Поиск авторов по алфавиту

Автор:Без автора

Рассуждения собора относительно Ивы, епископа едесского

Святой собор сказал: „думаем, что из послания, написанного благочестивой памяти Проклом, для всех ясно, что у него не свободно от обвинения предложенное послание к Маре персу; ибо оно защищает Нестория и во всем подтверждает сочинения нечестивого Феодора, которые святой памяти Прокл предписал ему анафематствовать: так как в них он чтит двух сынов. Остается продолжить исследование и прочего, принадлежащего к настоящей главе“.

Феодор, епископ Кесарии каппадокийской, Андрей ефесский, Мегефий Гераклеи фракийской, Евсевий тирский, вставши, сказали: „напоминаем вашей святости, которая в точности это знает, что прежде, нежели собрался в Халкидоне собор, Ива несколько раз был обвиняем за нечестивые главы и за учение, помещенное в послании, которое он, говорят, написал к Маре персу. И, во-первых, некоторые клирики церкви города Едессы и военные люди, пришедши в царствующий город, беспокоили благочестивой памяти Феодосия, и святой памяти Прокла, тогдашнего епископа города Константинополя, донесениями на Иву в том, что он, как говорили, защищал нечестие Нестория, перевел нечестивые главы Феодора на сирский язык и разослал повсюду; о чем писал также святой памяти Прокл, как вы знаете, к Иоанну, епископу антиохийскому, чтобы он убедил Иву отступить от нечестия Нестория и глав Феодора, в котором был обвиняем. Когда же от писаний благочестивейшей памяти Прокла не последовало никакого исправления по жалобам обвинителей, то они, по смерти Иоанна, беспокоили его преемника Домна, опять обвиняя Иву. А как Домн не принял их, то опять те же обвинители, прибыв в царствующий город, беспокоили о том же упомянутого благо-

140

 

 

честивой памяти Феодосия, и святой памяти Флавиана, сделавшегося тогда епископом города Константинополя после святой памяти Прокла. Приняв прошения, как священной памяти Феодосий, так и святой памяти Флавиан, поручили исследование того, в чем обвинялся Ива, Фотию, епископу тирскому и Евтихию, епископу беритскому, и отправлены были исполнителями сего дела – от священной памяти императора Феодосия трибун Дамасций с уполномочивающими его на это грамотами, а от святой памяти Флавиана Евлогий, диакон святой константинопольской церкви, с его посланиями к Фотию и Евстафию. Эти исполнители, прибыв в Тир, привели Иву и его обвинителей к епископам Фотию и Евстафию. Обвинители в обвинение этого Ивы представили как другие богохульства Ивы, так и нечестивое послание его, в котором он, сверх других содержащихся в нем богохульств, называет святого Кирилла еретиком и двенадцать его глав нечестивыми, а первый ефесский святой собор поносит за то, что он будто бы без суда и следствия обвинил Нестория. Ива, опровергая представленное сверх этого обвинение, в оправдание сказал, что он ничего подобного не говорил о святом Кирилле, после того как он соединился с восточными. Между тем, нечестивое послание своим содержанием доказывает, что оно написано после соединения. Итак, ясно, что Ива, сказав, что он ничего не говорил против Кирилла после соединения, отказывается от послания. Но Фотий и Евстафий, недовольные его отказом, постановили определение, чтобы Ива прибыл в Едессу, публично в церкви анафематствовал Нестория и нечестивое его учение, которое защищал в своем нечестивом послании, а первый ефесский собор, который он поносил в том же нечестивом послании, принял как собранный Святым Духом, и считал его равным святому собору трехсот восемнадцати святых отцов. Когда это было таким образом решено и еще не было приведено в исполнение, как можно усмотреть из последующего делопроизводства, Ива извергается от епископства, равно как и Домн, епископ антиохийский, обвиненные в том, что они оскорбляли и поносили святого Кирилла и проповедуемую им правую веру; и на место Ивы в едесскую церковь Максимом поставляется Нонн. Поэтому, когда созваны были святейшие епископы на святой вселенский собор в Халкидон, то Ива не был зван, а заседал на святом соборе Нонн, как епископ едесской церкви, который и после того, с своим озройским собором, писал ответ 1) благочестивой памяти (императору) Льву, спрашивавшему о халкидонском соборе и некоторых других предметах и таким образом был

___________________

1) Находится в 3-м отделении халкидонского собора, гл. 31; по русск. переводу том. 4, стр. 528–531. Изд. 2-е, стр. 234.

141

 

 

в числе тех, которые писали окружные послания. – После того, как святой халкидонский собор произнес определение о вере, производилось дело о Иве, и во-первых, желая в поднятом против него деле избегнуть жалоб тех, которыми был обвиняем, он, хотя воспользовался судом Фотия и Евстафия, но обвиняется бывшими при них деяниями, равно как и нечестивое его послание, также прочитанное на халкидонском соборе. Потом Ива, избегая обвинения, тотчас после того, прочитанного на соборе, когда еще не было сделано никакого об этом рассуждения, упреждая, сказал: „пусть прикажет ваше человеколюбие прочитать письмо едесских клириков, дабы вы знали, что я чужд того, что возводится на меня“ 1). И особенно он пользуется письмом клириков города Едессы, везде опасаясь обвинения за нечестивое послание. Что мы сообщили истину, знает ваш святой собор, который помнит и все прочее и особенно деяния, бывшие в Халкидоне. Итак, надобно удивляться, каким образом, после того как это воспоследовало и ясно обнаружено нечестие, содержащееся в послании, от которого даже там Ива отказался, некоторые стараются защищать это (послание) во имя святого халкидонского собора, не потому, будто о нем имеют заботу, но потому, чтобы подтвердить свое нечестие. Ибо, употребляя еретическое коварство, они пользуются теми или другими из речей, высказанных о Иве на святом халкидонском соборе как будто бы в защиту послания, написанного к Маре персу, покушаются иные из них истолковать ложно. Итак, мы почли необходимым с ясностью представить вашему, знающему также и это, блаженству все относящееся сюда; так как несомненно, что в соборах должно внимать не тем или другим речам, но тому, что определяется всеми вообще или большинством. Впрочем, если кто внимательно исследует и то, что в той или другой речи было высказано будто бы в защиту этого послания, то найдет в них полнейшее отвержение послания. Когда же они подтвердили суд Фотия и Евстафия, это не иное что значит, как осудить нечестивое послание. Ибо против него и содержащегося в нем был произнесен суд Фотия и Евстафия, которыми было предписано Иве принять первый ефесский святой собор, поносимый в нечестивом послании, а анафематствовать виновника злостного нечестия Нестория и его последователей, которых он защищал в том же нечестивом послании. Последуя этому суду Фотия и Евстафия, и все епископы присудили ему анафематствовать и Нестория и его нечестивое учение. А Ювеналий, епископ города Иерусалима, высказал, что Ива, как раскаявшийся в ереси, а особенно ради старости, заслужи-

___________________

1) Слич. том. 4, стр. 229. Изд. 2-е, стр. 102.

142

 

 

вает прощения и милосердия, согласно преданию Церкви; эту речь, так ясно произнесенную против нечестивого послания, защитники Ивы не преминули истолковать ложно. Фалассий, епископ Кесарии в первой Каппадокии, в своей речи ясно показал, что он никогда бы не принял Иву, если бы тот не обещался анафематствовать то, что представлено против него из сочинений обвинителями. А известно, что обвинители Ивы представили в обвинение его послание, написанное к Маре персу. Иоанн, епископ севастийский, и Селевк амасийский, и Константин мелитенский, и Патрикий тианский, и Петр гангрский, и Атарвий трапезунтский, заступавший место Дорофея неокесарийского, – все митрополиты, высказавшиеся подобным же образом, присудили принять Иву по той причине, что он отказался от того, что возводили на него обвинители его и большую часть чего составляет послание. В речи их содержится следующее: „определение благочестивейших епископов Фотия и Евстафия показывает, что почтеннейший епископ Ива невинен; равно и отрицание Ивы склоняет нас к тому, чтобы принять его; притом, милосердие всегда любезно Христу“ 1). Итак, если и Ювеналий присудил принять Иву, как раскаявшегося в некоторой ереси, и Фалассий и упомянутые митрополиты присудили (принять его), как отказавшегося, во время бывших при Фотие деяний, от того, что возводили на него обвинители, то есть, от представленного в обвинение его послания, писанного к Маре персу, и все благочестивейшие епископы присудили ему анафематствовать Нестория, которого послание защищает: то каким образом защитники его решаются клеветать на Евномия, будто он в своей речи часть послания осуждал, а часть одобрял, когда все послание полно нечестия? Потом и Ива отказался от него теми своими словами, что после соединения он не находит ничего сказать против Кирилла; а Фотий и Евстафий при таком его отказе сказали, что отказа от ереси достаточно для благочестия. Если же кто соглашается, как они говорят, что первая часть послания нечестива, а последняя правильна, то и таким образом послание не может избегнуть должного ему обвинения. Ибо во всех ересях, хотя и случалось еретикам сказать что-нибудь правое, они за это не освобождались от обвинения в нечестии. А здесь, очевидно, Евномий не одобрил никакой части послания, потому что он этим противоречил бы самому себе, одно и тоже похваляя и охуждая. В речи Евномия содержится следующее: „из того, что прочитано, почтеннейший Ива оказывается невинным. Ибо в чем, казалось, он был виновен, то есть, что злословил святого Кирилла, в последствии времени правым исповеданием он отверг

___________________

1) Слич. том. 4, стр. 244. Изд. 2-е, стр. 108.

143

 

 

это, в чем обвинялся. Поэтому и я полагаю, что он достоин епископства, если анафематствует Нестория и Евтихия и их нечестивые учения, и соглашается с тем, что написано благочестивейшим епископом Львом, и с этим вселенским собором“ 1). Из этого оказывается, что Евномий высказал такую речь, имея в виду бывшие при Фотие и Евстафие деяния, из которых видно, что Ива заявил, что до соединения, состоявшегося между блаженным Кириллом и восточными, он вместе с другими злословил его, а после соединения не находит, как говорит, ничего сказать против святого Кирилла. А те, которые говорят, что первая часть послания нечестива, а последняя правильна, оказываются клеветниками. Ибо содержание последней части послания полно большего нечестия, потому что оно оскорбляет святой памяти Кирилла и мудрствующих подобно ему, и защищает совершенно нечестивую секту Нестория. Поэтому-то все вместе епископы, по произнесении речей, единогласно воскликнули: „только пусть он анафематствует его учение“ 2). И, таким образом, Ива, анафематствовав Нестория и Евтихия и их нечестивые учения, равно как и всех, мудрствующих не так, как мудрствует святой собор, был принят. Итак, отсюда видно и то, что Ива не только отверг, но и анафематствовал послание, составленное во всем противно определению, изложенному святым халкидонским собором, как и ваше блаженство найдет посредством исследования“.

Святой собор сказал: „и мы знаем, что это было так; впрочем, считая более безопасным судить об этом на основании того, что изложено на предшествовавших святых соборах, и зная, что подняты были некоторые (вопросы) на первом ефесском святом соборе о посланиях святого Кирилла, а на самом халкидонском соборе о послании святой памяти папы Льва, мы признали необходимым объявить из деяний упомянутых святых соборов те части, которые содержат это, дабы с полнейшей точностью мы могли сделать на основании этого разбирательство предложенного (дела)“.

___________________

1) Слич. том. 4, стр. 243–244. Изд. 2-е, стр. 108.

2) Слич. том. 4, стр. 245. Изд. 2-е, стр. 109.


Страница сгенерирована за 0.38 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.