Поиск авторов по алфавиту

Автор:Осипов Алексей Ильич, профессор

Осипов А. И., проф. Значение апостольской преемственности для священства и пастырства по учению отцов Церкви

Доклад на IX Собеседовании представителей Русской Православ­ной Церкви и Евангелической Церкви Германии.

I. Сакраментальная сторона жизни Церкви весьма широка. Она включает в себя все священнодействия, совершаемые в Церкви, как утвержденной "на основании апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем" (Еф. 2, 20)- Ибо каждое церковное священнодействие, таинственно приобщая естество тварное и, прежде всего человека, благодати Духа Святого, является, в своей мере и степени (I Кор. 15,41), таинством, дарованном апостольской Церковью всем верующим для их освящения, исцеления, обожения. Достаточно для примера упомянуть чин освящения воды, или постриг монашеский, в которых благодать Божия действует на верующих с не оставляющей сомнения очевидностью. Не потому ли у древних церковных писателей не редко встречаем в перечислении таинств те священнодействия, которые впоследствии хотя и перестали именоваться таинствами, чтобы выделить этим наименованием из среды всех семь первостепенных, но остались в Церкви с тем же смыслом, значением, а многие и употреблением до сего дня, каковые были им присущи в древней Церкви. Признание этого факта имеет жизненно важное значение для христианина, ибо наполняет его веру более глубоким содержанием и тем самым способствует большему его освящению Духом Святым. Однако это признание требует в качестве непременного условия принятия в первую очередь священства и пастырства как особого, отличного от "царственного священства" (I Петр. 2, 9) всех христиан богоустановленного служения, посредством которого происходит освящение всех верных этими многоразличными дарами благодати Божией. Ибо если апостольская" преемственность, взятая в полном объеме своего выражения, обнимает собой существо всей жизни Церкви во всех ее сторонах и проявлениях: в учении веры и нравственности, в духовной и сакраментальной жизни, в каноническом устройстве, - то, в конечном счете, концентрируется она именно в особом служении священства и пастырства как средоточии и выразителе учения, власти и священнодействия в Церкви. По этой причине приобретает особую значимость вопрос о характере и формах передачи апостольской благодати священства и пастырства от первых учеников Христовых к бесконечному ряду их преемников. 2. Священное Писание определенно говорит о богоучрежденном характере апостольства (Мр. 3, 13-14; 6,7; Лк. 6,13; 10,1; Ин. 15,16; Деян, 20,28; I Кор.'15, 9-Ю; Гал.1,1 и др.) и других видов служения "для созидания Тела Христова" (Еф. 4,11; ср.1 Кор. 12, 28). Оно указывает и формы поставления на священнослужение в Церкви: избрание и хиротония (напр., Деян. I, 16-26:14,23; 2 Тим. 1,6; Тит. 1,5). Особое значение при этом придается рукоположению, всюду упоминаемому при поставлении пастырей на служение. Но как понимать эти указания Священного Писания: как преходящие факты, имевшие место в первые христианских общинах, или как вечное установление Божие в Церкви? Не касаясь сейчас экзегезы соответствующих мест Писания, уже, увы, не могущих ответить современным, далеко отошедшим друг от друга в понимании Писания христианам разных конфессий, обратимся к Священному Преданию Церкви. Что говорят древнейшие отцы, жившие непосредственно в послеапостольское время, о значении рукоположения, преемственно идущего от апостолов, для священства и пастырства, о богоустановленности этого служения в Церкви? Приведем их свидетельства. Св. Климент Римский: "Апостолы были посланы проповедовать Евангелие нам от Господа Иисуса Христа, Иисус Христос от Бога... Проповедуя по различным странам и городам, они первенцев из верующих, по духовном испытании, поставляли в епископы и диаконы для будущих верующих". Он же: "И апостолы наши знали чрез Господа нашего Иисуса Христа, что будет раздор о епископском достоинстве. По этой самой причине они, подучивши совершенное предведение, поставили вышеозначенных служителей, и потом присовокупили закон, чтобы когда они почиют, другие испытанные мужи принимали на себя их служение. Итак, почитаем несправедливым лишить служения тех, которые поставлены самими апостолами или после них другими достоуважаемыми мужами, с согласия всей Церкви ... И немалый будет на нас грех, если не укоризненно и свято приносящих дары будем лишать епископства". Итак, по св. Клименту, апостолы сами ставили епископов и установили "закон" преемства в этих поставлениях на будущее. Св. Игнатий Богоносец в своих посланиях пишет о епископском служении как установленном Самим Господом Иисусом Христом и, отсюда, о величии этого служения. Обращаясь к церкви Филадельфийской, например, он пишет: "Приветствую ее кровию Иисуса Христа, которая есть вечная и непрестающая радость для верующих, особенно если они находятся в единении с епископом и его пресвитерами и диаконами, поставленными изволением Иисуса Христа, которых по благоволению Своему Он утвердил непоколебимо Святым Духом Своим. Я узнал, что епископ ваш не сам собою и не через людей принял это служение обществу верующих, не из тщеславия, но по любви Бога Отца и Господа Иисуса Христа". "Ибо всякого, кого посылает домовладыка для управления своим домом, нам должно принимать так же, как самого пославшего. Поэтому ясно, что и на епископа должно смотреть, как на Самого Господа".4 Отсюда и естественный вывод: "Ибо, которые суть Божий и Иисус-Хри¬стовы, те с епископом".5 Замечательна просьба св. Игнатия к филадельфийцам принять участие в избрании и поставлении епископа в Антиохии: "Блажен, о Иисусе Христе, кто удостоится такого служения, - пишет он о будущем епископе, - а вы будете за то прославлены. Если вы хотите, то это не невозможно для вас ради имени Божия, так как ближайшие церкви уже послали епископов, а некоторые - пресвитеров и диаконов". Поскольку мученическая кончина св. Игнатия относится к 107 году, следовательно, в это время преемство в поставлении епископов было само собой разумеющейся нормой в жизни Церкви. У св. Иринея Лионского мы узнаем, что апостолы поставили, например, первого епископа Римского Лина, и далее он последовательно перечисляет его преемников до своего времени включительно: "... ныне на двенадцатом месте от апостолов жребий епископства имеет Элевфер. В таком порядке и в таком преемстве церковное предание от апостолов и проповедь истины дошли до нас. И это служит самым полным доказательством, что одна и та же животворная вера сохранилась в Церкви от апостолов доныне и предана в истинном виде. И Поликарп... апостолами был поставлен в епископа Смирнской церкви в Азии". Св. Ириней даже пишет: "Все, желающие видеть истину могут во всякой церкви узнать предание апостолов, открытое во всем мире; и мы можем перечислить епископов, поставленных апостолами в церквах, и преемников их до нас...". Св. Ириней, пользуясь еще апостольской терминологией, не делает иногда различия между понятиями "пресвитер" и "епископ", однако в то же время очень четко высказывается о наличии постоянной апостольской преемственности в Церкви. Так он призывает: "Поэтому надлежит следовать пресвитерам в Церкви, тем, которые, как я показал, имеют преемство от апостолов и вместе с преемством епископства по благоволению Отца подучили известное дарование истины, прочих же, которые уклоняются от первоначального преемства и где бы то ни было собираются, иметь в подозрении, или как еретиков и лжеучителей, или как раскольников..." Очень важным представляется следующее свидетельство Климента Александрийского. Рассказывая о последних годах жизни апостола Иоанна Богослова, Климент пишет: "Когда по смерти тирана он возвратился, с острова Патмос в Ефес, предпринял он путешествие по соседним местностям для привлечения (ко Христу) язычников, поставления епископов, введения порядка в церквах, поставления в клир одного или нескольких, назнаменованных Духом Святым". Как справедливо замечает В. Экземплярский, "из этого места несомненно, что по воззрениям Климента во времена апостольские не признавалось права за самими обществами верующих поставлять себе членов клира". Таковое право принадлежало только апостолам и, как свидетельствуют другие отцы, непосредственно поставленным ими и их преемниками епископам (пресвитерам). Из древнейшего периода Церкви можно привести еще несколько отеческих свидетельств, подтверждающих данную мысль. Тертуллиан: "Пусть выдадут, - говорит он о еретиках, - архивы Церквей своих, объявят порядок своих епископов, так от самого начала преемственно продолжавшийся, чтобы первый епископ имел основателем или предшественником кого-нибудь из апостолов или апостольских мужей. Таким образом ведут счет Церкви апостольские..". Св. Ипполит Римский: "Во епископа да поставляется избранный всем народом, и когда он будет назван и понравится всем, пусть народ соберется вместе с пресвитерами и присутствующими епископами в воскресный день. По согласию всех, да возложат руки на него, а пресвитеры пусть стоят В молчании. Пусть сохраняют молчание все, молясь в сердце, - "вследствие нисхождения Духа. Один из присутствующих епископов, по просьбе всех, возлагая руку на того, который посвящается во епископа, пусть молится, говоря так... Св. Киприан Карфагенский: "Церковь одна, а будучи одна, она не может быть и внутри и вовне. Если она у Новациана, то не была у Корнелия..., который наследовал епископу Фабиану по законному посвящению ... Новациан ... не принадлежит к Церкви; и тот, кто презревши евангельское и апостольское предание, никому не наследуя, произошел от самого себя, не может считаться епископом; не может никаким образом иметь Церковь и обладать ею не посвященный в Церкви". "Или, каким образом может "считаться пастырем тот, кто при существовании пастыря, управляющего в Церкви Божией по преемству посвящения, оказывается чужим и сторонним...?" "Господь наш ... определяя достоинство епископа и управление Своей Церкви, говорит Петру в Евангелии: "Аз тебе глаголю..." (Мф. 16, 18-19). Отсюда последовательно и преемственно истекает власть епископов (vices ерiscoporum ordinatio) и управление Церкви, так что Церковь поставляется на епископах и всяким действием Церкви управляют те же начальствующие". "Поэтому тщательно надобно хранить и соблюдать то, что по Божественному преданию и апостольскому примеру и соблюдается у нас и почти во всех странах: для правильного поставления все ближайшие епископы должны собираться в ту паству, для которой поставляется предстоятель, и избрать епископа в присутствии народа... Мы знаем, что так поступлено и у вас при поставлении нашего товарища Сабина; ему было дано епископство и на него были возложены руки, вместо Василида, с согласия всего братства и по определению епископов, как тех, кои при том присутствовали, так и тех, кои о нем писали к вам. И этого поставления, правильно совершенного, не может уничтожить то обстоятельство..." и т.д. Представляется важным и следующее замечание св. Киприана, что, например, в Риме Корнелий "поставлен во епископа многими нашими товарищами" точнее, "шестнадцатью соепископами". Еще более четко мысль об апостольской преемственности рукоположении выражена у современника и единомышленника св. Киприана епископа Фирмилиана: "... власть отпускать грехи дарована апостолам..., а затем епископам, которые наследовали их по преемству посвящения". Авторитетным голосом древнецерковного учения являются т.н. Правила святых апостолов, в которых по данному вопросу находим следующее указание: "Епископа да поставляют два или три епископа" (правило I). "Пресвитера и диакона и прочих причетников да поставляет один епископ" (правило 2). Вывод из совокупного голоса отцов Церкви первых трех столетий по данному вопросу вполне очевиден: а) Священство и пастырство есть служение великое в Церкви, и оно не людьми установлено, но исходит от Бога Отца и Господа Иисуса Христа и совершается через особое действие Духа Святого. б) Епископ (предстоятель местной Церкви) получает благодать и власть в Церкви по прямому преемству рукоположении, идущих непосредственно от самих апостолов. Таково "Божественное предание" и "закон" посвящений в древней Церкви эпохи первых трех веков. 3. Но если сам факт апостольской преемственности в поставлении священнослужителей в древней Церкви не вызывает сомнений (один из совместных тезисов Третьего Собеседования между представителями Русской Православной Церкви и Евангелическо-Лютеранской Церкви Финляндии, например, гласит: "Посвящение с апостольских времен совершается через преемственное рукоположение с призыванием Святого Духа", это, тем не менее, означает ли он, что преемственность предполагает передачу благодати священства ТОЛЬКО через епископские рукоположения, или же возможны и другие формы как, например, поставление пресвитеров и епископов самой общиной (мирянами-лаиками) или поставление епископа одними пресвитерами? В приведенных выше высказываниях отцов, хотя и говорится лишь о епископах (пресвитерах) как носителях полноты преемственной благодати священства, однако при неоднозначности только что зарождавшейся терминологии у древнейших отцов (как и в Священном Писании) иногда трудно бывает провести различие, между отдельными иерархическими степенями и уяснить их значение в деле сохранения апостольской преемственности священства в Церкви. Эта неоднозначность терминологии и подчас неясность выражений в описании поставлений епископа у древнейших отцов привела некоторых исследователей, в том числе и отдельных русских (напр. проф. А. Покровского, проф. А. Спасского, к неверным выводам. Естественно, что разрешение подобного рода недоумении можно найти лишь в более поздних свидетельствах - отцов 1У-го и последующих веков - эпохи уже окончательно сложившейся терминологии. Поскольку преимущественную значимость имеет соборный голос отцов, в первую очередь укажем на определения Вселенских и Помест¬ных соборов, относящиеся к данному вопросу. Первый Вселенский собор правилом четвертым повелевает "епископа поставляти... всем тоя области епископам", или по крайней мере три, при нужде, должны "совершати рукоположение". Сто пятьдесят отцов Четвертого Вселенского собора в правиле 28, вынося определение о церкви Константинопольской и митрополитах Понта, Асии и Фракии, в частности, постановили: "... каждый митрополит вышеупомянутых областей, с епископами области, должны поставляти епархиальных епископов, как предписано божественными правилами". Об избрании на священно служение говорит третье правило Седьмого Вселенского собора: "Всякое избрание во епископа или пресвитера, или диакона, делаемое мирскими начальниками, да будет недействительно... Ибо имеющий произвестися во епископа, должен избираем быти от епископов, якоже святых отец в Никеи определено в правиле". Антиохийский собор 341 г. определил: "Епископ да не поставляется без собора и присутствия митрополита области" (прав. 19). "Да соблюдается постановление церковное, определяющее, что епископа должно поставляти не инако, разве с собором и по суду епископов, имеющих власть произвести достойного" (прав. 23). Лаодикийский собор 343 г.: "Епископов по суду митрополитов и окрестных епископов поставляти на церковное начальство"(прав. 12). Карфагенский собор 419 г.: "Многие епископы, собравшись, да поставляют епископа. А по нужде три епископа, в каком бы месте не были они, по повелению первенствующего да поставят епископа" (прав. 13). "Да соблюдается древний чин: менее трех епископов, как определено в правилах, да не признаются довольными для поставления епископа" (прав.60). Апостольские постановления: "Епископ да рукополагается тремя или двумя епископами. Если рукоположится одним епископом, то да будет извержен и он, и рукоположивший его. А если рукоположиться ему одним епископом заставит необходимость, по невозможности присутствовать большему числу епископов, во время гонения или по другой подобной причине, то до представит он согласие на то боль¬шего числи епископов" (Книга УШ, гл. 27). Соборные правила, таким образом, решительно утверждают о том, что епископа могут поставлять, то есть хиротонисать, только епископы. Высказывания отдельных отцов этой эпохи по данному вопросу, будучи единодушны и с соборным учением Церкви и между собой, очень многочисленны. Мы приведем здесь поэтому лишь немногие в качестве иллюстрации. Св. Василий Великий относительно практики принятия отпадших от Церкви писал: "Но впрочем, древним, разумею Киприана и нашего Фирмилиана, рассудилось всех их... подвести под одно определение; потому что, хотя начало отделения было вследствие раскола, но отступившие от Церкви не имели уже на себе благодати Святого Духа, так как преподаяние оной оскудело по пресечении преемства, и хотя первые отделившиеся имели рукоположение от отцов, и через возложение рук их получили духовное дарование; но отторгнувшиеся, сделавшись мирянами, не имели власти ни крестить, ни рукополагать, и не в состоянии были передать другим благодать Святого Духа, от которой сами отпали". Обращает на себя внимание здесь та мысль, что Василий Великий как о само собой разумеющемся говорит о рукоположении от отцов через возложение рук, благодаря чему только служитель получает власть священнодействовать, доколе он в Церкви. Святой Иоанн Златоуст в толковании на первое послание к Тимофею (1У.14) пишет: "Не о пресвитерах говорит он (ал. Павел) здесь, а об епископах, потому что не пресвитеры рукополагали епископов". Он же в беседе на слова апостола Павла к Титу "Для того я ос¬тавил тебя в Крите, чтобы ты довершил не доконченное и поставил по всем городам пресвитеров", - говорит: "Там, где была опасность и великое затруднение, он исправлял все сам личным присутствием; а что доставляло более чести или славы, то поручает ученику, именно: рукоположение епископов и все другое ..." Он же в беседе на послание к Филиппийцам: "А пресвитеры не могли рукополагать епископов". Отцы поместного собора в Александрии (340 г.), на котором присутствовало "почти сто епископов", в своем Окружном послании писали в защиту святителя Афанасия следующее: "Говорят (ариане), что по кончине епископа Александра, когда некоторые, и то немногие, напомнили об Афанасии, он был рукоположен шестью или семью епископами тайно, в сокровенном месте. Это писали и царям сии люди, не отказывающиеся писать всякую ложь ... И что рукополагали его многие из нас, в глазах у всех и при общем всех восклицании, - сему опять мы, рукополагавшие, служим более достоверными свидетелями, нежели те, которых при сем не было и которые говорят ложь". Святой Епифаний Кипрский в своем "Панарии" говорит против севастийского еретика Аэрия: "Он (Аэрий) говорит, что епископ и пресвитер - одно и то же. Как же это возможно? Сан епископский рождает отцов для Церкви, а сан пресвитерский, будучи не в состоянии рождать отцов, рождает чад для Церкви посредством бани пакибытия, а не отцов или учителей. И как можно поставлять пресвитеру, не имеющему права рукоположения? иди как можно назвать пресвитера равным епископу?" Евсений Памфил так сообщает, например, об одном из случаев поставления епископа Иерусалимского в 90-х годах II-го века: "Ког¬да Наркисс удалился в пустыню, и никто не знал, где он находится, тогда епископы сопредельных церквей заблагорассудили рукоположить на его место другого, которому имя было Дий". Все эти свидетельства отцов древней Церкви (а их можно было бы значительно, умножить) с несомненностью свидетельствуют о единой практике поставления епископов в древней Церкви, а, следовательно, и о едином понимании апостольского преемства в совершении таинства священства. Правда, противоречат, на первый взгляд, согласию отцов в данном вопросе следующие слова блаж. Иеронима из Письма к Евангеду: "... апостол ясно учит, что пресвитеры суть те же епископы ... выслушай и еще свидетельство, в котором очевиднейшим образом утверждается, что епископ и пресвитер одно и то же... (Тит. I, 5-7)... А что впоследствии избран один и поставлен начальником над остальными, - это сделано для устранения раскола... Ибо в Александрии, со времен евангелиста Марка даже до епископов Иракла и Дионисия, пресвитеры всегда выбирали одного из среды своей и, возведши его на высочайшую степень, называли епископом, - так точно, как войско делает императором, а диаконы из своей среды выбирают такового, который известен игл за человека рачительного, и называют его архидиаконом. Ибо, что делает епископ, исключая рукоположение, чего не делал бы пресвитер?" Однако, в данном случае бл. Иероним не высказывал мысли о поставлении епископа пресвитерами, так как свое сообщение он прямо заключает: "Ибо что делает епископ, исключая рукоположение, чего не делал бы пресвитер?" Архиепископ Лоллий (Юрьевский) (+1935) в своем глубоком научном исследовании вопроса о рукоположениях в древней Церкви в отношении данного свидетельства блаж. Иеронима приходит к следующему выводу: " Как только мы дочитаем слова блаж. Иеронима до этого конца, то сразу же станет понятным, почему он, говоря о правах александрийских пресвитеров древнейшего периода, указывает на то, что эти пресвитеры "выбирали", "возводили на высочайшую степень", "нарекали епископом" своего избранника, действовали подобно войску и диаконам, но не говорит, чтобы они "рукополагали" и действовали подобно епископам прочих Церквей. Иероним в данном случае сам же и поясняет, почему пресвитеры не рукополагали: рукоположение есть исключительная функция епископского сана. Не только в данном отрывке из Иеронима, но и вообще нигде в его творениях мы не встречаем речи о том, чтобы пресвитеры (священни¬ки) имели где-либо и когда-либо право совершать рукоположения и фактически совершали бы эти рукоположения. При чтении приведенного отрывка невольно приходят на память слова св. Иоанна Златоуста: "И пресвитеры получили, учительство и предстоятельство в Церкви, и что говорит (ап. Павел) о епископах, относится и к пресвитерам, ибо одним только рукоположением преимуществуют епископы и этим одним представляются они превосходящими пресвитеров". Архиепископ Лоллий, таким образом, показывает, что данное высказывание блаж. Иеронима нисколько не противоречит ни его (Иеронима) собственным убеждениям, которые он неоднократно выражает в своих трудах, ни, следовательно, и всеобщему согласию древних отцов Церкви в данном вопросе. Выдающийся русский историк прошлого века В.В. Болотов резюмирует свои исследования по вопросу о рукоположениях в древней Церкви в следующих словах: "... мы не знаем ни одного определенного случая, когда бы епископа поставляли пресвитеры". И еще более решительно он пишет о другой возможности: "Наименее оправданным оказывается предполагаемый демократический принцип церковной иерархии: нигде мы не находим подтверждающих его фактов; решительно нет примера, чтобы когда-нибудь община посвятила себе пресвитера или епископа". Обращаясь теперь к ранее поставленному вопросу о законных совершителях рукоположении пастырей Церкви, можно, исходя из уче¬ния отцов эпохи Соборов, констатировать, что постановление священно служителей ( и в первую очередь епископов) совершается только епископами; это право епископы имеют в силу преемства их рукоположении, идущих от самих апостолов; благодать священства, даруемая пастырю при рукоположении, может быть отнята лишь по причине его преступления против Церкви, а не по воле людей; епископское посвящение носит особый благодатный характер, отличный от присущей всем христианам благодати "царственного священства"; эта особая благодать священства, в полноте присущая епископу, имеет и другие, низшие степени, в частности, пресвитера и диакона; пресвитеры и диаконы рукополагать не могут. Таковое право имеет только епископ и, следовательно, апостольское преемство рукоположении в Церкви осуществляется лишь через епископа. 4. Отцы Церкви эпохи Соборов не внесли, как видим, ничего принципиально нового в древнецерковное, а точнее, апостольское учение о священстве и пастырстве. Они смотрят на священство, как на служение, получающее особую благодать, и в силу этого особое право на учение, управление и священнодействие в Церкви, только через законную преемственность рукоположении, идущую от самих апостолов и продолжающуюся через епископов. Это же учение содержалось Церковью и в первые три века, и именно его сохраняли, на нем основывались и на него ссылались отцы всех последующих веков. И хотя в историческом развитии жизни Церкви менялись отдель¬ные формы, вводились новые молитвы и составлялись целые чины посвящения пастырей, однако в ней всегда' оставался неизменным сам догматический принцип: апостольская преемственность в рукоположениях осуществляется и сохраняется только через епископа. В этом пункте мы видим полный соnsensus patrum. Тезисы по докладу Основные выводы по вопросу о значении апостольской преемственности для священства и пастырства по учению отцов Церкви можно выразить в следующих тезисах. 1. Апостольская преемственность во всем объеме своего содержания являет собой полноту основ христианского ведения и жизни в Церкви. Отсюда очевидна ее безусловная значимость для всех христиан и преимущественно для тех, кто призван к особому служению в Церкви-священства и пастырства. 2. В специальном значении апостольская преемственность означает непрерывность рукоположении, идущую от апостолов, в поставлении священнослужителей в Церкви. 3. Эта преемственность идет от апостолов через епископов, которые только, по учению отцов Церкви, имеют право рукополагать епископов, пресвитеров, диаконов и других клириков. То есть епископат, по учению отцов Церкви, является единственно законным преемником апостолов в поставлении священнослужителей в Церкви. 4. Поскольку все таинства богочеловечны, то Божественным установлением в Церкви Дух Святой действует в них через определенный и неизменный в своей сущности человеческий ритуал. Таковым в постав¬лении священнослужителей от начала бытия Церкви является преемственное рукоположение, идущее от апостолов и осуществляемое только через епископов. 5. Пастырство, будучи прямой обязанностью священнослужителей (главным образом, епископов и пресвитеров), естественно сопряжено в силу этого с апостольской преемственностью рукоположений.


Страница сгенерирована за 0.29 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.