподобным и неравным рожденному от Него, то тем самым, что совершенно несвойственно Богу, ты проповедуешь Его подобным тому, что не свойственно его Божеству. И прежде всего, пуститься в такую глубину мысли о Боге есть плод нечестия и еще более неистового ума. Ибо сказавши, что Он есть причина Самого Себя, или что Он Сам Себе дал бытие, ты сам себя поразил двумя худыми подозрениями, изыскуя и доискиваясь о Боге, каким образом Он существовал, именно всегда ли существовал, Сам ли себе дал бытие, или существует случайно. Ужасаюсь и трепещу, следя за твоим нечестивым рассуждением. Оставь это, оставим и мы, всегда основательно и праведно имеющие мыслить о Боге и веровать, что Он всегда

86

 

 

был Богом. Неразумно говоря и умозаключая, будто с целью оказать великую честь Богу, ты сказал, что Он Сам себе не дал бытия. По твоему Он не дал себе бытия, если спасительная вера зависит от рассуждения и силлогизмов, когда слово берет подобие от самых низких и жалких тел. Никакая из тварей не есть причина для себя и не дала себе бытия, начиная от зверей до человека от людей до ангелов. Ибо ничто из сотворенного не дало себе бытия, но от Единого Сущего получило начало бытия. Остерегайся же посредством умозаключений, которые ты придумал, насильственно, вопреки природе простираться к большему. Ты тогда совершенно будешь поражен, поелику Единородный равен и подобен Отцу, хотя имеет это достоинство от Отца по происхождению, или рождению. Нисколько поэтому Он не будет отличаться в равенстве с Отцом, также как и в подобии. Сотворенное не может дать себе бытия, тогда как превосходнейший и во всем совершенный ни от кого искони не имел начала, ибо не начинал бытия, но всегда был и всегда существует, хотя пребывает в тождестве и не дает себе бытия. При этом не должно изыскивать речений обоюдных, но иметь созерцание чистое, сообразно с благочестием.

И еще: когда ты сказал: если Он Сам Себе не дал бытия, не по немощи естества, но потому

87

 

 

что Он превосходит всякую причину, « то знай и сам ты, что не по причине немощи принадлежит Ему имя Сына, но потому что имеет достоинство единсоущия, приличествующее Ему вместе с родившим. Поэтому, как 0тцу вполне приличествует превосходить всякую причину: так и единому Сыну, происшедшему от единого Отца и с единым Духом, приличествует тоже единое Божество, не могущее допустить для себя никакой причины, не по немощи, но потому что превосходит все произошедшее из небытия. Божество едино, исчисляемое в едином имени Троицы и возвещаемое просвещаемым в едином запечатлении имен Отца и Сына и Святого Духа и не заключающее в себе ничего, отличного от себя: так что истинные слова: Отец, Сын и Святой Дух вполне представляют равенство именования. Ты сказал еще: «кто допустит, что природа произведенная не имеет в сущности никакого различия от произошедшей, когда таковая природа не допускает рождения». И ты не замечаешь и не заметил, что ты себя самого сделал чуждым познания истины Божественной, не Духом Святым научаемый истине; но с, помощью мудрости мирской, обращенной в безумие (1 Кop. 1, 20), пытаясь восходить в высшему. Поэтому первым последствием будет то, что и сам ты услышишь, что у тебя суетно все: ибо весть Бог помы-

88

 

 

шления мудрых, яко суть суетна (Псал. 93, 11), потому что рождающий ипостасное Слово родил Его равным Себе Самому и не различным от своего Божества, не по причине различия Рожденного, но потому, что совершенно неприлично нам было бы помышлять, что Сам Родивший родил Сына недостойным Себя Самого и не равным и подчиненным Родителю. Посему Он и сказал, что чрез Сына и ипостасное Слово вся быша (Иоан. 1, 3), чтобы не считать Его в числе существ произведенных, но во Отце подобным и равным, по причине того, что это соприличествует именованию Отца, всегда истинно сущим по существу, не пришлым, но истинным, как Сына единосущного, от Него рожденного.

Аэтия глава 4. Если Бог нескончаемо пребывает в нерожденной при-роде и если рожденное нескончаемо остается рожденным, то неправильное мнение о единосущном и подобосущном будет устранено; но так как та и другая природа постоянно пребывают в собственном достоинстве естества, то они остаются несравнимыми по сущности.

Опроверж. 4. Если Бог, как ты говоришь, нескончаемо и постоянно пребывает в нерожденной природе, природа же Бога вечно, нескончаемо сохраняет свое достоинство, не почему либо другому, но потому, что Он Сам Собою есть Бог и Сам по Себе—вечен, то

89

 

 

и Рожденное должно быть единосущно, коль скоро Оно получило у тебя имя бесконечного, как ты лукаво давши это имя Сыну, удостоверительно повел рассуждение об Его природе: ибо ты дал это имя и принужденный исповедать во всем неприступное и необъятное имя бесконечного. И так каким образом рожденное не будет единосущным. Когда казалось, что ты говоришь в шутку, посредством употребленного во зло имени попытавшись оскорбить истину, то изобличаешься из самых слов, которые ты сказал: потому что или припишешь конец Тому, которого ты хулишь как различного по естеству, или, определивши Его как бесконечного, принужден будешь представлять Его во всем неизменным и неразличным от естества, достойного, безначального, так как истина не дозволяет считать Сына имеющим конец, потому что царствию Его, говорит Писание, не будет конца (Лук. 1, 33), по причине того, что Он всегда царствует со Отцом и со Святым Его Духом. Все, имеющее начало, будет иметь и конец, если того желает приписывающий бытие восприявшему начало; но что принимается в отношении ко всему другому, то не может быть принято в отношении к Сыну: ибо Он всегда есть от Сущего, никогда не прекращая Своего бытия. Посему Он и был, и есть и будет единосущным, единый от единого и ни в чем не отличаясь от Него

90

 

 

по существу, но по достоинству имен Божество пребывает в тождестве, и не имея слияния, и не придавая Себе Самому начала бытия, и не приемля в Себя чего либо неподобного Себе, всегда есть и никогда не прекращая бытия, со приличествуя Себе, всегда пребывая и никогда не преставая быть в достоинстве Отца при Сыне и Сына при Отце и Святого Духа со Отцом и Сыном: ибо Троица несравнима Сама с Собою, не принимая никакого разделения в достоинстве.

Аэтия глава 5. Если Бог есть нерожденный по сущности, то рожденное родилось не расторжением сущности, оно произведено произвольно. Ибо никакое благочестивое учение не допускает, чтобы одна и та же сущность была и рожденною и нерожденною.

Опроверж. Часто ты приходил к нам с выражениями: рожденное и нерожденное, тщеславясь именем Божиим, между тем, как ты погреб разум свой во всяком беззаконии. А оное (имя) вожделенно для всякого имеющего недостаток, будучи изобилием в том, в чем он имеет недостаток, к утешению, даже и тогда, когда он, если б не получил сего, только на устах носил оное. И ты, поелику являешься безбожным, хвалишься произнесением имени Его, хотя на словах, так как не приобрел Его в действительности страхом, верою, надеждою и любовью к Нему. Или, быть

91

 

 

может, для тебя достаточно было однажды произнести это имя, и не преступать предела установленного в последовательности? Ясно указание на тебя, сделанное нам Спасителем, что от плод их познаете их (Матф. 7, 16), в том, что облечены в шкуру овечью, внутри же—хищник и подобен волку (срав. ст. 15): ибо если б ты был рожденным от Святого Духа (срав. Иоан. 3, 6) и наученным от пророков и апостолов, то тебе должно было бы, прошедши от начала книги Бытия мира до времен книги Есфирь, то есть, двадцать семь книг Ветхого Завета, считаемых в числе двадцати двух, также четыре святых Евангелия, и четырнадцать посланий святого апостола Павла и содержащие в себе описание событий времен прежде бывших или современных им Деяния апостольские, соборные послания Иакова, Петра, Иоанна и Иуды, Апокалипсис Иоанна и книги Премудрости, т. е., Соломона и сына Сирахова *) и вообще все Божественное Писание, изобличит самого себя в том, что ты пришел к нам с именем, которое нигде в них не упоминается, правда не неприличным, Богу, но благочестивым в отношении к Нему, разумею имя Нерожденного, нигде в Божествен-

_________________

*) К каноническим книгам Ветхого и Нового Завета св. Епифаний присоединяет, и две последние названные неканонические книги, как достойные прочтения, в виду того уважения, которым они пользовались в древней церкви.

92

 

 

ном Писании не высказанное. Конечно, никто никогда не был столько безумен, чтобы мыслить Бога рожденным; но не было также и нужды одного Отца, ради Рожденного от Него, называть Богом нерожденным, дабы кто-либо не подумал, что это приложимо не только к одному Отцу, но и к Сыну и Святому Духу, так как правый разум и Святой Дух поучает всех сынов истины не считать этого предметом удивления, но признавать сообразным с тем, что требует направленный к благочестию рассудок и что заключается в нем самом относительно Бога. Поскольку же Он есть нерожденный, и это исповедуется всеми нами, хотя от Писания нет буквального подтверждения этому наименованию, но только от самих себя, посредством умозаключений, то и должно знать это учение благочестия, что оно таково: ибо для чего в рожденном будет разделение существа, если оно по истине заслуживает имени рожденного в естественном и неизреченном, приличествующем Богу и безвременно и безначально Рожденному от Него смысле, истинном, а не превратном? Отсюда существо Его мы считаем не созданным и не чуждым, как тварное, но рожденным существенно и не иным от Родившего. Поэтому и пребывает оно несозданным и не сотворенным, но рожденным из самого существа Бога, не подчиняясь времени: ибо Ро-

93

 

 

дивший по истине не подчинился времени, чтобы произвести существо временное: потому что каково Рожденное, таков и Родитель, и каков Родитель, таков и Рожденный.

Аэтия глава 6. Если бы нерожденное родилось, то, что препятствует рожденному соделаться нерожденным? Потому что всякая природа стремится более к свойственному себе, нежели к несвойственному.

Опроверж. Если нерожденное сотворило, а не родило, так что-то и другое наименование принимается за тождественное и одно к другому не относится как по истине противоположное, то сила свойства того или другого утверждается на разногласии, ничего не приобщая от одного к другому, разве только власть превосходить, как виновнику, достоинством естества все от Него созданное. Поскольку же средину между обладающим силою творческою и творимым, Создателем и созидаемым занимает некоторое иное именование, приближающееся к имени—нерожденный, но удаляющееся от имени Творца, то невозможно, Аэтий, все сливать и скрывать от себя приобщение наименовавия совершенного по истинному свойству всегда сущего и несозданного Сына в Его отношении к Отцу; невозможно, чтобы естество нерожденное и несозданное соделалось когда либо созданным и, как бы раскаявшись в том, что создано, возвратиться снова к

94

 

 

своей нерожденности, хотя ты плетешь нам и бесчисленные Аристотелевские вопросы, оставивши простое и чистое учение свыше и от Святого Духа.

Аэтия глава 7. Если Бог не есть всецело нерожденный, то ничто не препятствует Ему родить существенно. Если же Он есть всецело нерожден-ный, то Он не растворился сущностью в рождении, но по своей воле произ-вел рожденное.

Опроверж. И Бог есть всецело нерожден и несоздан, и рожденный от Него не создан и умаляемый тобою,—плотский и душевный духовно востязуемый Аэтий (1 Кор. 2, 14), Святой Дух, единственное и особенное имеющий исхождение от Него, не уподобляемый многому, Им и чрез Него и от Него созданному (срав. Кол. 1, 16). Поэтому ни Он не должен быть признаваем имеющим что либо общее со всеми, ни кто либо—приобщающимся достоинству Его: ибо все исчезает и удаляется и оставляет всякую умозаключительную вину от сего учительного изречения Божественного Писания: никтоже знает Сына, токмо Отец, ни Отца, токмо Сын, и ему же аще откроет (Матф. 11, 27). Открывает же чрез Святого Духа не умозаключающим о Нем, но искренно и совершенно уверовавшим в Него. И ни судеб Его испытать ты не можешь, ни путей Его исследовать, по написанному (Рим. 11, 33), хотя

95

 

 

пришел бы ты к нам, жалкий, по моему мнению, человечишко, с бесчисленным пустословием.

Аэтия глава 8. Если нерожденный Бог всецело одарен силою рождения, то рожденное родилось не существенно, так как всецелая сущность Его имеет свойство рождать, а не рождаться. Если же сущность Бога, изменившаяся в другой вид называется рожденным, то сущность Его не есть не неизменна, потому что произведение собственного Сына совершено чрез изменение. Если же сущность Бога неизменна и выше рождения, то относящееся к Сыну должно быть признано одним только названием.

Опроверж. Должно было бы не только тебя, Аэтий, но и всякого еретика по первомъ наказании отрицаться, как повелевает святое и мудрое слово (Тит. 3,10): ибо ты уже самоосужден сам, навлекая на себя погибель а не вынуждаемый другим. Кто будет милостив к тому, иже себе зол и ни для кого не является добрым (Сир. 15, 5)? Но дабы ты взращенных тобою в мире лжеучений не признавал за великие и способные быть противоположными истине, мы и сами терпеливо станем продолжать обоюдо острым мечем, словом Христовым (Евр. 4, 12) отсекать тернистые корни твои, здравым относительно Бога, совершенным и истинным исповеданием: потому что слава милостивому Богу,

96

 

 

показавшему тебя, каков ты есть; занимающий место Иуды, числившегося между учениками, но отделившегося, не Христов ум имевшего, но от сатаны, воспринявшего отречение от Владыки своего! Ибо ты только на словах исповедуешь, что имеешь Сына Божия в разуме своем. И какая нужда в беседе с тобою, когда ты во всем пребываешь чуждым христиан, пророков, апостолов и евангелистов, мучеников и всех святых, имеющих легко изобличить тебя в день суда в том, что они до смерти претерпели подвергаемые пыткам, бичуемые, рассекаемые, зверям и огню подвергаемые и убийству меча, чтобы не отречься от Сына, как Сына Бога и от Него истинно рожденного? ибо Отец может родить только одного Единородного, а не другого какого либо еще после одного и извести *) Святого Духа, а не другого еще Духа; для произведенных же и всегда производимых от Него Он есть Создатель и Творец. Поэтому не много Сынов рождаемых и не много Духов, от Него исходящих, но то же самое Божество всегда в Троице пребывает и прославляется, и никогда ни прибавляется, ни престает, ни принимается за некогда не существовавшее. Поэтому и не в простом лишь именовани состоит достоинство Рожденного, хотя и многих братьев по-

_________________

*) Собственно: одождить, оросить дождем.

 

 

сле Себя имел Он подобных Ему, как видно из сказанного: сыны родих и возвысих (Ис. 1, 2) и еще: родивый капли росныя (Иов. 38,28) и еще: от него же всяко отечество на небе и на земли именуется (Еф. 3,15) и еще: не един ли есть Отец ваш (Матф. 23, 9)? и за тем: сын мой, Иакове (Ис. 41, 8) и еще: первенец мой Израиль (Исх. 4, 22): ибо все сии, простым лишь словом будучи возведены от небытия к бытию, не по существу соделываются (сынами) в истинном именовании, но в несобственном смысле и по благодати. Посему чрез одного не по благодати и не простым лишь именованием называемого Сыном, но Сына по истине создано все, от Одного чрез Одного, с исходящим от Него и приемлющим от Оного Духом.

Аэтия глава 9. Если в не рожденном Боге порождение заключалось как бы в семени, то после рождения от вне приявши приращение, оно, так сказать, возмужало бы. Посему Сын есть совершенный не от того, чем Он рожден, но от того, от чего приобрел приращение. Ибо то, что получает приращение от сродного ему, как состоящее из него, обыкновенно по преимуществу принимает название совершенного.

Опроверж. 1. Если Родитель не исповедуется как бестелесный, то все у тебя пусть будет драмматическим сочинением. Сочиняя же драм-

98

 

 

му, ты кого-либо другого не устрашаешь, но свой собственный ум устраняешь от истинного исповедания: ибо из Себя Самого Бог, будучи совершен, родил совершенного Сына, не иного помимо естества, так как он не есть не приличен для Родителя и не нуждается в воспринятии приращения от вне: потому что нет ничего более после существа Бога, чтобы Он мог дать это нуждающемуся в добавление к совершенству. Всегда бестелесный, всегда присущею Ему силою рождения Он родил бестелесного, всегда истинно совершенный—совершенного, будучи Богом—Духом и родивши Духа ипостасное Слово. Все нелепо у тебя Аэтия, воспаряющего на небеса и мнения о Боге исследующего на основании умозаключений и словоохотливого твоего рассуждения, потому что сотворившему все из не сущего и могущему все сделать в совершенстве по одному образцу, не имеющему нужды в воспринятии какого либо придатка и утвердившему сие, ты приписываешь мысль о необходимости присоединения Божественности для возвышения Его существа и не равняешь Его даже с тем, что создано от Него: ибо сотворивши оное от начала совершенным, законом мудрости Своей определил Он, чтобы возрастающее от него нуждалось в приращении, каково все то, что по порядку было и бывает, как-то: небо, земля, вода, воздух, солнце, лу-

99

 

 

на, звезды и рождаемое из вод даже и до самого человека. Ни небо Он не сотворил несовершенным, ни землю—еще более несовершенною, но совершенную землю, совершенное и небо, невидимое же и неустроенное тогда по причине недостатка того украшения, которое Он намеревался сделать ему. Создал же вместе и воду и первозданный свет, все сотворивши чрез Свет истинный, не созданный и животворящий, а потом—произрастающее из земли; но прежде сего твердь. Не было что-либо полусовершенным, но все в совершенстве; ибо сказано: да изведет земля былие травное, сеющее семя по подобию на земле, и древо плодовитое, ему же семя его в нем по подобию на земли (Быт. 1, 11). И видишь ли, как все произведенное тотчас же не нуждалось в воспринятии какого-либо придатка, но тотчас же, по повелению Божию, оказывается мужественным, так сказать, и совершенным? Отданное же человеку, подчиненное ему и даже в семенах своих отданное ему в обладание, передано не совершенным, для того чтобы человек познал Того, Кто всегда благодетельствует и доставляет всему бытие, будучи над всем и придатки каждого творения делает ему же полезными.

2. Бог передал человеку землю с семенами, сделавши ее, так сказать, подножием его и передавши ему ее как бы матернюю утробу,

100

 

 

чтобы повергаемое чрез него с разумением на землю в семенах из произведений сотворенного от Бога совершенным, как-то: дерев и других произведений, сам в мелких частях собравши как бы камешки из совершенных произведений и влагая в землю сию принял придаток от совершенного Бога к увеличению, дабы увеличилось во внешнем своем виде то, что им сеется; чтобы, познавши Подателя сего придатка, он считал Его Зиждителем и не отпал от истины. Ной, если и насади виноград, то не написано, что он был содетель этого растения, но человек делатель земли (Быт. 9, 20): ибо Иной есть дарующий самобытность будущему, и иной — принявший от Него бытие и доверие на возделывание земли человек, дабы один возделывал нуждающийся в усовершенствовании придаток, а другой даровал совершенство чрез придаток к созданному от Него и возрастающему в совершенстве. Так бывает и в отношении к животным и птицам, скоту и пресмыкающимся и морским животным. Все в начале было совершенным по воле повелевшего, изволением же премудрости ныне нуждается в придатке; ради духовной пользы владычествующего на земле человека, для познания высшего над всем Бога, подателя способности к осеменению и придатка возрастаний, Бога и Господа. По сему небесное и не рука-

101

 

 

ми человека сеемое, не рождающее и не рождаемое Бог оставил в совершенстве: ибо оно не преклоняет помышления человеческого к навету и гордости тщеславия, как это можно сказать о солнце, луне и звездах: потому что луна не чрез рождение, ущерб и увеличение изменяется в образе своего движения, но чрез то, что она устанавливает и показывает времена, которые Бог учредил для светил. И так, каким образом Бог телесное и подвергающееся и подвергаемое ущербу восхотел соделать прямо совершенным, а Того, Которого родил из Себя, Единого от Единого, всегда сущего у Родившего Его, родил нуждающимся в придатке? И так перестань, Аэтий, предлагать нам пустые Аристотелевские слова, так как для нас не обольщаемых им достаточно истинного учения Господа нашего, говорящего: аз изыдох от Отца, и иду (Иоан. 16, 28), так как сила сего изречения состоит не в злоупотреблении им, но означает существо совершенства и Божественного достоинства.

Аэтия глава 10. Если порождение было совершенно, то порождение совершенно в не рожденном, не от того, что не рожденный родил оное. Ибо рожденная природа не может быть в не рожденной сущности, так как она была бы и не была одним и тем же. Ибо рожденное не есть не рожденное, и не рожденное не было рожденным, потому что приписывать Богу

102

 

 

какую либо часть неподобную значит наносить Ему хулу и оскорбление.

Опроверж. Вводит Аэтий возражения, умозаключительными именованиями человеческого измышления желая постигнуть Бога, и речениями как бы пытается умалять твердую надежду очевидной уверенности, неподобное сопоставив с неподобным и превратно противоположив речение речению, чтобы отсюда насильно вывести заключение, что Сын не подобен Отцу, что невозможно. Но он будет изловлен теми самыми умозаключениями, которым научил мир. Он говорит: если рожденное совершенно, то рожденное заключается в не рожденном, и не с того времени как не рожденный родил его: ибо естество рожденное не может заключаться в существе не рожденном; иначе бытие и небытие было бы одно и тоже: потому что рожденное не есть не рожденное, и не рожденное не было рожденным, так как признание какой либо части в Боге не подобною содержит в себе хулу и оскорбление против Него. Он вполне обличается в извращении слов, так как Сын не может быть не подобен Отцу и неравен Ему в совершенном Божестве: ибо если он говорит вполне вынужденно, то против себя обращаете слова, которые высказывает, постоянно говоря о рожденном и не рожденном. Отсюда узнается и о созданном и не создан-

103

 

 

ном, что одно с другим не может иметь общения в достоинстве, которое состоит во всецелой покланяемости: потому что, если всецело покланяемо неподобное, приравниваемое к неподобному же, то уже не будет различия между речениями: один и весь, так как не подобие ее может стоять на месте и в достоинстве своем, хотя в славе оное единое и превосходить все неподобное ему по причине не подобия всего одному, разобщающего это все от одного. И да ее будет, чтобы покланяемыми были: солнце, луна, звезды, земля или что ни будь даже еще низшее сего и чтобы это именно и было едино с единым духом, что есть Троица единая, и Божество единое, и едино поклонение. Неужели же, если так умозаключать, то значит пребывать в истине, когда слова: один и все ее подобны, и один Сын не равен всем, в переносном смысле называемым сынами? Ибо Он не есть со всеми, но чрез Него они все существуют. Так, что сначала у самого Аэтия поставлено как невозможное и служащее оскорблением и видом хулы против Бога по причине части в нем, о которой он сказал (каковая не есть часть различия, но равенства, так как Божество даже и неделимо на части, но всегда совершенно, при трех совершенных лицах, едино Божество), то есть, части не подобной, то самое напротив утвердило нас в истине

104

 

 

исповедания веры нашей, чтобы не думать и не верить людям уже изобличенным по достоинству в их безрассудном Еллинском предположении, что должно покланяться всей твари, не подобной Отцу, покланяемому в Сыне, и Сыну во Отце со Святым Духом, Которому слава во веки.

Аэтия глава 11. Если Бог Вседержитель, имеющий не рожденную природу, не знает в Себе природы рожденной, а Сын, имеющий рожденную природу, знает Себя, каков Он, не будет ли тогда единосущие ложью, когда Один сознает Себя не рожденным, а Другой рожденным?

Опроверж. Сказал Аэтий, что Бог Вседержитель, имеющий нерожденную природу, не знает в Себе природы рожденной, — и оказался разделителем и пределоположником естества Божия, пытаясь, будучи человеком по естеству и одна коже желая познать то, что выше естества, познать это не на основании Писания, но на основании умозаключений человеческого рассудка. Постоянно же и с начала своего слова, уже не как древние Ариане, желает, хотя и скрытно, называть Сына единородным. Во всем же усматривайте вы, сыны истины, как повсюду он желает, чтобы Сын был чуждым Отца и не вполне был причастен Божескому существу, как это он всегда дерзновенно высказывает: ибо когда он гово-

105

 

 

рит, что Отец знает Себя не рожденным и не знает Себя в естестве родительском (способном к рождению), то напрасно у него Сын даже и одним простым речением называется Сыном. Опровергнется же слово его: ибо Отец и есть не рожденный и от века родил Единородного, будучи естества приличествующего Себе Самому, в рождении одного только Единородного и в изведении Духа, один для одного Единородного Родитель, Который со пребывает с безначально рождаемым Сыном, будучи Дух, родивший также Духа, но не будучи телом телесно разделяемым, уменьшаемым или увеличивающимся и подвергающимся делению. Посему у всех других родивших и рождаемых бывает нужда во многом, здесь же не подобное всему сущему достоинство Единого с Единым. Поэтому и Сам рожденный изрядно от непостижимо родившего, как не рожденного, рожден как соприличествующий Родителю. И Сей более не рождает, то есть, по существу, чтобы тем самым, что Он не рождает по существу и тем, что Отец не рожден, с той и другой стороны сохранена была вся слава достоинства в одном единстве достоинства Бога Отца совершенного, и Сына совершенного и совершенного Святого Духа. И по сему, единосущия не признает ложью ни Божественное Писание, ни благочестивый рассудок, наученный благочестиво мыслить об От-

106

 

 

це, Сыне и Святом Духе, прославлять Троицу и покланяться Ей, от Бога приявши благодать.

Аэтия глава 12. Если понятие: не рожденный не означает сущности Бога, но это ни с чем несравнимое название есть измышление людское, то Бог, не имея в Своей сущности превосходства, соответствующего этому названию, за измышление понятия: не рожденный, должен быть благодарен измыслившим оное.

Опроверж. И понятие: не рожденный, как мы говорили, состязаясь с Аэтием, и чего не отрицаем, хотя и не употребляется в Божественном Писании, одна коже благочестиво придумано. Называя же Отца не рожденным, мы и исповедуем Его не рожденным; не отрицаем и того, что Сын рожден, но не создан: ибо, если мы сделали определение, что Сын рожден, то не можем отрицать того, что Он имеет существо от Бога Отца, Который рождением произвел Его, а не создал. Так как ты желаешь себя самого совращать с пути истинного, все вкривь и вкось рассуждая о рожденном и не рожденном (ибо ничего иного и не делаешь), то и сам об умозаключениях человеческих, о возражениях на основании умозаключений и человеческом суемудрии послушай сказанное: прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности (Быт. 8, 21). Мы скажем и сами, что много более неприлично Богу несоз-

107

 

 

данному создавать созданное и несотворенному творить. Невозможно предположить, чтобы не созданный создавал созданное и не появившийся на свет творил будущее, если, по словам Аэтия, неприлично не рожденному рождать. Поелику же твари видимы и существующее в природе по большей части является пред нашими очами, не делая неприличия Богу не созданному тем, что от Него создано, то дабы перенесете несравнимого (имени) на изменчивое состояние сотворенного более не считалось у Аэтия неприличным, вместо приличествующего, — должно искать иного Бога не созданного, иного же созданного и могущего создавать по своему подобию. Для созданного же и могущего создавать, но не самобытного, а созданного должно искать и иного виновника сего и представлять его иным от сего. И велико будет суесловие помышлений глубокого заблуждения, так как их рассудок не установился на добрых основаниях, но исполняет на себе сказанное: безумными стали рабы Бога и обуя всяк человек от разума (Иерем. 51,17; срав 10,14): никтоже бо себе живет и себе умирает (Рим. 14, 7). И никто не может познать что либо без помощи Бога, открывшего нам истинную веру Свою в словах: сей есть Сын Мой возлюбленный: Того послушайте (Матф. 17, 5) и без помощи рожденного от Него, открывшего нам Отца Своего и говорящего: Аз от Отца изы-

108

 

 

 дох, и иду (Иоан. 16, 28). И не от наименования человеческого Бог имеет оную несравнимость, и с другой стороны от этой несравнимости не ниспровергается достоинство истинного ипостасного Слова Божия, безначально, единосущно рожденного от Отца, равно как ни за то, ни за другое из этих имен Бог не обязывается благодарностью изобретению ума человеческого: ибо не приемлет Божества, в придаток к имеющемуся у Него, достоинство или приложение, напротив Само Божество всем дарует от полноты Своей (срав. Иоан. 1, 16), всегда пребывающей в тождестве и не уменьшающейся, но в собственном существе всегда носящей достоинство имени, и силы, и существа.

Аэтия глава 13. Если не рожденность приписывается Богу от вне, то приписавшие оную превосходнее Того, Кому приписали, давши Ему название, высшее Его естества.

Опроверж. Никто не превосходнее Бога, вот мое слово Аэтию, так помыслившему. Так говорит истина, ибо каким образом кто либо может быть превосходнее Бога, когда все от Него получило бытие? Так как Бог есть виновник созданных от Него существ разумных и неразумных, видимых и невидимых, то Он и превосходнее их всех, хотя разумные существа обладают и правым разумением благочестия, чтобы отчасти воздавать

109

 

 

Ему лучшую честь. Но и все вместе собранные и представляемые еще в большем сего числе существа, напрягающие силы свои к восхвалению Бога, не вмещают в себе совершенства славы Его, так как Оное высшее существо превосходит ум Ему подчиненных существ, хотя по силе и сверх силы они и напрягаются к песнословию существа превосходнейшего: ибо Оно превосходнее не в слове, но в силе, имени и разуме. Кроме того славословие превосходнейшего от подчиненных Ему существ не сделает различия между одним несравненным и другим таковым же: ибо оно знает превосходнейшее в Отце, состоящее в Его не рожденности, равно как и превосходнейшее от Него рожденное. Посему правое, дарованное от Бога людям разумение и исповедует Сына единосущным, дабы, помысливши о неподобосущии Сына со Отцом, не произвести разделения в превосходнейшем и чистом совершенстве, по силе знания того, что воистину родившийся от родившего без сравнения возвышается над всяким умом по Своему превосходству.

Аэтия глава 14. Если не рожденная природа не уступает рождению, то это так, как мы говорим; а если уступает рождению, то страдательное состояние рождения было бы превосходнее существа Божия.

Опроверж. 1. Говорить о страдательном со-

110

 

 

стоянии в Боге совершенно нечестиво: ибо Божество совсем не объемлется страстями, и так как Оно превыше того, что встречается в душе каждого из нас в отдельности, то во всяком случае опровергается слово Аэтия: потому что все, страстно совершающееся в нас, в Боге происходит бесстрастно. В нас отчасти есть страсть хотеть чего либо, не говорю хотеть быть благочестивым, но хотеть что либо делать, что выше природы нашей, вследствие невозможности совершить соответствующее хотению, как например для человека летать, носиться в воздухе, постигнуть жилы водной глубины, увидеть основание земли и подобное сему. Но насколько во мне содержится страстного, настолько в Боге есть бесстрастного. Посему все, что Он хочет, может делать, так как естество у Него не противодействует изволению, наше же естество, насколько в нас есть стремление к невозможному, противодействует воле. И если мы сказали, что Бог делает, что хочет, то да не подумает кто либо, что Он делает таким образом и неприличествующее Ему. Ни в каком случае: ибо Он хочет того, что и делает, соответственно достоинству Своему, и ни изволение в Нем не противодействует возможности, ни возможность не противоположна изволению, не потому, что Он не может, но потому, что не хочет.

2. После признания такового бесстрастия в Бо-

111

 

 

ге, и наоборот страстности в нас и иных созданиях, если случится так рассуждать, должна быть поистине признаваема еще иная страсть, а затем предполагаема также вторая и третья. В страсти мы рождаем и рождаемся, так как естество наше и иных рождаемых и рождающих существ допускает разделение и истечение, расширение и сужение, увеличение и уменьшение и все иное, что соединяется с страстью по таковой причине. В Боге же ничего из сего не было при рождении Сына: ибо если бы что-либо из такового было в Боге, согласно их мнению, служащему к ниспровержению Рожденного, то мы сделаем против них возражение с другой, заключающейся в нас же самих стороны, именно, что в нас, в страсти рождающих и рождаемых, есть другая страсть при создавании чего либо, и мы страждем в то время, когда и рождаем и рождаемся. Бог же у вас мыслится как Создатель, а не Родитель; но чтобы отвергнуть истинность рождения Сына и ниспровергнуть истинное о сем учение, вы вносите в понятие рождения страсть и сокровенно переносите ту же страсть и на создавание, которое действительно принадлежит Богу, но за исключением страсти; да не будет! ибо мы не приписываем Ему страсти, исповедуя Его Создателем всего. Также не помышляем мы о страсти в отношении к Нему, исповедуя Его по истине безначально и безвременно родившим истинного

112

 

 

 Сына. Посему естество Его признаем непостижимым и страсти не причастным. Но этому же исповедуем Его и бесстрастным Родителем и бесстрастным Создателем: ибо родил Он Единородного не страдая и извел из Себя Святого Своего Духа не подвергшись делению и создал созданное и создаваемое без утомления не обдержимый страстью. Он творит, что хочет, прилично Божеству Своему, не прежде желая, чтобы размысливши узнать, должно ли быть произведено совершаемое, ни желая что либо сделать и не будучи в силах исполнить совершаемое по причине противодействия воле со стороны страсти. Все в Его власти: хотеть, делать, родить Единородного, создать все, так как Божеское естество и достоинство превыше всяких умозаключений Аэтия и условий человеческого состояния; поелику и Бог превосходнее всякого помышления, не подлежит страсти, но превыше всех страстей и всякого умопредставления.

Аэтия глава 15. Если рожденное неизменно по естеству по причине родившего, то не рожденное есть сущность неизменяемая, не по произволению, но по достоинству сущности.

Опроверж. Доколе будет говорить нам он (Аэтий) одно и тоже и не переходить за пределы раньше высказанного, ибо что говорил он сначала, тоже самое и о том же говорить и до конца, и ничего другого, не тайны нам открывая, не

113

 

 

о Боге, как обещает, уча нас, не веру возвещая нам, с помощью которой апостолы действуя и именуя ее твердым исповеданием истины, мертвых воскрешали и прокаженных очищали и иные все согласные сему доказательства истинного действия являли, но суетные и полные хвастовства умозаключения, не переходящие за пределы тождесловия, и ничего другого. Посему просим читателя, чтобы он не гневался на нас за то, что он прочитает, если и сами мы будем повторять тоже самое, вынуждаемые говорить против его тождесловия. Рожденное неизменно, как приличествует Божеству, и Родитель неизменен, как подобным же образом приличествует Его неизменному естеству. Родивший же пребывает, всегда имея рожденного из Него, не допуская в созданных от Него существах никакой мысли о том, чтобы знать Отца без Сына и без Отца знать рожденного от Него и совершенного Его Духа, иже от Отца исходит и от Сына приемлет (Иоан. 15, 26; 16, 15). И сие приличествует достоинству существа Божия—не нуждаться в прибавлении какого либо достоинства, но иметь его вечно в собственном тождестве.

Аэтия глава 16. Если понятие: не рожденный означает сущность, то по справедливости различается от сущности рожденного. Если же не рожденное ничего не означаете, то тем более ничего не означаете рожденное. Каким же образом ничто

114

 

 

будет противополагаться нечему? Если слово: не рожденный противополагается слову: рожденный, то, когда за произнесением этого слова последует молчание, надежда христиан, основанная на различном произношении, а не на природе вещей, обозначаемой названиями, то появляется, то исчезает.

Опроверж. Каким образом имеют обыкновение употреблять свидетельства против самих себя те, которые умеют приводить в изумление разум неопытных? Так Аэтий, полагая всю надежду в одном лишь изречении, а не в истине, дерзновенно пришел возвещать ее нам, не постыдившись сам исповедать Сына Божия и Бога Отца одними лишь словами, тогда как мы прежде всего исповедуем естественного Отца и естественного Сына, и естественного Духа Святого: ибо с Троицею ничто иное не может быть сравниваемо. И по сему, по истине, единосущие есть утверждение исповедания нашего, не уничтожаемого одним изречением, могущим быть и не быть, каково мнение Аэтия об Отце и Сыне, и Святом Духе; ибо есть действительно истинный Отец и действительно истинный Сын и истинный Дух Святый, хотя бы он (Аэтий) и сеял бесчисленные суетные умозаключения. О таковых людях так говорит Божественное слово: разум разумных отвергу (1 Кор, 1, 19; сн. Ис. 29, 14) и: Господь вест помышления че-

115

 

 

 ловеческая, яко суть суетна (Псал. 93, 11) и прочее.

Аэтия глава 17. Если не рожденность ничего более не привносить к превосходству сущности, в сравнении с рожденностию, то Сын, будучи превосходим Отцом только по названию найдет лучшими Себя назвавших (не рожденным) Бога и Отца Его, а не самого названного.

Опроверж. Хотя бы Аэтий предлагал нам и без численные драматические сочинения, но никакой благочестивый разум не согласился бы с ним в том, чтобы получившие бытие от Сущего были превосходнее Его: ибо и сам он (Аэтий) признает, что они чрез Него получили бытие. И не по произнесению лишь имени, но как истинного (Сына), родившегося от истинного (Отца) называют Рожденным облагодетельствованные от Него достоинством Христиан, за истинное познание о Нем называемые наученными чрез Отца, а не от плоти и крови (сн. Матф. 16, 17; Гал. 1, 16; 1 Кор. 2. 10), и за сие по справедливости ублажаемые, как например познавший Его как Христа, с присоединением слов: Сын Бога живаго (Матф. 16,16). Таковые душевного Аэтия, не приемлющего духовное, духовно востязуют. И хотя Сын. будучи Духом и Единородным, говорит: отхожу ко Отцу Моему и Отцу вашему, и Богу Моему и Богу вашему (Иоан. 20, 17), однако же оба сии наименования не могут быть приравниваемы к

116

 

 

именам инородным, так как истина всегда пребывает и научает истинно различать ясность необходимого порядка в отношении к Сыну Божию. Выражения: Отцу Моему и Отцу вашему относятся не к плоти их: ибо каким образом Бог, не облеченный плотью, может быть Отцом плоти? Равным образом и изречение: Богу Моему и Богу вашему должно относить не к Божеству Сына и не к сыноположению учеников, но изречением: Богу Моему и Богу вашему, истинствуя во всем, Он утверждал учеников таинственно в мысли о вочеловечении Своем. Изрекая же слова: Отцу Моему и Отцу вашему, Он как бы так говорил: по причине Моего общения с Ним по естеству и Моего с вами общения, в каковом общении быть Я дал вам власть по человеколюбию обитая с вами, согласно сказанному: даде им область чадом Божиим быти (Иоан. 1, 12). Посему и Сам Он, явившись среди их, принял зрак раба (Филип 2, 7), вновь к новому приобщившись, но так, что и древнее пребывает в тождестве и не переходит в слияние; сыны человеческие, чрез это причастие, переходят в состояние неистления, но не соединяются с Ним до единосущия; и когда говорится, что Он принял зрак раба, то словом: принял, обозначается новое, а изречением: во образе Божий сый (ст. 6) означается то, что Он не подвергся изменению. А коль скоро это так и так ясно исповедуется в

117

 

 

совершенном знании у наученных Богом, то ни изречение: Бог Мой и Бог ваш, ни другое: Отец Мой и Отец ваш не могут сходством наименования отделить чистое существо от общения с соответствующим ему и от преимущества собственного свойства Отца в отношении к Сыну и Сына в отношении к Отцу и Святого Духа точно так же.

Аэтия глава 18. Если не рожденная сущность превосходнее рождения, так как имеет самобытное превосходство, то она есть не рожденная самосущность. Ибо не по своей воле она превосходнее рождения, но по природе. Посему Бог, будучи самобытною не рожденною сущностью никакому разуму не позволяете помыслить о рождении Себя, но отвергаете стремление всякого исследования и всякой мысли к рожденному.

Опроверж. Продолжает мучить нас Аэтий, заставляя нас, как я сказал, часто тождесловить вследствие проходящего у него от начала до конца тождесловия об одном и том, же. Никогда вера, спасающая всякого верного, не состояла из тонкости умозаключений человеческих: потому что не надежны рассуждения человеческие и не могут простираться до безпредельности существа Божия. Ибо и все животворное Христово таинство спасения нашего есть Иудеем соблазн, Еллином же безумие, нам же званным Иудеем же и Еллинном Христос Божия сила и Божия премудрость: зане буее Божие премуд

118

 

 

рые человек есть, и немощное Божие крепчае человек есть (1 Кор. 1, 23—25). И так кто же не поставить Аэтия в числе Иудеев за соблазн умозаключений его и в числе Еллинов за то, что из-за своего произвольного мудрования он считает истину Божию безумием? ибо один только есть и высший всей твари, и Создатель творения, и Зиждитель всего. Не потому, что Он превосходнее произведенного Им, не творит и не созидает произведенного Им, ибо не завидует собственной благости; потому что имеет в Себе самоблагость, которая превосходнее всего и не объемлется страстями, завистью или недоброжелательством. И сущее Он совершил из не сущего: потому что произведенное Им, подчиненное Его несравнимому Божеству, не против Него измышлено как созданное Им, но в славу Его, для показания не завистного Божества Его, которое, будучи самоблагостию и самосущием, приобщаясь созданному Им из не сущего, восхотело его бытия и причастия каждого из созданных существ, по его состоянию, Его дарованию. Светилам, например, дарован свет, небу—красота украшения, земле и иным, по изволению Его, дарованы части добродетели, ангелам и иным святым силам— нетление, а человеку достоинство образа и дар жизни, и знания, и разумной способности. И не от, изволения только было это у Него, с медлительностью, так сказать, или с переменою ре-

119

 

 

шения и с совещательным рассуждением, но по самоблагости: ибо Ему свойственна самоблагость в том, чтобы все приличествующим образом содержать, творить и совершать. Посему как это не сделало никакого неприличия благости Его, но послужило к славе и соединенному с похвалой познанию независтности Его, для ведения и чувствования произведенных им существ, так и слава Божества Его не есть воспринятая от вне (ибо никогда Божество не нуждается в добавлении славы, но есть самослава, и самодобродетель, самочудо и самовосхваление), именно в том, что Отец родил, хотя Сам и не рождается, чтобы из всегда сущего источника истекал вечный источник, сопребывающий Ему и из Него сущий, источник из источника, и Бог от Бога, и свет от света, не начавший быть, не подчинившийся времени, но вместе имея истинно Отца, также как и Отец имеет, вместе истинно Сына, не не приличествующего Отцу и не уничтожающего что либо из несравнимости Его: ибо здесь не есть какое либо телесное разделение, но Слово ипостасное, Бог от Отца сущий, Дух от Духа, и Бог от Бога, исключающий всякое умозаключительное предположение, являющийся жизнью для верных и всех, Отцом чрез Него и от Него произведенных, верующих и знающих и не считающих безумием силы Божией и Божией премудрости, превосходящей всякое исследование и всякое рассуждение, особен-

120

 

 

 но же людей испорченных, как и сам Аэтий то невольно признал.

Аэтия глава 19. Если понятие: не рожденный означаете относительно Бога лишение и нет ничего не рожденного, то какой разум станет отнимать ничто от несуществующего? А если означает, что либо существующее, то кто может отделить от сущего то, что оно есть,— само от себя?

Опроверж. 1. То, что у внешних (то есть, языческих) диалектиков говорится о лишении, Аэтий приносит к нам, принимая это как бы за служащее к ведению о Боге и к пользе; но прежде всего не знает того, о чем и у внешних принимается понятие лишения. По учению диалектиков, слово: лишение не ко всему прилагается, но к тому только, что по природе своей что либо приобрело. Таковому, после того как оно, владея чем-либо по природе, переходит в состояние противоположное, прилагается понятие лишения; к неизменившему же своего состояния еще нет. Как никто не скажет о камне, чтобы он был слепой (ибо имевший способность видеть, а затем потерявший зрение, получает название слепого; если, например, птица, или человек, или скот, поелику они способны видеть, лишатся сей способности, то называются слепыми в смысле лишения зрения), так не назовем мы камня и негневливым, или незлобивым или не-

121

 

 

завистливым: ибо он и неспособен к сему по природе; о человеке же или скоте, имеющих способность приходить в гнев, когда они не гневаются, можно сказать это в смысле лишения сего, а о не способных к тому за тем нет.

2. Так должно принимать и о Боге. И так как слово наше относится к Аэтию, то мы обращаемся к нему с вопросом: скажи нам, Аэтий, признаешь ли ты Бога несравнимым со всеми, не сущими из того же существа или дерзаешь и Его причислять ко всем? И если ты причисляешь Его ко всем, сущим не из существа Его, но из не сущего произведенным от Него чрез Сущего от Него по существу, кроме Его одного и Духа Святого, сущего из существа несравнимого Отца и единородного Сына Его *), то исповедание твое есть самое безумное. Тогда каким образом уже будет один из всех, Которым все произведено из не сущего? Это невозможно; да и сам ты не сказал бы сего. Поелику же Он не может быть при-

_________________

*) Это место, по видимому, благоприятствует римско-католическому догмату об исхождении Святого Духа от Отца и Сына (qui procedit a Patre Filioque); но употребленное здесь без ограничения изречение, указывающее на отношение Святого Духа к Сыну, по сличению его со многими другими, более точными и определенными местами переводимого творения св. Епифания, должно означать лишь. то, что выразил о Святом Духе и Сам Сын Божий, сказавший: Он (то-есть Дух истины) Мя прославит, яко от Моего приимет, и возвысит вам. Вся, елика имат Отец, Моя суть: сего ради рех, яко от Моего приимет, и возвестит вам (Иоан. 16, 14-15).

122

 

 

знаваем подобным или равным с произведенными от Него из не сущего, то нельзя принять и того, чтобы Он и терпел что-либо подобное неподобным Ему, которым свойственно противоположное по лишению: ибо видимое существует не само от себя и бытие приняло не от себя самого, но по дару благодати даровавшего. В видимом, произведенном из не сущего, бывает страдание при лишении чего-либо из бывшего в нем по даянию даровавшего бесстрастного и не имеющего бытие от кого-либо и не могущего лишаться чего-либо. И так если сему не равен оный Сын, или Отец или Святой Дух, и Сын различен от сего, не равным именованием называемый, но имеющий избранное и несравнимое имя, будучи самоблаго от самоблагого, то какое может быть смешение с тем, что имеет лишение противоположное? Поэтому излишня речь Аэтия, привносящего к нам понятие лишения, так как не рожденный Сын не по лишению тварей имеет принадлежащее Ему достоинство, но самостоятельно и особенно, само по себе, соприличествующее Его существу и Божеству. Так негневлив Бог не в отношении к гневу, но потому, что Он Сам по Себе негневлив, и не рожден потому, что Сам по Себе не рожден, хотя Сын и есть рожденный от не рожденного. Посему выражение: лишение, напрасно прилагается к Существу, Которое, по мнению самого употребляющего это вы-

123

 

 

ражение, несравнимо с иными: ибо ни иное не может равняться с Рожденным, ни Нерожденный не передает созданному единосущие Свое, не потому чтобы Всемогущий был бессилен, но потому что без сильное не достигает до Всемогущего по причине превосходства единого Бога и единородного Сына Его со Святым Духом.

Аэтия глава 20. Если лишение есть отъятие свойства, то не рожденность в Боге есть или лишение свойства, или свойство, противное лишению. Но если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к Нему сопричислено? Если не рожденность есть свойство, то необходимо предположить рожденную сущность, дабы она, получивши это свойство, могла называться не рожденною. Если же рожденная сущность была причастна не рожденной, то, потеряв свое свойство, она лишилась не рожденности. И так сущность была бы рожденная, а не рожденность—свойство. Если же рождение указывает на переход, то очевидно оно означает известное свойство, будет ли оно преобразованием из какой-либо сущности, или будет тем, что называется рождением.

Опроверж. 1. Уже давно сражаясь за предполагаете лишения вместе с отчужденными от веры, Аэтий и сам наравне с ними вооружился против веры, ничего не говоря от веры и не помня сказанного к произносящим пустословие и не держащимся за начало веры, имен-

124

 

 

знаваем подобным или равным с произве­денными от Него из несущего, то нельзя принять и того, чтобы Он и терпел что-либо подобное неподобным Ему, которым свойственно противоположное по лишении: ибо видимое су­ществует не само от себя и бытие приняло не от себя самого, но по дару благодати даровавшего. В видимом, произведенном из несущего, бывает страдание при лишении чего-либо из бывшего в нем по даянию даровавшего бесстрастного и не имущего бытие от кого-либо и не могущего лишаться чего-либо. Итак, если сему не равен оный Сын, или Отец или Святой Дух, и Сын различен от сего, не равным именованием называемый, ноимеющийиз­бранное и несравнимое имя, будучи само благо от самого благого, то какое может быть смешение с тем, что имеетлишение противополож­ное? Поэтому излишняя речь Аэтия, привносяще­го к нам понятие лишения, так как нерожденный Сын не по лишении тварей имеет при­надлежащее Ему достоинство, но самостоятельно и особенно, само по себе, соприличествующее Его существу и Божеству. Так негневлив Бог не в отношении к гневу, но потому, что Он Сам по Себе негневлив, и нерожден потому, что Сам по Себе нерожден, хотя Сын и есть рожденный от нерожденного. Посему выражение: лишение, напрасно прилагается к Существу, Ко­торое, по мнению самого употребляющего это вы-

123

 

 

ражение, несравнимо с иными: ибо ни иное не может равняться с Рожденным, ни Нерожденный не передает созданному единосущее Свое, не потому чтобы Всемогущий был бессилен, но потому что бессильное не достигает до Всемогущего по причине превосходства единого Бога и единородного Сына Его со Святым Духом.

Аэтия глава 20. Если лишение есть отъятие свойства, то нерожденность в Боге есть или ли­шение свойства, или свойство, противное лишению. Но если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к Нему сопричислено? Если нерожденность есть свойство, то необходимо предположить рожден­ную сущность, дабы она, получивши это свойство, могла называться нерожденнною. Если же рож­денная сущность была причастна нерожденной, то, потеряв свое свойство, она лишилась нерожденности. Итак, сущность была бы рожден­ная, а нерожденность — свойство. Если же рождение указывает на переход, то очевидно оно означает известное свойство, будет ли оно преобразовавшем из какой-либо сущности, или будет тем, что называется рожденным.

Опроверж. 1. Уже давно сражаясь за предпо­ложение лишений вместе с отчужденными от веры, Аэтий и сам наравне с ними вооружился против веры, ничего не говоря от веры и не помня сказанного к произносящим пустословие, и не держащимся за начало веры, имен-

124

 

 

но того, что обличительного говорит им Слово Божие: аз рех во изступлении моем: всяк человек ложь (Псал. 115, 2), а за тем и того: смирихся зело (ст. 1). Ныне же опять вращаясь в том же, принося с собою нам бремя понятий лишения, именования и свойства и умозаключений ненадежного человеческого мнения, и духовно востязуемый остерегается положить предел собственному стремлению, проистекающему из человеческого лукавства, дозволяя себе говорить о Боге, что хочет. Но и нас, хотя и много рассуждавших о понятиях лишения, вынуждает снова оставаться при том же, и вращаться в опровержениях его. По причине одинаковости в направлении и одноименности его умозаключительного слова достаточно было бы сильного и предшествующего опровержения, чтобы быть направленным против обоих возражений. Но поелику ни упрямую лошадь не должно оставлять не занузданною, когда она или несется через пропасти или начинает стремительный бег, ни человеку, говорящему одно и тоже против веры не должно уступать, так чтобы не говорить против него, то мы скажем также: если лишение есть отъятиe свойства, то нерожденность в Боге есть или лишение свойства или свойство, противное лишению. И еще: если она есть лишение свойства, то каким образом то, что не присуще Богу, будет к нему сопричислено?

125

 

 

2. Так ли или иначе рассуждаешь ты, Аэтий, о Боге, и предполагаешь в Нем свойства, во всяком случае рассудок у тебя будет в лишении: ибо сколько не будет восходить сердце твое к Богу, если только не будешь веровать в Него и удивляться Ему и прославлять Его от всего помышления твоего, ты изобличен будешь в бессилии умозаключать о Боге и Сыне Его и Святом Духе; да не изобличит тебя Бог и окажешься лжецом, по написанному (Псал. 115,2). В нас и свойства, и хотения, и помышления неустойчивы, поелику мы одного и того же есте­ства и существа. А там речь о естестве и существе Божием. И не должно сравнивать несравнимого Бога с нашим естеством, потому что мы слышим слова: естество и естество, су­щество и существо. Таким же образом и во всем, что ты, Аэтий, мог бы сказать о Боге; во всем тоже несмешение Его с кем-либо, несравнимость, совершенство в Себе Самом, отсутствие нужды в чем-либо: ибо Он есть самочувствие и самохотение. Посему, несравнимо родивши несравнимого единородного Сына, ни Сам не лишился существа Своего, ни единого от единого рожденного не лишил Его собственного существа, ни Святого Духа, не имеющего равенства с иным чем-либо или в до­стоинстве или в естестве или в ином чем-либо. Ни Себя Самого Бог не лишил чего-либо

126

 

 

ни по свойству, ни по существу несравнимого Божества Своего, ни Рожденного от Него, как я сказал, не лишилось достоинства и равенства Отцу, будучи несравнимым, ни Святой Дух ни с чем несравнимый, — Троица совершенная, совершенный Отец, совершенный Сын, совершенный Дух Святой, не представляющий Со­бою ни слияния, ни смешения, не имеющего в Себе что-либо подчиненное, дабы, при различении чего-либо, не исчезла несравнимость, или при изме­нении не произошло лишения бытия, которое хотя и сохраняется у тебя, но лишь на словах, а не по истине, или как бы только мимоходом одним именем так называемое, а не существу в действительности, как во всяком случае мыслит твой ум, пытающийся удалиться от слова веры, что веровати подобает приходящему к Богу, яко есть, и взыскающим Его мздовоздатель бывает (Евр. 11, 6), что в одном Отце со­вершиться не может: ибо не имеющий Сына не имеет и Отца, и имеющий Сына не может сего сделать без Святого Духа.

3. Отец есть во истину истинный Бог, как свидетельствует Сын, знающий Отца (срав. 1 Иоан. 5, 20). И Сын есть истинный свет, знаемый Отцем и свидетельствуемый (Матф. 3, 17; 17, 5). И Дух есть Дух истинный, не чуждый, но от Отца исходящий и от Сына приемлющий. И это устраняет все умозаключительное баснословие слов твоих, Аэтий, и не может убедить

127

 

 

нас быть учениками твоего наставника Аристотеля, и оставить учение просвещенных Духом Божиим некнижных в Слове рыбарей и людей простых, но вестников истины в силе Божией, которой они удостоены были: ибо не в умозаключениях и не в надменном слове состоит царствие Божие, но в силе и истине. И мы уже сначала достаточно слышали слово твое о лишении свойств и положений, и о существе рожденном и существе нерожденном, приемлющем или не приемлющем что-либо, и вместе со свойством терпящем и отрицании свойства, и о приплетаемом сюда существе рожденном, и о свойстве нерожденного и о рожденном, мимоходом именуемом, но означаемом в одном свойстве и означающем свойство, переходящем из какого-то существа, хотя и называемым рожденным, как ты сказал: ибо ум твой говорит тоже самое об одном и том же, нисколько не переставая направлять речь против того же самого.

Аэтия глава 21. Если нерожденность есть свойство и рожденность свойство, то сущности первее свойств, а свойства, хотя они и вторые, предпочтительнее сущностей. Если же нерожденное есть причина рожденного по отношении к бытии, а рожденное, заключая свою причину в своей сущности, указывает на сущность, а не на свойство, ничего не заимствующее у нерожденной природы, то каким об-

128

 

 

разом нерожденная сущность не была бы сущ­ностию, а свойством?

Опроверж. 1. Как видите, любители истины, Аэтий снова пытается построить для нас речь, рассматривающую свойства в Боге и в том, что ниже Бога. И одно полагает первым, другое вторым. А между тем в Боге прини­мать первое или второе даже и на словах не (позволительно) законно: ибо в Боге все есть вместе, и не нуждается в прибавлении. Посему и рожденное благочестивый разум не допускает мыслить произведенным во времени: пото­му что в Боге Отце и Сыне и Святом Духе, то есть, в Троице сущей, которая есть Бог сущий, называется сущим Отцом и сущим Сыном, у Сущего сущий, рожденный безначально и безвре­менно, как сказано: у Тебе источник живота (Псал. 35, 10) и: во свете Твоем узрим свет (там же) и: сии в лоне Отчи (Иоан. 1, 18) и: в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (ст. 1); и о Святом Духе таким же образом: Дух Мой настоит посреде вас (Агг. 2, 6). Ты видишь, что в Троице ничего нет нового. Посему ни сущность не предшествует свойству, ни свойство — сущности. Свойство же разумеем не такое, как непрочные так назы­ваемые свойства, имеющие изменить в каждом из имеющих положительные свойства, если уже ты, Аэтий, принудишь нас говорить о свой­стве, в отношении к Богу. И ничего в Бо-

129

 

 

ге нет ни более предпочтительного, ни после рожденного, но есть то, что приличествует до­стоинству к славословию; одному Божеству и одно славословие и одна честь, да чтут Сына, якоже чтут Отца (Иоан. 5, 23) и да не злословят Духа в виду слова угрозы, не отпуская им греха сего ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12, 32). Посему прилично ничего различного о Троице не думать, не благочествовать, не прославлять; но в Отце именовать Отца, в Сыне — Сына, в Святом Духе — Святого Духа, и так в истине прославлять, так как приличествующим единой Троице образом поклонением воздавать Ей почтение и признавать достоинство Ее составляет необходимость истинной веры. И ни нерожденное не нуждается в рожденном, чтобы тем привнесено было что-либо в существо Его, и чтобы рожденное ясно было для Него виновником существа, ни существо рожденного не есть свойство естества нерожденного, и не называется так.

2. Троица не нуждается ни в чем и не принимает добавления чего-либо: ибо, поскольку Сама Троица была всегда, и из созданного не было ничего, то, для получения себе чего-либо как бы по жребию кроме сего, Отец не помышлял ни о присоединении какого-либо именования, ни о добавлении чего-либо к Своему достоинству, через Сына создавши небо и землю и все видимое и невидимое, и Духом Своим утвер-

130

 

 

дил всю силу Им созданного, чтобы из создания созданного и произведения произведен­ного была польза носящему имя Создателя и Создателя Отцу, или была мысль о каком-либо добавлении Сыну, через Которого и от Которого произведено созданное, или же Святому Духу, в Котором утвержденное утверждено. И Бог не обращенный от свойства к свойству и измененный как по естеству, так и по существу, как бы по размышлении то и изменению сделал сделанное: ибо Он всегда имел в Себе Самом созидательную и совершенную силу, не нуждающуюся в прибавлении какой-либо славы. И как в рассуждении созданий не должно кому бы то ни было думать о Боге, что добавление свойства и достоинства есть достоинство существа и славы Божией, так опровергнут будет и Аэтий, желающий о Боге умозаключать на основании привнесения к нам понятий нерожденного и рожденного, свойства и сущности, когда все созданные существа признаются истинно суще­ствующими и таковыми представляются не для приращения славы Бога, ни в чем не нуж­дающимся. Также и в отношении к Едино­родному и Святому Его Духу не должно приравнивать их к существам созданным: ибо невозможно говорить это. А между тем Аэтий приходит к нам, принося с собою умозаключения о предметах возвышенных и дерзновен-

131

 

 

но простираясь к высокому и умозаключая от созданий низших, хотя и ничего не находя соответствующего умозаключительному слову своему: ибо преходит мудрость человеческая и погре­бается умозаключительная речь человеческая; по­тому что выйдет дух его, и он возвратится в персть свою (см. Еккл. 3,20—21; 12,7; Псал. 102, 14—16, Иов. 10, 9). Преходят все тонкости умозаключений человеческих, а вместе и люди с умозаключительным искусством Аэтия и с его хитрыми приуготовлениями против веры. Пребывает же служащая предметом его умоза­ключений вера и надежда, и любовь, по написан­ному (1 Кор. 13, 13).

Аэтия глава 22. Если всякая сущность есть нерожденна, какова напр. сущность Бога Все­держителя, то как можно называть одну сущность страстною, другую — бесстрастною? Если же по состоянию нерожденной природы одна сущность остается чуждою количества и качества и, просто сказать, всякого изменения, а другая подчинена страданиям, то если признать ее неизменяемою в сущности, необходимо допустить, что выше­сказанное различие происходит случайно, или же более сообразно назвать действующую сущность нерожденного, а изменяемую — рожденною.

Опроверж. 1. Не всякую сущность называем мы нерожденною и не всякую от Бога рожден­ною, потому что родивший рожденного от Него и пославший от Него Святого Духа Своего,

132

 

 

Духа, причастного тому, что принадлежит Сыну, не всех родил, но одного, почему Он и есть Единородный и одного послал от Него, почему Он и есть Святой Дух. Создал же через одного и утвердил в одном всех, как рождающих и, после создания, рождаемых, так и созданных, но ни рождающих, ни рождаемых. И далеко отстоит несозданное существо Трои­цы от созданных Троицею, но не рожденных от Троицы. Посему Троица имеет бесстрастность и неизменяемость, все же низшее Троицы подвержено страданию, если только Бесстрастный не дарует, кому изволит туне независтно даровать, бесстрастие через нетление. Имеют же они нетление не по бестелесности естества, но по независимости благого и бесстрастного Бога. И страдание Единородного во плоти не производит страдания в Его Божестве, хотя истинная вера и истинное исповедание и учит, что бесстраст­ный Бог, будучи Словом, пострадал. Пребывает же в бесстрастии Один и Тот же, не потерпевший какой-либо перемены или изменения в Своем естестве. Посему, будучи Премудростью и Богом бесстрастным, и зная, что Своим страданием Он спасает одержимых стра­стями смерти, не посла послал, не ангела, и не, как прежде Его, пророков, но Сам Господь пришел и, принявши на Себя страстность, истин­но пострадал, между тем как Божество Его пребывало бесстрастным: ибо пришествие во пло-

133

 

 

ти не уменьшило силу Божества Его. По Божеству Своему Он продолжал делать дела Божии, не терпя препятствия от плоти, запрещая ветру, волнению и морю (Луки 8, 24), Лазаря вызывая из мертвых собственною властью (Иоан. 11, 43) и иное бесчисленное и большее сего совершая. Между тем Он допускал совершать­ся и относящемуся до плоти, как например и дьяволу искушать Его, и людям ударять Его, и собравшимся против Него схватить Его, дабы в страстном естестве пострадал бесстрастный, пребывающий бесстрастным в Божестве Своем, не чуждый бесстрастного Бога, но добровольно делающим все это сообразно дивному Его таинству. Так и Бог Отец с Самим Единородным и Духом Его Святым, Троица всегда совершенная и бесстрастная, едино Божество обдержитвсе, един Бог, едино Господство, так как один и тот же Бог обдержит все.

2. И не подвергается Он страданию потому, что поддержит все, так как поддержимое Им под­вержено страданию: ибо Бог всех и внутри все­го и вне всего, не смешиваясь ни с чем. Отсюда ни потому, что Он везде, ни потому, что вне всего, ни потому, что обдержит все, ни потому, что в Нем все движется (срав. Деян. 17, 28), страдание не приражается к бесстрастному Богу. Таким же образом ни потому, что Он родил Единородного, ни потому, что Еди­нородный рожден, ни потому, что Святой Его

134

 

 

Дух от Него послан, страдание не приражается к Святой Троице: ибо не страстен ни Святой Дух, сходящий в виде голубя на Гордое (Матф. 3, 16), ни Единородный, крещаемый и осязаемый от Иоанна, ни Отец, свыше вопиющий гласом, слышным для людей: Сей есть Сын Мой, Того послушайте (ст. 17 сн. 17, 5). И так Сын неизменяем. И Отец нерожденный и Сын рожденный бесстрастен и Дух бесстрастно происшедший. Но между тем как иное все создано, совершенная Троица пребывает в Своем количестве и не созданном именовании, так чтобы ни превосходнейшее не было изменяемым, ни рожденное обдержимо было страданием: ибо и Родивший не обдержится страданием, и Рожденное не телесно, но есть Дух от Духа и Сын от Отца. Таким же образом и Святой Дух от Него исходящий, Дух Отца, Дух Христов, не созданный, не рожденный, не собратний, не прародительный, не внучатный, так как несравнимо существо Отца и Сына и Святого Духа, превосходит всякое помышление и всякий ум, не только, сказал бы я, человеков, но и ангелов: ибо не потерпел изменения ни Единородный, ни Отец Его, ни Святой Его Дух, от страдания бесстрастного Единородного во плоти и явления Святого Духа Его в виде голубя и бесстрастного произнесения свыше гласа Отца в слух человеков. Равным образом и со­зданные ангелы, и небеса, и земля, и все осталь-

135

 

 

ное не произвели изменения и страдания в сотворившем их, но все это есть дивное таинство, согласно сказанному: о глубина богатства и премудрости и разума Божия (Рим. 11, 33)!

Аэтия глава 23. Если нерожденная природа есть причина рожденной, а между тем нерожденное есть ничто, то каким образом ничто может быть причиною происшедшего?

Опроверж. Нерожденная природа не в одинаковом со всеми, но в ином смысле есть нерожденная природа в отношении к рожденному Единородному и к исшедшему от Него Святому Духу; и виновником их она служит не так, как сущее в отношении к не сущему: ибо и Рожденный не есть из не сущего и Родивший не есть не сущий и Святой Дух, от Него исшедший; иного же всего причина есть сущее. Посему Святая Троица всегда пребывает в собственной славе Своей, будучи всегда соответственна каждому названию достоинства Своего; ибо через Нее и не без Нее произошло происшедшее не сущее. Посему не Сам по Себе Отец есть виновник происшедшего, но Отец и Сын и Святой Дух сотворил все. Если же бы Сын был чуждым, как не сущий от ви­новника, то Он был бы происшедшим вместе со всеми и равным им. И Бог был бы виновником Произведенного не по рождению, а по созданию; и невозможно было бы Одному назы­ваться рожденным, остальным же созданиями,

136

 

 

но следовало или всем называться вместе с Ним рожденными или Ему одинаково со всеми называться созданием. И ничего в Нем не было бы особенного, когда бы Единый приравниваем был ко всем со стороны происхождения из не бытия, когда бы, говорю, не толь­ко ангелы приравниваемы были к их Творцу и Создателю — Единородному, но и люди, и скот и все, чему беспредельно много недостает до Его естества и достоинства. Сущий вместе с Сущим, Он поистине безвременно рожден от Него, не из не сущего, но из Него; также и Святой Его Дух не чужд существа Его и не как бы в помощь Богу произведен, как говорит Аэтий.

Аэтия глава 24. Если нерожденность есть лишение, а лишение есть потеря свойства, а поте­ря совершенно уничтожает предмет, или изменяет в другой, то как возможно название изменчивого свойства, то есть, нерожденность, приписывать сущности Бога?

Опроверж. Если тобою, Аэтий, и с твоего вре­мени мнение о Боге на основании твоих умо­заключений подано во славу Божию, согласно сказанным тобою выше словам, то я и сам, продолжая прения с тобою, с помощью Божиею, произносить буду одинаковое с тем, что говоришь ты, потому что никто из древних в ветхом и новом завете святых апостолов или пророков так не думал, как ты, поставив-

137

 

 

ший себя самого высшим Самого Бога и свободным от заблуждения. Тобою и с твоего времени Божество, согласно твоему слову, как бы в добавление к вере в Него приняло cиe твое умозаключительное искусство, каково все учение о лишении нерожденного и о рожденном, и о совершенной потере свойства, и об изменении и о наименовании Бога, соответствующем существу Его. Ибо не потому, что Бог есть Создатель всего того, что явилось после Единородного Его и Святого Его Духа, ради состава созданного изобретено было понятие лишения не присущего Богу или принято в отношении Его признание сущего в Нем, дабы созданное после принесло Богу лучшее, и представляемое было чистым в следствие лишения и неизменности Его в сравнении с ним; но потому, что Сам всегда сущий есть всецелая слава, всецело необъятный для всего созданного Им, по мере сил стремящегося к славословию Его, славословимый ангелами на языке ангелов, о котором у Апостола возвещается как высшем языка человеческого (1 Кор. 13, 1), и на языке человеческом, низшем того языка, в его мере, и по возможности еще низшими человека существами. И в каждом создании не вполне соответственно месту его в природе уменьшается или изменяется славословие; но это славословие в себе самом остается неизменным; вся тварь лишена только возможности про-

138

 

 

стираться в беспредельность в своем славословии, так как существо высочайшее всегда пре­восходит всякий ум и не испытывает превращения или изменения или преуспеяния от того, что приписывается Ему всеми, как присущее Ему: ибо Само Божество выше всего, несравнимо ни с чем и препрославленно.

Аэтия глава 25. Если нерожденность указывает на лишение, не присущее Богу, то каким образом мы скажем, что Он есть нерожденный, а не есть рожденный?

Опроверж. Нерожденность подлинно есть; но не названа нигде ни пророком, ни апостолом, ни евангелистом. И ничего удивительного не было бы употреблять о Боге это выражение: ибо оно присуще благочестивому рассудку по самому естественному закону его мышления. Ты же, Аэтий, нововведши его к нам в употребление, думаешь, что привносишь с собою как бы нечто удивительное. Ты слил и смешал благочестивый закон естества и закон веры, дарованный от Бога к улучшению рода человеческого, замысливши приравнивать в достоинстве рожденное с нерожденным, чтобы покланяемый для тебя неподобный (ἀνόμοιος) оказался равным неподобно проповедуемому тобою. Итак, если ты покланяешься Отцу по одному лишь именованию, то притворно приносишь Ему честь. И если покланяешься Сыну, признавая Его неподобным Отцу, то делаешь слияние в поклоне-

139

 

 

нии, воздавая неподобному честь равную с Тем, Который неподобен Ему. Если же по предубеждению неверия твоего ты откажешь в поклонении Сыну, то изобличен будешь всеми, не признавая достодолжно от всех покланяемого и признаваемого равным (Отцу): ибо сказано; да поклонятся Ему вси ангели Божии (Евр. 1, 6). И поклонилась Ему, славно воскресшему во плоти, Mapия и все ученики Его: ибо не имеет Он именования ни произведенного, ни созданного; Его познают рождаемым от Отца и Ему покланяются как сущему от сущего, равно как и от Него же исшедшему Святому Духу: ибо познают Его по существу чуждым произведенному, так как Он не есть произведенный или созданный, но рожденный от Отца. Посему весьма много потрудившись и потративши много времени и привнесши новые чуждые слова, ты, Аэтий, поклонишься Ему: ибо всем стать подобает пред судищем Его (2 Кор. 5, 10) и всяк язык исповесть, яко Господ Иисус Христос не чужд Богу, но в славу Бога Отца, по написанному (Филип. 2, 11) и веруемому.

Аэтия глава 26. Если нерожденность есть только название по отношении к Богу, а это название возвышает существо Божие над всем рожденным, значит, людское название почетнее существа Вседержителя, так как оно украсило Бога Вседержителя несравненным превосходством.

140

 

 

Опроверж. Нерожденность и в Боге не есть одно простое название и к созданному не приложимо по существу его. Посему и имя создания не есть обозначение одного лишь наименования. Если же между нерожденным и созданным приискивать иное имя, которое есть Сын, и притом не созданный, то кому приписать должно это избранное имя? И если мы то поставим общим у Сына с созданным, что имя среднее не называется по одному лишь простому именованию, и как в нерожденном и созидающем и созданном эти названия не принимаются за одно лишь простое именование, так и в рожденном и Сыне названия эти не принимаются за простое лишь именование, то напрасно оклеветываемое у Аэтия в его умозаключениях укажет лишь на слияние, так как поистине созданное существо, а не по одному лишь именованию таковое не может быть приравниваемо имени Сына. Поскольку и Сам Сын не принимает именования Сына за простое лишь название. И так как Сын единородный и Святой Дух не есть не сущий и не простым лишь именованием называемый, то соединяется в славе с Отцом и не сливается с именованием созданий: ибо Божество не нуждается в возвышении как не сущее и не требует высоты, хотя бы некоторыми, находящимися в неведении и не возвышалось, и существо Божества не утверждается на одном лишь произнесении Его имени со стороны некоторых.

141

 

 

И да не хвалится это произнесение со стороны человеков или иных существ, как воздающее славу Богу, будто бы в сем нуждающемуся, или как украшающее Бога Вседержителя, Бога покланяемого: оно знает Бога как Творца и Создателя своего. Без сомнения, оно не считает себя преславным и способным украсить собственного своего Создателя: потому что иначе оно себя сочло бы покланяемым, если бы не покланялось покланяемому. И напрасно против всех направляет слово речь твоя, Аэтий.

Аэтия глава 27. Если со всем рожденным связана причина, а природа нерожденная не имеет причины, то нерожденность не указывает на причину, но означает существо.

Опроверж. И со всем рожденным связана причина, и мы не признаем этого, как узнанного от тебя: ибо вера истинная предусматривает это и наперед исповедует и учит, что Бог вполне свободен от всякой причины, не примешивается ни к чему и не подлежит никакому сравнению. Поэтому и сами мы не покланяемся всему низшему существа Самого Бога, так как прилично оказывать почтение одному только неподчиненному, Отцу нерожденному, и Сыну рожденному от Него, и Святому Духу от Него и через Единородного происшедшему, поелику в Троице ничего нет созданного и подлежащего причине: ибо в Троице нет ничего из не сущего, подобно тому как в остальном подлежащем

142

 

 

причине и причиною назначенном бытию). Посему не подлежащая таковой причине Троица научила Ей лишь одной непогрешительно по­кланяться, поскольку одна Она безвиновна (свободна от причины). Все же остальное подчинено причине, так как есть произведенное и созданное, Отец же не созданный, имеющий Сына от Него рожденного, но не созданного и Святого Духа, от Него исходящего и несозданного. А при таком положении вещей ни покланяемый Сын, хотя Он и имеет Отца родителем, и Святой Дух не подлежат страданию, свойственному тому, что происходит, от причины, ни остальные создания, созданные от Отца и Сына и Святого Духа, не свободны от страдания, так как имеют причину бытия. Но ясно, что Единородный и Святой Его Дух, равно как и Отец свободны от страдания, свойственного тому, что имеют причину, потому что Сын есть существо рожденное, а не созданное. И ни Сын, в следствие того, что рожден, не будет страдать, как имеющий причину, ни Святой Дух, поелику исходит от Отца: ибо и Отец, поскольку родил и извел из Себя Самого, все же остальное, после Сына и Духа, создал, не подчиняется страданию причины, хотя все остальное в создании или рождении подвергается страданию. Итак, безвиновен Отец и Сын и Святой Дух, Сама же Троица есть причина всего, вместе творящая и вместе

143

 

 

 созидающая, а в Себе ничего незнающая сотворенного или созданного.

Аэтия глава 28. Если все происшедшее произошло от другого, а нерожденное существо не произошло ни от себя, ни от другого, то необходимо нерожденность выражает сущность.

Опроверж. И это опять приносит нам Аэтий, сообщая как нечто новое и неслыханное, чтобы явиться изобретателем диалектического искусства умозаключения, лишь только излишне указывая на то, что и не подвергается сомнению и постоянно исповедуется в кафолической церкви, как не противное истине само по себе. Все происшедшее произошло от другого, а нерожденное существо ни от Себя, ни от другого не произошло, если необходимо нерожденность выражает сущность. И что необходимее этого? ибо имя сущности, всегда употреблявшееся у самих аномеев и ариан, коварно заимствовал Аэтий, и очевидно вынуждаемый истиною исповедал. И так, поскольку нерожденность есть сущность, из Себя Самой, а не из не сущего беспорочно и бесстрастно родившая Единородного, безвременно и безначально и из Себя же Самой изведшая Святого Духа, а не из несущего, то ясно, что в святой кафолической церкви православно проповедуется Троица как единосущная, между тем как ничто из созданного не может называться этим именем, потому что ни по естеству, ни по чести нет

144

 

 

чего-либо подобного Единородному и Святому Духу: ибо остальное все создано из не сущего и не покланяемо, Троица же есть всегда, Отец, Отец совершенный, и Сын, Сын совершенный, от Отца рожденный, и Дух Святой, Дух совершенный, от Отца происшедший и от Сына приемлющий. И все в Божественном Писании и святой вере для нас ясно, и ничего нет не прямого или противного, или запутанного.

Азтия глава 29. Если нерожденное существо является в сущности рожденного, как причина, имеющая сравнительно со всякою причиною неизменяемость, то оно есть ни с чем не сравнимая самосущность, не от вне проявляющая неприступность, но сама будучи ни с чем несравнимою и неприступною, поскольку она нерожденна.

Опроверж. Часто носится с одним и тем же Аэтий, как я и сам часто говорил, вводя нас только в труд, и ничего более. Посему и в настоящем случае мы имеем необходимость приложить труд и повторять тоже самое на тоже самое, коль скоро и ему это угодно: ибо если и для существа рожденная нерожденное является родившим, то не будет никакой разницы в достоинстве из того, что Родитель рождает рождаемого, так как Он родил Его от Себя существенно, Дух от Духа, а не тело от тела. Посему является не-

145

 

 

сравнимо соприличествующим Родитель Рожденному и Рожденный Родившему: ибо не нуждается Божество в прибавлении, так чтобы в одно время Отец назван был Отцом, а в другое время нет; и Сын от союза свыше являлся как бы некогда не сущим, а потом сущим. Посему Бог Отец и Сын, и Святой Дух есть самосущность, а не иносущность: ибо Сын не есть собратний в отношении к Отцу или после рожденный, но в неизъяснимом отношении имя Отца соприличествует единосущному Сыну и действительно соприличествует Отцу и Сыну происшедший от Него, через Него и от того, что есть Его, Святой Его Дух. Посему в Отце и Сыне и Святом Духе и есть неприступное для всего того, что ниже Его и создано Самою Троицею. Троица же не неприступна для Самой Себя: ибо Она есть несозданная, и непроизведенная, и несравнимая. Посему ничто не может равняться Отцу и быть спокланяемымЕму из производенного от не сущих, а не рожденного: ибо никому из произведенных не сказал Он когда-либо: седи одесную Мене (Псал. 109, 1; сн. Матф. 22, 44 и парал.). И Единородный но сказал о ком-либо: видевый Мене, виде Отца (Иоан. 14, 9), и: Аз во Отце, и Отец во Мне (ст. 10) и: никто же знает Сына, токмо Отец, ни Отца кто знает, токмо Сын и ему же аще Он откроет (Матф. 11, 27). Откры-

146

 

 

вает же через Духа Святого, знающего и научающего, и возвыщающего в мире то, что относится до Сына (срав. Иоан. 14, 26 и 15, 26), и испытующего самыя глубины Божия (1 Кор. 2, 10). Поэтому Он и говорит: иже не чтит Сына, как чтит Отца, гнев Божий пребывает на нем (Иоан. 5, 23 и 3, 36). И не сказал: кто не чтит ангелов, как чтит Отца; не сказал также опять: кто не чтит и Сына, но Сына, как Отца. Точно также и изрекающему хулу на Духа не отпустится ни в сей век, ни в будущий (Матф. 12, 31. 32), дабы тем обозначить неприступность и несравнимость Троицы во Отце и Сыне, и Святом Духе.

Аэтия глава 30. Если Вседержитель превосходит всякую природу, то превосходит по причине нерожденности, которая есть причина существования для всего рожденного. Но если нерожденность не выражает сущности, то откуда природа предметов рожденных получит свое сохранение?

Опроверж. Прилично говорить и исповедывать, и такого мнения держаться, что превосходит всякую природу Вседержитель, от Которого неизъяснимо для нас произошел Единородный Бог – Слово и Святой Его Дух. И по сему непоколебимо не твари приписываем божество, чтобы не оказаться безумными, но превосходящую всякую природу славословим Троицу, Сына с Отцом и Святого Его Духа, как

147

не рожденного и не созданного. Поелику и Единородный и Святой Дух не иной природы, но Бог от Бога, и Свет от Света; с Отцом Вседержителем, и Сам Единородный носит название Вседержителя, как на это ясно указывает и Божественное Писание (срав. Апок. 16, 14 и Иоан. 5, 17): ибо Единородный не чужд достоинству Отца, но вполне соответствующее Ему имеет достоинство, как выразительно свидетельствует для меня святой Апостол, сказавший в Духе Святом о сынах Израилевых; ихже, говорит, служенiе, и завeти и ихже отцы, от нихже Христос по плоти, сый над всеми Бог благословен во веки аминь (Рим. 9, 4. 5). Посему Единородный есть и покланяемый и Бог, также как и Святой Дух есть Божественный Дух, и после Святой Троицы нет другого Бога. Отец же Вседержитель и Единородный Отрок Его Иисус Христос, со приличествующий достоинству Отца, и называемый Отцем будущаго века (Ис. 9, 6), со приличествующий и Святому Его Духу по не созданности, Троица всегда являемая и познаваемая, в каковой Троице для всего произведенного заключается причина, хотя Она указывает и на сущность чистую и ни с чем несравнимую, Отец в Сыне, Сын во Отце со Святым Духом, так как Она всегда имеет в Себе Самой вечность Своего суще-

148

 

 

ствования; от сей Троицы происходит сохранение всех предметов произведенных.

Аэтия глава 31. Если ничто из невидимого не существует в семени прежде самого себя, но пребывает в отдельной природе, то каким образом не рожденный Бог, будучи свободен от отделения, то видит в рожденном Свою сущность, как вторую, то как первую в не рожденном, сообразно с порядком чисел первого и второго?

Опроверж. 1. Аэтий должен был бы наперед обозначить и сделать ясными свои вопрошения, особенно же то выражение, которое подвергается порицанию и не имеет полного средства в сходстве, коль скоро ни то ни другое из названного им не может быть приравниваемо одно другому. Ибо с наименованиями многих невидимых существ он приходил к нам, так как невидимая суть не только духовные животные, разумею Серафимов и Херувимов, но и ангелы и духи и иные некоторые существа, на которых истинно исполняется то, что нет в них самих чего либо в семени: потому что никто не скажет, чтобы невидимые существа были телами. И они не рождают и не рождаются, но ясно, что созданы по изволению всегда сущего Божества, и каждое из созданных существ то получило в удел из добродетели, что уделил ему Сущий в пре изобилии не завистного Своего человеколюбия, и каждое полу-

149

 

 

чило в обладание то, что ему назначено, и в сем пребывает. А Бог свободен от всякой причины, имея все в Себе Самом, не с промедлением и раскаянием, по времени начав иметь Сына или Святого Духа Своего; но приличествующим всегда имеющему Сына образом, имея рожденного Сына и притом Единородного; имеющий же всегда Отца в Себе Самом имеет Его, всегда имея и Святого Духа, сущего от Отца и от Сына приемлющего.

2. И ни в бесславии, ни в приложении славы не заключается полнота (совершенства) всегда сущего Божества. Поелику же ничто из созданного не существует всегда, то видела ли когда Себя Саму Троица в меньшей полноте? или же прежде видела в меньшей полноте, теперь же, с прибавлением к существу, как нуждающаяся в чем либо, после создания того, что создано, увидела Себя саму в более изобильном приложении славы или полноты? И со всех сторон не остается ни одного места убежища для желающих противополагать истине и выставлять на вид умозаключительные человеческие измышления, так как достоинство Бога Отца и Сына и Святого Духа превосходит всякий ум ангелов и высших их существ, а тем более — естества человеческого: помышления бo человеков боязлива (Прем. Сол. 9, 14) и тленны помыслы их, облекающие себя в умозаключения и соизыскания.

150

 

 

Так иные, востязуемые собственными своими умозаключениями, как бы в софистическом каком предположении, задаются решением вопроса о зле, откуда оно получило начало, иные же,— откуда и для чего явился дьявол, другие же об имеющем согрешить человеке, для чего Бог создал его таковым, а создавши его таковым, для чего потом обвиняет его, чтобы все, измучившись в помыслах своих, познали себя тленными и воздали честь и знание Отцу и Сыну, и Святому Духу, то есть, единой Троице, от Нее требуя знания истинной веры и получая его, дабы не пытались превосходить собственную меру, но научились заставить умолкнуть ослепленное помышление и не мудрствовать возбужденным языком и неразумными помыслами своими, умудряться же более разумным изречением Святого и Божественного Писания, научающего не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати, но мудрствовати в целомудрии (Рим. 12, 3).

Аэтия глава 32. Если Бог пребывает в не рожденной природе, то должно отнять от Него знание Самого Себя в рождении и нерожденности. Если же допустить простертие Его сущности в нерожденном и рожденном, то Он не узнает Своей сущности, отвлекаемый рождением и нерожденностию. Если же рождение, хотя и причастно нерожденному, но нескончаемо пребывает в природе рожденного, то оно

151

 

 

познает себя в несовершенной природе, не сознавая причастности нерожденному. Ибо невозможно иметь о себе знание и как о нерожденной и как о рожденной сущности. Если же нерожденное есть нечто но важное по причине склонности к изменению, то достоинство природы состоит в неизменяемой сущности, а между тем нерожденная сущность признается выше всякой причины.

Опроверж. 1. Несомненно, что Бог пребывает в нерожденной природе; сотворивший и создавший все из сущего Отец, родивший от Себя Сына единосущного Себе Самому и со приличествующего вечности Его, и Святой Дух от Него изшедший, приличествующим образом пребывающий в единосущии с Ним. И поелику Троица создала из не сущего существующее, видимое и невидимое, новым именем созданного не уничтожается соответствующее достоинству Бога, то есть, вечность сущего. Отъемлется же от созданного высшая и превосходящая все сущность, как не единосущная ему, но Сама вызвавшая его из небытия к бытию. Посему рожденный Сын приличествующим образом созерцается как произшедший, не из не сущего, но от Сущего, при чем существо не терпит ни растяжения, ни сокращения; но будучи Духом, Отец родил истинно Духа Сына, и извел из Себя Духа Святого и не не знает Себя Самого и не знает сущности Своей со-

152

 

 

кращаемою, или расширяемою, или подверженной рассечению (ибо все это признавать относительно Бога весьма неразумно, равно как и то, чтобы Божество, Которое есть Дух Святой, не знало Себя). И как не рожденный не не причастен рожденному в единосущии, так и рожденный не не обладает вместе с Отцом вечностью (ибо Отец знает Сына и Сын знает Отца, Матф. 11, 27; срав. Луки 10, 22 и др.), так как Троица всегда нескончаемо пребывает не созданною, и существует нескончаемо, и так как Единородный рожден от всегда Сущего, истинно сущего, и в собственной совершенной природе. Посему Он знает Себя Самого, и ни Сын не не знает не рожденное существо Отца, ни нерожденный—существо рожденного от Него Сына, так как достоверно единородное Слово Божие, сказавшее: никто же знает Отца токмо Сын, ни Сына, токмо Отец (Матф.11,27).

2. Посему да изгладится объявленное безрассудным Аэтием, как судиею, решение, что невозможно иметь о себе (знание) и как о не рожденной, и как о рожденной сущности: ибо Единородный уже наперед уничтожил это его судительное слово, сказавши, что Его Самого знает Отец, и никто иной, обнявши этими словами и существование Святого Его Духа, как и в ином месте говорит, что Дух Отца вы научит (Иоан. 14, 26). Если же Дух есть Дух Отца, то и Он не не знает Отца. А сказавши: никто же

153

 

 

знает Отца, токмо Сын, Он указывает Себя Самого и Отца и Духа Святого, превосходящего все иное не вечно существовавшее, но произведенное. И если Он наперед заметил, что Он всегда знал Отца, то напрасно Аэтий подходит к нам с пустыми словами, ясно показывая всем, что рассуждает как человек, плотски востязуемый и пребывая душевным по отношению к знающему и Себя Самого, и Отца, и Святого Его Духа. Итак изъят от всякой причины Бог не только Отец, но и Сын, и Святой Дух, так как Божество Отца и Сына и Святого Духа исповедуется как высшее всякой причины.

Аэтия глава 33. Если не рожденное изъято от всякой причины, и существуют многие не рожденные, то они будут иметь ие изменяемую природу. Ибо нельзя допустить, чтобы соделавшись причастною природы общей и особенной, одна сущность творила, а другая была производима.

Опроверж. Признано, что не рожденное изъято от всякой причины, потому что одно есть не рожденное и покланяемое, при чем покланяемое исключается из числа покланяющихся. Покланяема же есть Троица, сущая единица, и в одном имени исчисляемая есть Троица, Отец и Сын, и Святой Дух, не чуждое Себя Самой приобретшая в Себе Самой, но со приличествующим образом Отец родил Сына, и не создал: ибо рожденное есть от Самого всегда

154

 

 

Родителя, потому что Оно есть рожденное от Сущего, как и от Него же изшедший Святой Дух, так как Троица находится в одном не созданном единстве, между тем как все остальное создано от Самой Троицы из не сущего. Отсюда единая Троица есть Бог Отец и Сын и Святой Дух, не имеющая в Себе Самой что-либо чуждое Себя Самой, не созданная, не рожденная, не произведенная, Троица не сотворенная, но творящая, не имеющая в Себе имени создания, но создающая, едина сущая, а не многие. Все же остальное от Нее произведенное существует во множестве, но не сопричисляется к Ней; посему и не предназначено к общению, будучи иной природы с сущностью несравнимою. Поэтому в существе Бога находится не созданная какая-либо природа, но зиждительная для всего не могущего приобщиться единосущием к несравнимой и единой сущности Отца и Сына и Святого Духа, как Она (Троица) и Сама ясно открывает принявшему познание истины, что Она одна служить предметом поклонения, а не все, также как и Она одна крещает во имя Свое (Матф. 28, 19), а не все.

Аэтия глава 34. Если всякая сущность не рожденна, то ни одна не будет отличаться от другой по своей не подчиненности. Каким же образом может кто либо сказать, что одна изменяется, а другая изменяет, если он не до-

155

 

 

пускает, что Бог производит не из готового вещества?

Опроверж. Всякий из восстававших на истину, собравши себе несколько словечек, с тем чтобы вызвать ими удивление, казалось, действовал на некоторых в смысле опровержения истинного учения и отводил от пути жизненного и приносил погибель. Так и сей Аэтий ныне, не говоря в сущности ничего сказанными сейчас словами, повидимому, поражает изумлением людей простосердечных, говоря до излишества о том, что уже говорено им было, и как привык часто произносить одно и тоже имя, так и в настоящее время употребляя его. Не всякая сущность у людей самых разумных признается нерожденною, потому что иначе всякая считаема была бы Божественною. Если же не все сущности считаются Божественными, но лишь одна предпочтительно пред всеми, которая есть единое Божество в Троице, то что же еще останется у безрассудного сего (Аэтия), что бы могло приводить в изумление сынов истины? Будет также и различие одной сущности от другой, потому что Троица созидает, все же остальное Ею создано. И Она есть сущность неподчиненная, произведенное же Ею находится в подчиненности. И это изменяется, Она же имеет непреходящую природу, изменяя всегда изменяемое Ею и имея силу производить из не сущего сущности и су-

156

 

 

щества: ибо это со приличествует Богу, чтобы произведенное Им не из готового вещества и из не сущего и приведенное к бытию Он мог изменять как хочет по распорядку.

Аэтия глава 35. Если всякая сущность не рождена, то всякая неизменяема. А если сущность имеет свойство неизменяемости, то должно приписать ей действие и страдание самопроизвольное. Если же существует много не рожденных и не изменяемых, то нельзя будет исчислить их различия. Ибо нельзя исчислить различающееся ни вообще, ни в частности, так как всякое различие указываете на некоторое отделение причины от обособленной не рожденной природы.

Опроверж. Не всякая сущность не рождена: это и в помысле иметь безрассудно, и таковое помышление и изречение есть плод эллинского неразумия, утвердительно ли или вопросительно высказано оно Аэтием. Но очевидно, что вопросительно. Итак пусть и спрашивает он об этом чад эллинских. И они пусть слагают ему вопрос из умозаключений, утверждая, что какая то материя современна Богу. Но если он согласен с ними, то пусть и изобличен будете вместе с ними, так как истина принимает лишь одно творящее, и так как лишь в одной сущности заключается Троица совершенная, не по слиянию исчисляемая. Все же иное есть произведенное, и созданное

157

 

 

и не нерожденное. Но так как Божество не создано, Отец рождающий, Сын рожденный и Дух Святой посланный от Самого Отца и от принадлежащая Сыну приемлющий, все же остальное создано, и так как Бог неизменный пребывает в силе, так впрочем, что в Троице со приличествующим образом все Божество возводится к Отцу, как в видах оправдания и непоколебимости истины единства Божества, так и в видах устранения многобожия, то неизменяемость остается в силе, а вместе с тем приличным здравому смыслу образом устанавливаются отношения к Отцу Сына и Святого Духа. Если же это так, то уже с самого начала падает коварный замысел вопроса: ибо не много неизменяемых, но одна Троица в единице, и одно Божество в Троице. Все же остальное далеко отстоит, так как ни оно само по себе не имеет возможности страдать или действовать, ни Святая Троица не может в делании чего либо страдать, будучи всецело бесстрастною и покланяемою, разумею Отца и Сына и Святого Духа: ибо сотворил Бог чрез Сына все, но не Сына, так как Он не состоит в числе этого всего; Он содействует Отцу и спокланяем Ему. Также и Святой Дух не сотворен Отцом, ибо не причисляется ко всему, но утверждает силу всего и спокланяем Отцу. Из всего же подчиненного промышлению Единого каждое

158

 

 

существо движется и действует, страдает и прочее. Посему одна Троица неизменяема Сaма в Себе, все же иное от Нее произведенное изменяемо: ибо оно ни современно, ни совечно Ей. Одна лишь Троица есть вечная и не рожденная, так как Сын рожден безвременно и безначально, всегда есть, и никогда не перестает быть. Отсюда Божественное слово непоколебимо научило признавать Отца главою, а не началом Сына (1 Кор. 11, 3), по причине единосущия. И Дух Святой вечно существует и от Отца послан, но всегда пребывает со Отцом и не от времени начал быть.

Аэтия глава 36. Если не рожденный и Бог указывают взаимно на одно и тоже, то нерожденный родил нерожденного. Если же нерожденное указываешь на одно, а Бог на другое, то не неуместно Богу родить Бога, так как тот и другой получил бытие от нерожденной сущности. Если же прежде Бога ничего не было, как и действительно не было, то Бог и не рожденное означают одно и тоже, так как рожденное не допускает нерожденности, а потому и не может быть называемым вместе с Богом и отцом своим.

Опроверж. 1. Откуда прикажет Аэтий приобрести нам смысл предлагаемых им вопрошений и рассуждений? И если он утверждает, что из рассуждений и умозаключений, то и добы-

159

 

 

тое нашим мышлением падет вместе с ним: потому что Бога никто не может когда либо постигнуть с помощью умозаключений, и не может сказать здание создавшему е, почто мя сотворил ecu тако, по написанному (Рим. 9, 20). Но от благочестивого рассудка и справедливой непоколебимости должно восходит к учению Святого Духа, открытому в Священных Писаниях. А так как непреходящее слово Писания учит нас о послуживших твари, что они объюродеша (Римл. 1, 25. 22), то и Аэтий разве не оказывается принимающим тварь за Бога, покланяющимся ей и почитающим ее? Между тем истинная вера отвергает покланяемость в созданном и созданность в покланяемом: ибо если в этом нет совершенно никакого различия, то для воздающих честь твари ничего предпочтительного не будет в христианстве, и таковая вера будет более идолослужением, нежели богопочтением, потому что и язычники покланяются солнцу, и луне, и силам, небу и земле, и иным созданиям. И дивное превосходство созданий не делает никакого различия между ними, и особенность некоторых из них не произведет различия в равночестности в следствие одноименности, хотя бы они и отличались от других превосходством: ибо Один есть сотворивший и то и другое, и назначивший каждому из них отличие не имени, но существа, потому что во всем созданном

160

 

 

создание именуется рабским, а не свободным. И если рабское в одной части покланяемо, то и в другой части поклонение ничем не будет отличаться, хотя оно находится и в подчиненном состоянии: ибо оно равно сродно высочайшему созданию, получивши в удел бытие из не сущего от Сущего. Отсюда нерожденность со приличествует Богу и Бог нерожденности. Посему рожденное мы называем не произведением и не творением, но Сыном, существенно от Отца в чистоте рожденным, единосущным Отцу и спокланяемым Ему и Святого Духа изшедшего от Него и не чуждого Ему, а посему и спокланяемого. Другому же какому либо из созданных существ не приписывается имя Бога, по причине различия в нерожденности, поелику ему определено бытие из не сущего. А Троица имеет вечное бытие и не иное нечто есть Бог и иное нерожденное.

2. Ты, Аэтий, и Сына признаешь рожденным От Отца притворно, а не по истине: ибо все рожденное не есть созданное, и созданное не есть рожденное. Если же рожденное называется созданным, то оно есть созданное в ином смысле, как например можно сказать: люди рождают людей, но нельзя сказать, что они созидают их; в начале же они сами созданы от Бога. Посему ими рождается рождаемое, все же создано от Бога, а Бог Сам есть не созданный, но родивший Себе Самому Сына

161

 

 

а не создавший, и не рождает Его иным от Своего существа. И так каким образом, когда Отец пребывает не созданным, рожденное от Него будет созданным? Если же рожденное Им есть созданное, то Оно рожденным уже не может быть названо. И много противоречий вызывает таковое нелепое мнение. Да и Богу не прилично быть некогда без Сына, а после называться Отцом после рождения Сына. И Сыну неприлично, чтобы время было прежде Его: потому что в таком случае время будет больше Его величия. Но и Отцу со прилично всегда иметь в тождестве достоинств Своих существо не перестающее и вечное. А что прежде Бога ничего не было, это также ясно. И так Бог, как сказал Аэтий, и не рожденное означают одно и тоже. И таким образом, запутываясь в своих собственных противоречиях, он не более ли обвиняет себя, чем утверждает свое учение? Ибо если Бог вместе с Богом, как и действительно, есть, то и нерожденность допускает он в понятии рожденного Сына, Который в Своем понятии заключает и понятие: Бог. Возвещается же вместе с Отцом рожденный от Него Бог, и не созданный, и со Отцом почитаемый Бог Слово, хотя Аэтию и не представляется это, когда все создания покланяются Сыну и всяк язык исповедует, яко Иисус Христос в славу Бога Отца (Филип. 2, 11), Которому слава

162

 

 

Отцу в Сыне со Святым Духом, во веки веков. Аминь.

 

Поставленное в конце приветствие Аэтия.

 

Саморожденный Бог, по сему названный единым истинным Богом от посланного Им Иисуса Христа, истинно существовавшего прежде веков и истинно рожденной ипостаси, да соблюдет вас невредимыми от нечестия во Христе Иисусе Спасителе нашем, через Которого всякая слава Богу и Отцу, и ныне и во веки веков. Аминь.

Опроверженее. 1. И при конце, пиша к сборищу своему, которое называет борцами, Аэтий не оставил употребить столь нечестивые слова, но и в приветствии показал свое чуждое истины учение; ибо говорит: невредимыми вас (да соблюдет) саморожденный Бог, не видя, что одним словом разрешил все свои рассеянные там и сям изыскания; потому что, сказавши в выше поставленных главах о нерожденном Боге, будто Он не предвидел и того, что Сам Себя не творил, здесь привводит к нам понятие саморожденности. Всякий же разум (человеческий) бывает в забвении себя самого, чтобы быть изобличенным в заблуждении. За тем говорит: посему и названный единым истинным Богом. По его же слогу и мысли он или отрицает то, что Сын

163

 

 

есть Бог, и потому напрасно клевещет на имя, называясь именем христианина, или хотя и считает Сына Богом, но не истинным, и посему у него будет один Бог истинный, и один не истинный. По подчинению же одного под другим равно и Святого Духа в меньшем и низшем чине полагая, или опять будет признавать меньшего Бога или, не сопричисляя Его к Троице, во всяком случае будет чуждым христиан сей жалкий человечишко, и уже совершеннейшим эллинном объявлен мог бы быть и к числу саддукеев причтенным, чуждым Святого Духа, как это и действительно есть; причисляем же его к эллинам, поелику утверждает, что один Бог есть великий, и один малый, один истинный, и один неистинный, как признают эллины, именующие одного великим Богом (то есть, Зевса), других же малыми. Между тем Божественное Писание ясно обличает его и говорить как об Отце, что Он есть Бог истинный (1 Иоан. 5, 20), так и о Сыне, что Он также есть Бог (там же; срав. Иоан. 1, 1); и об Отце, что Бог свет есть (1 Иоан. 1, 5), о Сыне же: бе свет истинный (Иоан. 1, 9), и о Святом Духе, что Он есть Дух истины (15, 26; 16, 13). И так по истине Троица возвещается у нас в мудрости и глубине богатства (Рим. 11, 33).

2. За тем еще по порядку говорить: от посланнаго Иисуса Христа. И не постыдился лишить

164

 

 

Единородного достойного Его имени Бога, но употребил лишь простое название (Иисус Христос), как признался и в выше поставленных главах, оказывая Сыну почесть в имени простым лишь именованием. Однако же говорить, что Он произошел истинно прежде веков, и есть истинно ипостась рожденная. Да соблюдет же, говорит, от нечестия. И всякая порочная женщина имеет обыкновение возвышать и воcхвалять перед другими свой образ жизни. Так и Аэтий, не видя, до чего стал нечестив, считает себя благочестивым, подобно тому как одержимые умопомешательством считают себя самих в разуме, других же сумаcшедшими. Потом же, сказавши: во Христе Иисусе, не осмелился добавить: Господе нашем, но только притворно сказал: в Спасителе нашем. И наконец говорит: чрез Котораго всякая слава Отцу и ныне, и всегда и во веки веков, аминь. И даже слова: всякая слава употребил с тем, чтобы отнять у Сына честь и славу, чего никогда не допустил бы никто из благочестивых и принявших от Святого Духа дар истинной веры.

3. Это все предприняли мы в опровержение сказанного Аэтием в 37 главах с диалектическим искусством и при помощи умозаключительных положений человеческого обмана. Увещаваем вас внимательно читать это, и вы прямо узнаете, чада христиан, и рабы Христо-

165

 

 

вы, и сыны истины, все земное его пустословие и чуждое Духа Святого учение. Он не дерзнул, хотя бы одним словом, упомянуть Божественное слово, или какое либо изречение Ветхого или Нового Завета, ни из закона, ни из пророков, ни из евангелия, ни из апостольских писаний, ни привести свидетельство кого либо из патриархов, ни Самого Спасителя, ни Отца, ни изречения Святого Духа, сказанного чрез апостолов или чрез пророков, чтобы чрез то вполне изобличенным оказаться пред друзьями истины в том, что он во всем является чужд Бога и веры Его. Думаю же, что и мы ему и его определениям достаточно противопоставили доказательству по возможности словом простым, но заимствованным от Божественных писаний и самого благочестивого рассудка. И поелику в опровержениях против него мы довольно ясно вели рассуждение о вере, то мы считаем этого достаточным, дабы, присоединивши что либо, не произвести какого либо излишнего затруднения при чтении. Но взявшись опять за слово, в сокращении скажу еще не многое против того, что он, возгордившись разумом, после выражения чудовищной веры своей и ненависти ко Христу и Святому его Духу, дерзнул в гордом уме своем помыслить и устами своими и устами наученных им надменно с хулою высказать.

4. Этот человек (Аэтий) сам и наученные

166

 

 

от него вообразили себя выше всякого человека в том, что будто бы познали Бога не только верою, но и ведением по естеству, как я и выше упоминал о них, говорящих, что они не просто знают Бога в знании верою, но так, как кто либо может знать все видимое и осязаемое руками его, как например, если бы кто либо взял руками камень или дерево или орудие из какого либо иного вещества. Так и сей дерзкий сказал: я знаю Бога так, как себя самого, и не настолько знаю себя самого, как Бога. Впрочем говорить и слушать безумное для многих служит к обману, а для разумных к осмеянию: ибо кто из подвергшихся умоповреждению и неистовству не может и других увлечь к тому же безумию, особенно же последующих и послушных им? Если бы кто спросил его и последователей его: не рассказывай мне, что ты познал Бога несравнимого и непостижимого, не воспринимаемая по виду, а познаваемого верою рабами Его, но расскажи мне об основаниях земли, о хранилищах бездны, о жилах моря, о месте ада, о мерах воздуха, о виде и широте небес, о том, в чем состоит вершина высшего и придел низшего, что лежит направо и что налево, о создании твари и себя самого и о не выразимом по числу и измерению на земле (если они слышать это как мы слышали от обманутых им),

167

 

 

то, притворно уклоняясь к софистическим отговоркам, говорят, от него наученные, что все это телесное, и мы не можем познать сего. Бога же, сотворившего оное, знаем ясно, каков Он, и как существует, и какими качествами обладает, и кто Он есть. Кто, услышавши это, не подвергнет сего тотчас осмеянию? Ибо совершенно нелепо, что он говорит, будто Художника и несравнимого, и неизъяснимого он познал и точно понял (и если бы он говорил, что познал и точно понял верою, но не дерзал бы и они не дерзали говорить, что ведают Его как бы осязая), произведенного же Самим несравнимым, что по виду может быть предметом удивления для видящих, говорить он, как и его единомышленники, не знает, между тем как в особенности везде Божественные Писания ясно проповедуют о Боге, что Он невидим и непостижим, и не объемлем для ума, но только верою по истине познается, яко есть и любящим Его мздовоздатель бывает (Евр. 11, 6).

5. Когда же кто либо из имеющих правильное мнение о славе Божией, о вере и любви, и непостижимости скажет им: мы знаем Бога непостижимого, Бога невидимого, неизъяснимого, истинно знаем Его, но как невидимого и непостижимого, тогда сей, приносящий нам новое искусство состязаться, насмешливо и болтливо, будто рассказывая какую басню, дер-

168

 

 

зает сказать: кому уподобляетесь вы и ваша вера? — Деве опороченной, но слепой и глухой и немой, которая известна всем знающим ее только потому, что опорочена; спрошенная же о том, кто ее опорочивший, не слышит, да и знать о сем не может, ибо не видела опорочившего, по причине слепоты, и объявить не может, по причине немоты. Но сие на оборот можно отнести к нему и к его речи, по написанному: обратится болезнь его на главу его (Псал. 7, 17) и: падет в яму, юже содела (ст. 16) и подобное сему: ибо он подобен слепому от рождения, который говорит и много говорит, и слышит и знает имена белого и черного, синего и зеленого и красного и других различных цветов, света и тьмы, имена чего слышатся, но не знает, что такое вид и не может вполне растолковать его, по той причине, что от начала родился слепым, не знает также ни отличия каждого качества цветов, ни вида их, потому что взаиморазличение имен каждого из них возможно с помощью опыта, через чувство зрения производимого, но для незнающего от начала вида их не возможно сделать такой опыт ни с помощью речи, ни посредством чувства осязания и прикосновения. Таким образом, как слепые от рождения разговаривают о сем, и зная, что черное противополагается белому, зеленое синему, что затем различаются пурпуровый и

169

 

 

червленый и иные цвета, спрошенные нами о качестве вида и цвете каждого качества, ее могут ни сказать об этом ни быть наученными от нас, но только посредством слова приводят свой ум к убеждению, однако же обманывают слушающих, как будто в совершенстве умеющие различать цвета, хотя говорят лишь на словах, не имея ведения о предмете по самой непостижимости его для них: так и сей приходит к нам со словами о Боге и с насмешкой говорит, об опорочении немой и глухой и слепой девицы, скорее сам опороченный по хуле своей и обладая незнанием как бы слепотою от рождения, говоря о Боге, но только на словах, а на деле приуготовляя научаемых от него к бесстыдству.

6. Ничего нет неприкосновенного для их дерзости. Так они хулят имена пророков и апостолов. Когда обличаемые кем-либо бывают теснимы, тотчас отбегают, отскакивают и говорят: это апостол сказал как человек, или же иначе: что ты приводишь мне изречения из Ветхого Завета? И не удивительно, что аще, по изречению Спасителя, господина дому Веелзевула нарекоша, колми паче домашния его (Матф. 10, 25). Ибо если Самого Господа и истинной славы Его отрицаются, то насколько более пророков Его и апостолов? Доходя же до еще большего безумия, наученные от него и их преемники некто Евно-

170

 

 

мий, ложно так именуемый *, живущий и до сего времени, дерзнул на великое зло: он перекрещивает тех, которые уже крещены, не только из приходящих к нему от православных и еретиков, но и от самих ариан. Перекрещивает же их во имя Бога не созданного, и во имя Сына созданного, и во имя Духа Осветителя, созданного от Сына, также созданного. И дабы видно было все дело их обмана, шарлатанства и сценического искусства, чтобы ясно было, что возвещаемое ими учение не есть учение веры, но дело подражателей в театральном искусстве (комедиантов), некоторые утверждали, что он крещает перекрещиваемых головою, ногами вверх, а головою вниз, и таким образом принуждаешь их дать клятвенное обещание не отступать от его столь хитросплетенной ереси. Говорят также, что сам Аэтий, после кончины Констанция, вызванный из ссылки царствовавшим в то время Юлианом, еще будучи диаконом своей ереси, возведен был в сан епископа епископом его же ереси.

Вот что до нас дошло об Аэтие и учениках его, к которым некоторые прилагали имя аномеев **, по причине того, что они еще

___________________

* Имя Евномий (Eὐνμιος) означает: благозаконный, благоустроенный.

** Имя Аномей значит собственно: неподобный (ανoμοιος). Так

171

 

 

более и ужаснее ереси Ария мыслили нечестиво. Каковую ересь по возможности исследовавши, с Божию помощью, по частям, как бы какое многоногое пресмыкающееся, называемое сколопендрою и иулом *, подвергши попранию ногою истины и стерши истинным исповеданием Единородного, с обычным благодарением Богу, как получившие от Него силу в помощь нашей немощи, мы теперь переходим, возлюбленные слушатели, по силе нашей и разумению нашему, к дальнейшим в предположенном порядке ересям, призывая, как я сказал, Самого Владыку соприсутствовать нам при указании и опровержении их, чтобы силою Его мы могли исполнить обещанное нашею малостью и слабостью.

__________

___________________

назывались еретики, признававшие Бога Сына не подобным Богу Отцу по существу, не единосущным Ему.

* Самые названия: сколопендра (от σχόλοψ—заноза, жало) и иул (пушок, напр. на бороде) указываюсь на род пресмыкающихся ядовитых жалящих, каковым уподобляет св.Епифаний аномеев.

172

 

 

ОБ ЕРЕСЯХ.

 

КНИГИ ТРЕТЬЕЙ ОТДЕЛЕНИЕ ВТОРОЕ.

 

Во втором отделении той же третьей книги, а по вышесказанному счету числа отделений—в седьмом, каковое отделение есть и конец всего творения, содержатся четыре ереси:

1. Димириты, исповедующие несовершенное вочеловечение Христа. Из них некоторые дерзнули называть тело единосущным Божеству, а некоторые отрицали, что Христос воспринял душу, некоторые же, опираясь на изречение: Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), отрицали, что Он принял плоть от созданной плоти, то есть, от Марии, но упорно говорили одно, что Слово плоть бысть; напоследок же по какому соображению, не знаю, начали утверждать, что Он не воспринял ума.

2. Аитидикомарианиты, говорящие, что Святая Мария Приснодева, после рождения Спасителя, сожительствовала с Иосифом.

3. Коллиридиане, во имя той же Марии приносящие в один назначенный день года неко-

173

 

 

торое печенье (коллириду), каковым мы и дали название Коллиридиан.

4. Массалиане, что значить молящиеся. К ним примыкают и из прежде бывших еллинских ересей так называемая Евфимиты, Мартириане и Сатаниане.

Это есть и оглавление седьмого отделения и конец трех книг. Всех же ересей вместе 80. А на конце третьей книги, отделения же седьмого в заключении присоединены: исповедание веры Кафолической церкви, защищение истины, проповедь Евангелия Христова и образ Кафолической и Апостольской церкви, которая, от века существуя по преемству времен, яснее всего открылась в пришествии Христа во плоти.


Страница сгенерирована за 0.21 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.